LIBRARY.MD is a Moldavian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: MD-223
Author(s) of the publication: В. Н. Виноградов

Share with friends in SM

В последнее десятилетие румынская историография с возрастающим интересом и интенсивностью обращается к периоду 1914 - 1918 годов 1 . Это внимание вполне объяснимо: на годы первой мировой войны приходится важнейший этап национального объединения румынского народа. Вхождение в состав "Старого королевства" районов бывшей Австро-Венгерской монархии, где преобладало румынское население (Трансильвания, Восточный Банат, Южная Буковина), завершило процесс собирания румын под одной государственной "крышей". В историографии СРР представлен широкий круг проблем 1914 - 1918 гг.: отношение различных классов и социальных групп к объединению, рабочее и социал-демократическое движение этого периода, внешняя и внутренняя политика правящих кругов, участие румынской армии в войне, воздействие Великой Октябрьской социалистической революции на Румынию, проблемы распада Австро-Венгрии и национального движения угнетенных народов.

История Румынии 1914 - 1918 гг. привлекает также внимание советских ученых 2 . Судьбы нашей Родины и Румынии тесно соприкасались в то время. На румынской земле в 1916 - 1917 гг. сражалась почти миллионная союзная русская армия; Февральская и особенно Октябрьская революции имели далеко идущие последствия для нацио-


1 Кроме многочисленных журнальных статей, эти вопросы затрагиваются в книгах: Toaca I. Resistenta maselor populare din territoriul ocupat de trupele puteriler centrale între anii 1916 - 1918. Bucuresti. 1971; Popescu-Puturi I., Deac A. Unirea Transilvaniei cu România. Bucuresti. 1972; România în primul razboi mondial. Bucuresti. 1979; Musat M., Ardeleanu I. Viata politica în România 1918 - 1921. Bucuresti. 1976; Maresti, Marasesti, Oituz. Documente militare. Bucuresti. 1577; Bulei I. 1916 - zile de vara. Bucuresti. 1978; Deac A., Toaca I. Lupta poporului roman împotriva cotropitorilor 1916 - 1918. Bucuresti. 1978; Popa M. Primul razboi mondial. Bucuresti. 1979, etc. См. также библиографический справочник: Petcu M. etc. Romania în primul razboi mondial. Contributii bibliografice. Bucuresti, 1975.

2 Нотович Ф. И. Дипломатическая борьба в годы первой мировой войны. Т. 1. М. -Л. 1946; его же. Бухарестский мир 1918 г. М. 1959; Емец В. А. Противоречия между Россией и союзниками по вопросу о вступлении Румынии в войну (1915 - 1916 гг.). В кн.: Исторические записки. Т. 56. М. 1956; его же. Очерки внешней политики России в период первой мировой войны. М. 1977; Кросс Б. Б. Констанцское свидание. - Ученые записки Шуйского пединститута, 1959, вып. VIII; его же. Русско-румынские дипломатические отношения в период июльского кризиса 1914 г. - Там же, 1960, вып. IX; Нарцов В. Н. Румыния в первой мировой войне. Кишинев. 1959; Френк и н М. С. Революционное движение на Румынском фронте. М. 1964; Виноградов В. Н. Русско-румынские отношения в годы первой мировой войны. В сб.: Новая и новейшая история Румынии. М. 1962; его же. Румыния в годы первой мировой войны. М. 1969; его же. Вступление Румынии в первую мировую войну. - Новая и новейшая история, 1976, N 5; Мошану А. К. Новые материалы о положении и борьбе трудового крестьянства Румынии в 1914 - 1916 гг. В сб.: Колониальная политика и национально-освободительное движение. Кишинев. 1959; Рожко В. М. Дружба, закаленная в боях. Кишинев. 1965; Спиваковский Е. И. Великий Октябрь и Румыния. -История СССР, 1968, N 6; Под знаменем пролетарского интернационализма. Деятельность румынских интернационалистов на территории Страны Советов. 1917 - 1920. М. 1970.

стр. 56


нального и социально-классового развития соседней страны; румынское коммунистическое движение рождалось одновременно на земле отечества и в среде интернационалистов в России.

Учитывая нынешнее состояние изучения вопроса об участии Румынии в первой мировой войне, целесообразно еще раз вернуться к некоторым аспектам этой актуальной в научном и политическом отношениях проблемы.

В Трансильвании и других входивших в состав Австро-Венгрии областях проживало около 3 млн. румын, подвергавшихся в дополнение к социальному также национальному гнету и упорно боровшихся за свои права. Их положение вызывало волну протеста среди румын "Старого королевства". Движение за объединение румынского народа имело глубокие исторические корни и в той или иной степени охватывало и буржуазно-помещичьи политические круги. Желание объединиться с соплеменниками, отделенными от родины государственной границей, являлось вполне закономерным. В этой части внешнеполитические планы господствующих классов соответствовали национальным интересам страны, были исторически оправданны и прогрессивны - в том, разумеется, гипотетическом случае, когда речь шла о "чистом" объединении этнически однородных земель. Иное дело, если этот процесс в той или иной степени прикрывал, камуфлировал стремление наряду с объединением и под его благовидным предлогом прихватить заодно и чужие территории, освятив это лозунгами борьбы за национальное объединение.

История отнюдь не подтверждает, что румынская олигархия была прежде всего озабочена решением задачи освобождения "братьев из-за Карпат". В 1883 г. она вступила в военный союз с Германией и Австро-Венгрией, а последняя была той самой державой, где подвергалось угнетению многочисленное румынское население. Присоединение "Старого королевства" к Тройственному союзу было прямым предательством в отношении национального движения трансильванских румын. Ездивший для переговоров в Берлин и Вену румынский премьер-министр И. К. Братиану- старший не скрывал, что взоры его и его коллег устремлены в сторону России. Встревоженный аппетитами собеседника, Бисмарк осадил его, когда тот начал строить "румынские воздушные замки" относительно территориальных приобретений за счет восточного соседа 3 . Бисмарк считал нужным соблюдать осторожность и не допускать в тексте соглашения прямого упоминания о России. - "иначе у румын всегда будет сильное искушение, если к тому представится юридическая возможность, ради румынских реваншистско-завоевательных вожделений, простирающихся до Днестра и дальше, воспользоваться участием германо-австро-венгерских войск численностью почти в два миллиона" 4 .

Союз с Германской и Австро-Венгерской империями 30 лет являлся основой внешнеполитического курса королевской Румынии. Договор 1883 г. регулярно продлевался и сохранял свою силу даже во время самых жестоких преследований, которым подвергались руководители румынского национального движения в Трансильвании. В последний раз румынское правительство поставило под ним подпись незадолго до первой мировой войны.

Однако узы союза постепенно слабели. Румынская олигархия ощущала политическое и психологическое неудобство тесных связей с угнетателями зарубежных соплеменников. Не давало сотрудничество с центральными державами и ожидаемых внешнеполитических дивиден-


3 Die Grosse Politik der europäischen Kabinette 1871 - 1914. Bd. 3. Brl. 1922, S. 268.

4 Ерусалимский А. С. Бисмарк. Дипломатия и милитаризм. М. 1968, с. 203.

стр. 57


дов. Шли годы и десятилетия, а вопрос о территориальных приращениях не "размораживался". В начале XX в. в Бухаресте стали вызревать планы укрепления положения Румынии на Балканах за счет южной соседки, Болгарии. В австро-венгеро-румынской военной конвенции 1900 г. упоминались притязания румынских правителей на четырехугольник Силистра - Русе - Шумен- Варна 5 . Летом 1909 г. И. И. К. Братиану (сын румынского премьера 70 - 80-х годов XIX в. и тоже премьер) во время визита в Вену и Берлин дал понять, что в случае болгаро-турецкой войны Румыния будет претендовать на болгарскую территорию - по линии Варна - Русе. Но это заявление не встретило отклика: германская и австрийская дипломатия вела тогда крупную игру на Балканах, усиленно завлекая болгарских правителей в свои тенета. Поднятый Братиану вопрос сочли поэтому "неактуальным" и рекомендовали ему занять "пассивную и выжидательную позицию".

Но это ни в коей мере не отвечало настроениям, царившим в Бухаресте. Отставать от соседей, нарушивших в 1912 - 1913 гг. в ходе Балканских войн "равновесие" в регионе, румынская олигархия не желала, благо поводов для вмешательства в события было сколько угодно: изменение статус-кво на Балканах, усиление Болгарии, претензии ее руководителей на гегемонию в Юго- Восточной Европе. Поэтому в 1913 г. правительство Т. Майореску (кстати, принадлежавшее к консервативной германофильской группировке в правящих кругах Румынии), к великому неудовольствию Вены и Берлина, вступило в военный союз с Сербией, Грецией и Турцией и после "военной прогулки" в Болгарию, не сопровождавшейся никакими боевыми действиями, отторгло у нее Южную Добруджу, крепость Силистру и район Добрич-Балчик на правом берегу Дуная. Бухарестский договор 1913 г. между Болгарией, с одной стороны, и Румынией, Сербией, Черногорией и Грецией - с другой, заключенный без участия великих держав (точнее, навязанный победителями Болгарии), ни в коей мере не способствовал упрочению положения на юго-востоке Европы; он посеял зерна новых конфликтов и создал благоприятную атмосферу для маневров крупных империалистических хищников и вербовки ими союзников на Балканах в предвидении приближавшейся мировой схватки.

Участие румынской олигархии во второй Балканской войне явилось как бы прологом к тому курсу, которого она придерживалась в ходе начавшегося в 1914 г. конфликта. Расхождения с официальными союзниками, усилившиеся в связи с национальным угнетением румын, живших в Австро-Венгрии, противоречия с последней - все это создавало у держав Антанты благоприятные предпосылки для перетягивания Румынии на свою сторону. В июне 1914 г. Николай II в сопровождении министра иностранных дел С. Д. Сазонова посетил Констанцу. Пока царь вел беседы с королем Каролем I по составленной в российском МИД программе, Сазонов имел менее официальные, но более важные по существу беседы с главой румынского правительства Братиану 6 . Российский министр пришел к выводу: "Румыния постарается присоединиться к той стороне, которая окажется сильнейшей и которая будет в состоянии посулить ей наибольшие выгоды" 7 .

Последующие события подтвердили это. Созванный в начале августа коронный совет в королевской резиденции Синая не откликнулся на предложение германского и австрийского кабинетов о выполнении союзнических обязательств и провозгласил политику "вооруженного выжидания" 8 (именно выжидания, а не нейтралитета!). "Формула


5 История Румынии 1848 - 1917 гг. М. 1971, с. 370.

6 Кросс Б. Б. Констанцское свидание.

7 Международные отношения в эпоху империализма (далее - МОЭИ). Сер. III. Т. III. М.-Л. 1933, с. 388.

8 Adevarul, 24.VII.1914.

стр. 58


вооруженного выжидания, - пишет румынский исследователь А. Иордаке, - была принята и поддержана правительством; другая формулировка нейтралитета слишком возбуждала подозрения Центральных держав" 9 . Немцам сообщили, что Румыния и впредь будет поддерживать действия Германии; однако немедленное ее выступление невозможно, поскольку следует учитывать опасность удара со стороны России, а также по причине широко распространившихся в стране антиавстрийских настроений. Братиану информировал Вену, что в случае болгарского нападения на Сербию Румыния не будет ничего предпринимать 10 . Румынская олигархия оставляла на произвол судьбы союзника по недавней второй Балканской войне.

Разумеется, отказ румынского правительства от поддержки Центральных держав был с одобрением встречен Антантой. Двери для переговоров об условиях присоединения Румынии к этой группировке были открыты. Но Братиану не прерывал связей и с германо-австрийским блоком. Мысль о том, что расточавшиеся премьером достаточно неопределенные, но в то же время соблазнительные обещания о возможности возвращения в Тройственный союз были с его стороны лишь тактическим ходом, не представляется убедительной: слишком уж тщательно сохранялась эта возможность. Румынское правительство официально не расторгло союза. Немногочисленная, но активная прогерманская группировка Б среде олигархии была готова занять место у кормила власти в случае, если военная судьба решительно повернется в сторону прусского меча. В печати неоднократно и весьма откровенно выражалась тревога, как бы не "сесть не в ту телегу". Выступление в парламенте в декабре 1914 г. одного из самых убежденных сторонников Антанты, К. Милле, достаточно показательно для характеристики царивших настроений: "Мы не можем примкнуть ни к одной из нынешних группировок, ибо не можем предугадать исхода войны" 11 .

Основная масса румынской буржуазии была настроена в пользу Антанты и в немалой степени потому, что последняя обещала Румынии Трансильванию. Перспектива освобождения проживавших в Австро-Венгрии румын обеспечивала этому курсу общественную поддержку. Но не исключался совершенно и другой путь. О возможности его откровенно писал проантантовски настроенный публицист М. Бибирь-Стурия в 1916 г.: "Представим себе сейчас, что наши политические мужи по знаку Германии-победительницы кликнули бы нам с радостной улыбкой лотерейного удачника: "Пошли, ребята, в Бессарабию! Эти обширные и необъятные поля до Днестра, Днепра или даже Дона будут вашими!" И прославят барды и воспоют поэты творцов великой Румынии! А искусные и многоопытные историки по повелению свыше постараются доказать на основе неопровержимых документов.., что Одесса и раньше была румынским городом" 12 .

В советской историографии подробно проанализированы переговоры Братиану с представителями держав Антанты 13 . Отправной их точкой явилось признание со стороны российской дипломатии за Румынией "права присоединить населенные румынами области Австро-Венгерской монархии" 14 . Об этом говорилось в нотах, которыми обменя-


9 Iordache A. La declaration de neutralite de la Roumaine au çommencement de la premiére guerre mondial. - Revue roumaine d'histoire, 1974, N 1, p. 141.

10 Biblioteca de stat. Filiala N. Balcescu. Fond Bratianu, pach. XVIII, N 83.

11 Desbaterile adunarii deputatilor 1914 - 1915. Bucuresti. 1915, p. 17.

12 Цит. по: Левит И. Э. Участие фашистской Румынии в агрессии против СССР. Кишинев. 1981, с. 49.

13 Нотович Ф. И. Дипломатическая борьба в годы первой мировой войны; Емец В. А. Противоречия между Россией и союзниками по вопросу о вступлении Румынии в войну (1915 - 1916 гг.); его же. Очерки внешней политики России; Виноградов В. Н. Румыния в годы первой мировой войны; его же. Вступление Румынии в первую мировую войну.

14 МОЭИ. Сер. III. Т. VI, ч. 1, N 340.

стр. 59


лись Сазонов и Братиану 18 сентября (1 октября) 1914 года. После этого переговоры продолжались еще почти два года, и все это время шел торг вокруг территориальных притязаний румынской олигархии, выходивших за этнические рамки. Правительство консультировалось с лидерами оппозиции, советовалось с генеральным штабом. Наконец, 18 апреля (1 мая) 1915 г. премьер предъявил свою программу, согласованную с ведущими деятелями всех буржуазных партий и выражавшую требования румынской олигархии в целом 15 . Ознакомление с этой программой произвело в российских политических кругах, ориентировавшихся на формулу о присоединении этнически румынских земель, впечатление грома с ясного неба. Программой предусматривалось проведение будущей румынской границы "по линии Прута в Буковине, граница между Марморош-Сигетским комитатом, линия, идущая от Васарош-Намени приблизительно до Сегедина, а затем линия Тисы и Дуная", которая охватывала украинские земли в Северной Буковине и Закарпатье, венгерские в долине Тисы и сербские в Западном Банате. Рубежи своего государства румынская олигархия думала перенести под стены сербской столицы. "Притязания неприемлемы, - писал о них Сазонов, - так как мы не можем согласиться ни на отдачу под власть Румынии русского населения Буковины и Угорщины, ни на допущение румын к самому Белграду, для которого они могут стать не меньшей угрозой, нежели до сих пор были австрийцы" 16 .

Однако не во власти царизма было воспрепятствовать этим притязаниям. Неудачная военная кампания 1915 г. увеличила его зависимость от союзников. А в западных столицах готовы были оплатить вступление Румынии в войну за счет интересов и России и Сербии. Под англо- французским дипломатическим нажимом российские МИД и ставка капитулировали. Сазонов телеграфировал правительствам Великобритании и Франции: "Вследствие новых настояний наших союзников я согласен заключить с Румынией политическое и военное соглашение на поставленных Братиану условиях, хотя считаю это не отвечающим достоинству четырех великих держав и не достигающим цели, так как Румыния сохранит полную возможность остаться бездействующей, заручившись только обещанием с нашей стороны полного удовлетворения ее пожеланий" 17 . Попытка Сазонова оговорить при этом хотя бы согласие Братиану на право банатских сербов, которых Антанта без их согласия и ведома "передавала" королевской Румынии, иметь школу на родном языке натолкнулась на категорический отказ.

Такой же неудачей окончились совещания посланника в Бухаресте С. А. Поклевского с представителями оппозиции, в ходе которых он указывал на необоснованность и чрезмерность притязаний главы румынского правительства. Все государственные мужи их одобряли; посланник предупредил руководство своего МИД, что на оппозицию рассчитывать нечего 18 . Царизм потерпел крупнейшее дипломатическое поражение, согласившись на передачу королевской Румынии украинских и сербских земель, и поражение притом бесцельное: ситуация на фронтах, отход русской армии летом 1915 г. охладили желание даже самых убежденных румынских антантофилов "вступить в дело". "Друзья, - сообщал Поклевский, - находятся в угнетенном и боязливом состоянии", не дают германским интригам отпора и ждут "бодрящего успеха на фронтах" 19 .


15 Там же. Т. VII, ч. 2, N 669,

16 Там же, N 668.

17 Там же. Т. VIII, ч. 1, N 402.

16 Там же, N 20; Виноградов В. Н. Румыния в годы первой мировой войны, с. 134.

19 АВПР, ф. Политархив, 1915 г., д. 702, л. 68.

стр. 60


Сходные рассуждения встречаются в переписке германской и австрийской миссий, с той, разумеется, разницей, что здесь ждали победы немецкого оружия как предпосылки для того, чтобы перетянуть румынскую олигархию на свою сторону. Опытный дипломат, габсбургский посланник граф О. Чернин писал: "Самым надежным способом успокоить Румынию явились бы благоприятные результаты на поле боя"; тогда румынские правители решат, что "долг чести" требует сохранить верность бывшим союзникам 20 . Он считал пустым делом расточать в Бухаресте обещания. Если Австро-Венгрию разобьют, румынская олигархия примет участие в ее разделе, не глядя ни на какие соглашения; если же победа осенит знамена Центральных держав, последним нечего опасаться нападения со стороны Румынии 21 .

Действительно, именно военный фактор оказался решающим в вопросе о вступлении королевской Румынии в войну. В июне 1916 г. началось наступление русской армии на Юго-Западном фронте. Оборонительные позиции австрийцев были смяты. "Брусиловский прорыв" явился самой удачной операцией Антанты на всем протяжении мировой войны: противник потерял до 1,5 млн. солдат и офицеров убитыми, ранеными и пленными и значительную территорию. Габсбургская монархия была спасена лишь с помощью массированной переброски германских дивизий (И только из-под Вердена), но так и не смогла оправиться от этого потрясения.

В Румынии решили, что конец Австро-Венгерской монархии близок. Проантантовские органы печати склонны были впадать при этом в преувеличение: "Австрийская навозная куча, которая так долго отравляла воздух, разбросана русскими штыками, войска шенбруннского старца (императора Франца-Иосифа. - В. В. ) бегут на фронте в 300 километров" 22 . Братиану поспешил возобновить переговоры: "У него, - передавал в Петроград Поклевский, - начинает появляться надежда, что благодаря удивительной мощи нанесенного нами удара и чудному духу русской армии это наступление может дать крупные результаты и поставить на очередь вопрос о выступлении Румынии" 23 . Но верный своей кунктаторской тактике и стремясь добиться как можно более выгодных условий присоединения к Антанте в чисто военной области, в вопросах военных поставок и предварительного наступления русских и французских войск, Братиану медлил. Он выторговывал новые "приращения" территории, не имевшие ничего общего с "национальным идеалом".

Наконец, 4(17) августа на дому у брата главы правительства были подписаны политическая и военная конвенции, обусловившие вступление королевской Румынии в мировую войну. Через десять дней посланник в Вене Маврокордато вручил канцлеру Буриану акт об объявлении войны. На другой день эта декларация была опубликована во всех румынских газетах. В ней говорилось об угнетении трансильванских румын, которых "третировали как низшую расу", и целью войны объявлялось их освобождение 24 . Однако накануне, во время коронного совета в узком кругу министров, экс-премьеров и лидеров политических партий, Братиану ставил себе в заслугу то обстоятельство, что ему удалось выторговать населенные славянами территории 25 . Сотням тысяч крестьянских парней, которые надели защитного цвета мундир,


20 Cartea rosie austro-ungara. Documentele diplomatice privitoare la relatiile dintre Austro- Ungaria si Romania. Bucuresti. 1917, N 24, 25.

21 Институт истории СССР АН СССР. Отдел рукописных фондов (далее - ОРФ), ЭР VII, оп. 1, д. 1, N 39, с. 99.

22 Ероса, 29.V.1916.

23 Виноградов В. Н. Румыния в годы первой мировой войны, с, 154.

24 Universul, 15.VIII.1916.

25 Marghiloman A. Note politice. Vol. 2. Bucuresti. 1927, p. 151.

стр. 61


об этом, конечно, не сказали. Они отправились в Карпаты с верой в справедливое дело национального объединения.

Такова в самом кратком изложении история переговоров о присоединении румынской олигархии к Антанте. Она показывает, что национальный принцип был превращен в ширму, прикрывавшую захватнические поползновения. Да, олигархия тоже выступала за объединение румынского народа; но мыслила она этот процесс с максимальным расширением сферы своего господства, далеко выходя при этом за рамки этнического принципа, нанося тяжелый ущерб национальным интересам соседних народов, попирая их права. Это была империалистическая по своей сущности политика, проводимая в пределах складывавшихся возможностей (а они были немалыми, учитывая разногласия в лагере Антанты) с умелым использованием законного и прогрессивного стремления румын по обе стороны Карпат к созданию единого государства.

Сведения о скрытой стороне условия вступления Румынии в войну не остались тайной для мировой общественности. В. И. Ленин дал четкую характеристику заключенного в августе 1916 г. договора: "Тайный договор с Румынией есть, и он состоит в том, что Румыния получит целый ряд чужих народов, если будет воевать на стороне союзников" 26 .

Румынские социалисты отказывались признать за олигархией роль выразителя национальных интересов и связывали ее политику в годы "вооруженного выжидания" с прежним внешнеполитическим курсом. Положение в социал-демократической партии было достаточно сложным: шла полемика революционных, реформистских и центристских сил по проблемам войны, мира и революции. Не всегда партии удавалось занять четкую позицию и связать антивоенную деятельность с борьбой за пролетарскую революцию. Но, к чести партии, она не скатилась к шовинизму и неустанно разоблачала своекорыстные планы буржуазно-помещичьей клики.

Опыт 1913 г., когда румынское правительство вмешалось во вторую Балканскую войну и захватило принадлежавшую Болгарии Южную Добруджу, побуждал рабочее движение относиться с особой бдительностью и настороженностью к внешней политике олигархии. Орган социал-демократии, газета "Romania muncitoare" писала в редакционной статье: "Злосчастная и преступная кампания 1913 года, принесшая легкую победу над народом... отправившимся на другую границу, против других двух противников, и закончившаяся крикливым и невыполнимым Бухарестским трактатом, довела до крайней степени фанфаронство, задиристость, бахвальство и жажду чужих земель в рядах нашей олигархии" 27 .

В августе 1914 г. известный деятель социал-демократической партии М. Г. Бужор говорил, что, если правительству удастся втянуть Румынию в европейскую войну, это будет война олигархии. И задача социалистов - "превратить войну из захватнической и завоевательной в средство уничтожения олигархия, которая над нами господствует... Прежде всего мы знаменосцы социал- демократии и солдаты социальной революции, а не солдаты, капралы и сержанты румынской олигархии" 28 . Весной следующего года на многолюдном собрании в Плоешти ораторы призывали "вырвать дело освобождения румын" из "грязных рук румынской олигархии", объятой "тщеславием, жадностью, низменными чувствами людей, стремящихся к главенству, власти и обогащению... Освобождение и классов и народов произойдет не в войнах, ко-


26 Ленин В. И. ПСС. Т. 32, с. 91.

27 Romania muncitoare, 29.VII. 1914.

28 Bujor M. Gh. Razboiul european si social-democratia. Bucuresti. 1914, p. 12.

стр. 62


торые ведут господствующие верхи, а путем борьбы и революции угнетенных" 29 .

О размахе, который приняла в Румынии антивоенная кампания, можно судить по тому, что с августа 1914 по октябрь 1915 г. (к IV съезду социал-демократической партии) в стране состоялось 47 больших митингов протеста, были проведены сотни собраний, распространено 600 тыс. экземпляров листовок и брошюр 30 . Эти цифры дают представление о громадной организационной работе небольшой по численности партии; они свидетельствуют о мужестве рабочего класса, ибо чуть ли не каждое собрание заканчивалось схваткой с властями,, полицией, иногда войсками.

На позициях интернационализма и осуждения империалистической войны стояла вся балканская социал-демократия. Вторая межбалканская социалистическая конференция, проходившая в июле 1915 г. в Бухаресте, осудила социал-шовинизм и проповедь классового мира. Ее участники поклялись бороться "без устали и пощады против националистических, шовинистических и воинственных течений, порожденных господствующими классами балканских государств, и против империалистической политики господствующих классов" 31 .

Война, еще не задев Румынии, уже сказывалась на ее хозяйственной жизни. Помещики и зерноторговцы спешили воспользоваться выгодной конъюнктурой на внешнем хлебном рынке - воюющие стороны наперебой предлагали им выгодные контракты. Румыния стала ощущать нехватку пшеницы и кукурузы. Цены же поползли вверх. Резко сократился приток промышленных товаров и сырья. Возросла безработица. Рабочее движение развертывалось под лозунгом "Долой войну и голод!". Кульминации оно достигло в июньские дни 1916 года. 13 июня в Галаце состоялась пятитысячная демонстрация, она была расстреляна ротой, вызванной властями "для подавления беспорядков": 10 убитых, 50 раненых - таков был кровавый счет 32 . 16 июня трудовая Румыния вышла на улицы, чтобы принять участие в манифестациях протеста. "Кровь, пролитая рабочими, требует отмщения!", "Долой правительство убийц!" - требовали пролетарии Бухареста, Плоешти, Турну-Северина, Романе, Фокшан, Ботошан и других городов 33 .

Советская историография в полной мере учитывает всю сложность отрезка румынской истории, приходящегося на 1914 - 1918 гг., особую остроту классовых столкновений и борьбы по проблемам внешней политики. Дело национального объединения всегда получало заслуженно высокую оценку на страницах наших исторических изданий как деяние народное по своим истокам и прогрессивное по своему историческому значению. Но она далека от того, чтобы проходить мимо теневых сторон внешней политики королевской Румынии, связанных с тем, что во главе страны стояло правительство, представлявшее буржуазно-помещичью олигархию и стремившееся в ходе империалистической войны под благовидным предлогом национального объединения захватить земли соседей.

С тех же позиций классового анализа подходят советские исследователи к оценке участия румынской армии в военных действиях, совместных операций русских и румынских войск против вооруженных сил Центральных держав. Они далеки от того, чтобы брать под защиту тактику царского командования или умалять его ошибки. В то же вре-


29 Jos razboiul (Italia si Romania). Bucuresti. 1915, p. 26.

30 Lupta zilnica, 16.X.1915.

31 Calendarul muncii pe anul 1916. [Bucuresti], p. 112.

32 Bujor M. Gh. Amintiri privind aniversarea a 40 de ani de la lupta eroica pentru pace a muncitorilor galateni. - Analele, 1956, N 4; Tudoran G. 13 iunie 1916. Bucuresti. 1966.

33 Lupta, 16, 17.VI.1916.

стр. 63


мя историки не считают нужным проходить мимо промахов и провалов румынского генералитета и увенчивать его лаврами за проигрыш кампании 1916 года. В советской науке твердо установилось мнение, что с точки зрения стратегической вовлечение Румынии в войну скорее усложнило, нежели облегчило положение России. "Русское командование считало вступление Румынии в войну бесполезным" 34 . "Для командования русских войск с чисто военной точки зрения выступление Румынии на стороне Антанты было невыгодно" 35 . Лишь по причине пошатнувшегося положения царизма в Антанте и под сильнейшим франко-британским нажимом ставка уступила и согласилась на подписание договора с Румынией. По условиям военной конвенции обязательства союзников, помимо поставок снаряжения, сводились к следующему: англичане и французы должны были начать наступление из Салоник по крайней мере за 8 дней до вступления в действие румын; русские- произвести давление в районе Карпат и направить три дивизии в Добруджу для эвентуальной (в случае удара со стороны Болгарии) защиты Румынии с юга 36 .

Русские войска Юго-Западного фронта (9-я армия), чтобы облегчить развертывание румынских войск, предприняли ряд атак. "Русские сильно теснили фронт эрцгерцога Карла в Восточной Галиции и в Карпатах" 37 , - писал генерал-квартирмейстер германских вооруженных сил Э. Людендорф. Это подтверждал и фельдмаршал П. Гинденбург: "Положение иногда обострялось настолько, что мы опасались, чтобы наша оборона не была сброшена с вершин Карпат" 38 . Австрийцам и немцам удалось удержаться: после того как выдохлось наступление Юго-Западного фронта, ожидать нового натиска подобной же силы со стороны русских не приходилось. С точки зрения стратегической правительство Братиану упустило наиболее благоприятное для выступления время. В июне - июле, когда противостоявшие А. А. Брусилову австрийские армии, казалось, были разметаны, премьер продолжал добиваться новых территориальных "приращений" и большей военной поддержки со стороны союзников.

На юге, в соответствии с конвенцией, союзники (англичане, французы, сербы) должны были 20 августа начать наступление на Салоникском фронте, чтобы сковать здесь болгарские силы. Но 18 августа болгарская армия ген. Жекова нанесла упредительный удар. Генералу М. Саррайлю пришлось перейти к обороне, лишь в начале октября ему удалось выправить положение. В советских работах констатируются и ошибки царского командования и "фактическое невыполнение Англией и Францией взятых на себя обязательств о наступлении Салоникской армии, которое должно было оттянуть часть неприятельских сил из Добруджи" 39 . Это затрудняло положение румынского командования и осложняло выполнение стоявших перед ним задач. Но все отмеченные выше факторы даже в совокупности не означали, что военная ситуация с самого начала складывалась неблагоприятно для румынских вооруженных сил. Совсем наоборот. Австрийская армия так и не смогла оправиться от удара, нанесенного Брусиловым 40 . На западе продолжалось сражение на Сомме; прорвать линии немецких укреплений


34 История дипломатии. Изд. 2-е. Т. III. M. 1965, с. 26.

35 Вержховский Д. В., Ляхов В. Ф. Первая мировая война 1914 - 1918 гг. М. 1964, с. 180; еще в 1926 г. А. Базаревский приводил 12 соображений военного плана против вовлечения Румынии в войну (Кто должник? Сб. ст. М. 1926, с. 266 - 267).

36 Царская Россия в мировой войне. Т. I. Л. 1925, с. 227.

37 Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914 - 1918 гг. Т. I. M. 1923, г.. 224.

38 Воспоминания Гинденбурга. Пг. 1922, с. 23.

39 Емец В. А. Очерки внешней политики России, с. 305.

40 Об этом писал и Гинденбург (Воспоминания Гинденбурга, с. 8).

стр. 64


англо-французским войскам не удалось; но они ценой колоссальных потерь перемололи 40 немецких дивизий. Германское наступление под Верденом выдохлось. Именно в это время стратегическая инициатива в войне начала переходить к Антанте. Смещение ген. Э. Фалькенгайна с поста начальника генерального штаба и назначение на эту должность в августе 1916 г. Гинденбурга свидетельствовали о кризисе прусской военной машины. Новый глава немецких вооруженных сил не лицемерил, когда писал: "Никогда такие великие державы, как Германия и Австрия, не были до такой степени истощены... Объявление войны Румынией застало нас почти безоружными по отношению к новому врагу" 41 .

Румынское командование заранее сосредоточило на границе с Австро-Венгрией 126 батальонов и 77 артиллерийских батарей (135 тыс. человек). Им противостояли втрое более слабые австрийские силы - 46 батальонов, 6 эскадронов, 25 батарей. Через несколько дней румынская армия, наступавшая на Трансильванию, возросла до 420 тыс. солдат и офицеров 42 . Первые дни румынского наступления как будто оправдывали самые оптимистические прогнозы, вытекавшие из подсчета сил. Румынские войска заняли перевалы Карпат, Брашов и подошли к Сибиу. Немецкое командование спешно перебрасывало в Трансильванию все, что могло собрать. Использовало оно и явные промахи румынского генерального штаба. По словам Людендорфа, румынская армия "продвигалась вперед черепашьим шагом"; ее генералы, "не понимая большой войны... не использовали благоприятного положения, которое все время создавалось для них вследствие оттягивания дивизий к Днестру и Карпатам. Они... попусту теряли время... Русские также действовали нецелесообразно. Они предпочитали устремляться на хребет Карпат вместо того, чтобы через Молдавию нанести удар нашему открытому флангу" 43 .

Через неделю после начала войны в Бухарест пришли неприятные вести с юга, с Дуная. 24 августа пал Туртукай. По свидетельству руководителя румынского генерального штаба ген. Д. Илеску, ее гарнизон располагал силами, по крайней мере равными наступавшим болгарам. Причину сдачи он видел в несомненном факте, что крепость не обороняли должным образом 44 . Прибывший в Добруджу 47-й русский корпус под командованием генерала А. М. Зайончковского действовал неудачно и не смог выправить положение 45 . Нервы румынского командования не выдержали. Стратегический план войны был и без достаточных оснований, как признают румынские историки, свернут, наступление в Трансильвании прекращено, фронт на севере ослаблен отправкой значительных сил на юг, время потеряно, инициатива утрачена. Противнику удалось сконцентрировать значительное число войск (к концу сентября - 19 пехотных и 3 кавалерийские дивизии, не считая отдельных частей) 46 . Он перешел в наступление и после ожесточенных боев в Карпатах, в которых румынские полки проявили большое упорство 47 , ворвался в пределы "Старого королевства".


41 Там же, с. 20.

42 Romania in primul razboi mondial, pp. 154, 155.

43 Людендорф Э. Ук. соч., с. 225.

44 Iliescu D. Documente privitoare razboiul pentru întregirea Romaniei Bucuresti. 1924, pp. 91 - 92.

45 И здесь у неприятеля не было перевеса в силах. На 17(30) сентября болгаро-немецкие войска насчитывали 87 батальонов, 35 эскадронов и 70 батарей, румынские и русские - 137 батальонов, 31 эскадрон и 104 батареи. Правда, г точки зрения технической войска Центра были оснащены лучше (Romania în primul razboi mondial, p. 165).

46 Der Weltkrieg 1914 - 1918. Bd. II. Kräfteeinsatz gegen Rumänien. Brl. 1938.

47 "Румыны в целом сражались очень хорошо", - писала газета "Neue Freie Presse" 20 сентября 1916 r. (The Times History of the War. Vol. XI. Lnd. 1917, p. 225).

стр. 65


С 23 сентября в Петроград и Могилев, где располагалась ставка, потоком пошли просьбы (или, употребляя выражение румынской королевы Марии, "крики" 48 ) о помощи, сопровождаемые подсчетами численности войск неприятеля, которые русское командование считало фантастическими. Последнее с трудом скрывало раздражение: оправдывались самые худшие предчувствия насчет бесполезности для России участия румынских войск в войне. 2 октября начальник генерального штаба М. В. Алексеев сообщал ген. Илиеску, что, по его сведениям, в Трансильвании и Добрудже силы неприятеля насчитывают 251 батальон и 70 эскадронов. "Силы противника, как Вы соизволите усмотреть, вовсе не столь грозные, чтобы могли говорить о критическом или крайне тяжелом положении. Мы имеем 331 румынский, 52 русских батальона, всего 383" 49 . Алексеев предлагал румынам держаться за фланги русской армии и сокращать линию фронта, пожертвовав западными областями страны и в крайнем случае Бухарестом: "Главнейшая задача - сохранение армии во что бы то ни стало". Румынская сторона не соглашалась на столь тяжелые территориальные потери.

Румынский генеральный штаб с помощью французской военной миссии разработал план сражения на равнине, который Брусилов характеризовал самым нелестным образом: "При существующей обстановке давать разбитыми войсками полевое генеральное сражение победоносному, вдвое сильнейшему противнику было бы безумием, ибо неминуемо подобный образ действий повлечет за собой полное уничтожение, румынской армии" 50 . Тем не менее такое сражение было дано и, конечно, проиграно. 23 ноября (6 декабря) неприятель, не встретив сопротивления, вступил в Бухарест. Остатки румынских войск откатывались на север. План русского командования, рассчитанный на то, чтобы создать прочную линию обороны в румынском тылу, осуществить не удалось.

"Все зависит от силы сопротивления русских, а последнее, в свою очередь, от пропускной способности железных дорог" 51 , - записывал в своем дневнике ген. А. Авереску. Румынию и Россию соединяла единственная одноколейка. Транспорт работал из рук вон плохо. Русскому командованию приходилось высаживать свои части далеко от места боев. В зимнюю распутицу они совершали изнурительные марши, прежде чем вступали в соприкосновение с неприятелем. В ставке подводили грустные итоги: на 3 декабря 1916 г. в строю осталось 70 тыс. румынских солдат 52 - менее десятой части находившихся под ружьем после мобилизации. Издававшаяся в 1914 - 1918 гг.. английской газетой "The Times" "История и энциклопедия войны" рисовала положение следующим образом: "К концу декабря 1916 г. остатки румынской армии были полностью отведены за Серет, позади завесы, образованной 500 тыс. русских. Из 24 румынских дивизий известную боеспособность сохранили 6. Из них образовали 2-ю армию, которая тремя дивизиями должна была удержать небольшой участок фронта у Ойтуза, в то время как оставшиеся три реорганизовывались в ближнем тылу" 53 .

На 430 верст протянулся новый Румынский фронт. Из них румынские войска (44700 штыков и 2100 сабель) занимали 30, русские


48 Marie, Queen of Roumania. The Story of My Life. Vol. III. Lnd. 1935, pp. 65 - 66.

49 ЦГВИА, ф, 2003, д. 60, л. 109.

50 Там же, ф. 300/с, оп. 3, д. 260, N 337.

51 Averescu A. Notife zilnice (1916 - 1918). Ed. 2-a, p. 114.

52 Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Румынский фронт. М. 1922, с. 108. Эта цифра не охватывает тех солдат, которые были отведены в тыл для переформирования. Всего на 1 января 1917 г. Румыния располагала 180 тыс. "старых" солдат и 82 тыс, рекрутов (Revue historique de l'armée, Paris, 1967, N 4, p. 60).

53 The Times History of the War. Vol. 17. Lnd. 1918, p. 209.

стр. 66


(378 тыс. штыков и 42 тыс. сабель) - 400 верст 54 . "Численность русских войск на Румынском фронте выросла в октябре и ноябре, а к концу ноября весь фронт от Молдавских Карпат до гор Вранчи был взят на себя русской армией". "Начиная с 1 (14) декабря на фронте оставалась только 2-я румынская армия под командованием ген. Авереску" 55 , - пишут румынские историки. 28 декабря 1916 г. (10 января 1917 г.) немецкое командование отдало своим измотанным невероятно трудной кампанией войскам приказ о переходе к обороне. Русские войска спасли Румынию от полной оккупации.

Говоря об этих осенне-зимних операциях, советские историки отмечают, в частности, что Алексеев явно недооценил размеры неудач и потерь, которые понесла румынская армия в конце сентября - начале октября 1916 года. Пытаясь применить академические шаблоны к сложившейся ситуации, занимаясь простым арифметическим подсчетом сил, своих и противника, он упустил из виду лучшую оснащенность германо-австрийских армий, большой опыт управления войсками, густоту железнодорожных линий в тылу у противника. Однако же и просчеты румынского командования были очевидны для современников. "Румыния вступила в войну с не прошедшими испытаний лидерами и организацией, с генералами, которые не ведали настоящей войны, если не считать пережитого юношами лет сорок назад" 56 , - констатировала "The Times" по горячим следам событий. Несмотря на это, в ходе кампании 1916 г. румынская армия отвлекла на себя значительные силы немцев и их союзников, помогла ген. Ж. Жоффру завоевать передышку на Западном фронте. Германскому командованию пришлось окончательно расстаться с планом наступления под Верденом. Несмотря на успех в Румынии, позиции Центральных держав в общем ходе войны были ослаблены. Стратегическая инициатива перешла к Антанте.

Между тем под прикрытием 9-й, 4-й и 6-й русских армий и 2-й армии ген. Авереску формировались новые румынские войска. "Была проведена дополнительная мобилизация в не занятых противником областях, армия была пополнена вывезенными (точнее, выведенными) из оккупированных местностей рекрутами, юношами, почти детьми, которые проделали страшный путь на север, перенеся холод и распутицу. Крестьяне-солдаты, движимые стремлением освободить родину от захватчиков, сносили все тяготы. Учения шли целыми днями. К лету 1917 г. румынская армия в 400 тыс. бойцов была воссоздана" 57 . В тяжелейших сражениях при Мэрешти, Ойтузе, Мэрэшешти, проявив мужество и стойкость, она нанесла германским войскам серьезное поражение.

"Жертвы, принесенные Россией для защиты Румынии в течение мировой войны, исчисляются в 100 тыс. убитых и раненых" 58 , - указывало Советское правительство в 1924 году. Румынская олигархия по-своему "отблагодарила" союзника, организовав в конце 1917 г. нападение своих войск на возвращавшиеся домой русские дивизии, а в начале 1918 г. захватив Бессарабию. Обращенный ко "всем воюющим народам и их правительствам" призыв Советской власти "начать немедленно переговоры о справедливом, демократическом мире" румынская олигархия игнорировала, присоединиться к проходившим в Брест-Литовске переговорам и признать заключенное там перемирие отказалась. Вместе с белыми генералами она заключила на Румынском фронте собственное перемирие 59 . "Освободившиеся" королевские вой-


54 Стратегический очерк войны, с. 115 - 117.

55 Romania în primul razboi mondial, pp. 228, 215.

56 The Times History of the War. Vol. XI, p. 198.

57 Виноградов В. Н. Румыния в годы первой мировой войны, с. 196.

58 Документы внешней политики СССР, Т. 7. М. 1963, с. 153.

59 Известия 2-го армейского съезда 6-й армии, 28, 29. XI. 1917.

стр. 67


ека были использованы для нападения на вчерашнего союзника - части русской армии, возвращавшиеся из окопов домой.

В знак протеста против этой вероломной акции Совнаркомом были взяты под стражу члены военной и дипломатической миссий Румынии во главе с посланником К. Диаманди. "Для социалистического правительства России, - говорилось в опубликованном в связи с этим сообщении, - важнее всего было избегнуть войны с румынскими крестьянами и в то же время показать румынскому народу, что мы, русские революционеры, ни перед чем не остановимся в борьбе против румынского правительства и румынской монархии. Обычные дипломатические формальности должно было принести в жертву интересам трудящихся классов обеих наций". Рано утром 1(14) января 1918 г. состоялся визит "не признававшего" Советской власти дипломатического корпуса к В. И. Ленину. Поскольку его дуайен, американский посол Фрэнсис, согласился посетить Диаманди и опротестовать поведение румынских войск, СНК, подтвердив правомерность своих действий, освободил членов румынских миссий, чтобы "с пользой для дела предоставить румынского посла воздействию других послов" 60 . Но эта надежда не оправдалась.

Нападение на русские войска явилось прелюдией к вторжению румынских войск в Бессарабию. В ответ на него 13 (26) января СНК принял постановление о разрыве отношений с Румынией. "Покрытая преступлениями румынская олигархия открыла военные действия против Российской республики" 61 , - говорилось в нем. Четыре королевские дивизии сражались с советскими частями и проводили карательные операции в Бессарабии. "Наши бои с максималистами 62 , - сообщал премьер-министр Братиаму румынскому посланнику в Париже В. Антонеску, - делают для армии невозможным сопротивляться немецкому наступлению" 63 , хотя, готовясь к вторжению в Россию и на Украину, немцы и австрийцы вывели из Румынии значительную часть своих войск: летом 1917 г. они насчитывали 378 тыс. штыков и 10,5 тыс. сабель 64 ; к началу 1918 г. их число сократилось до 157 тыс. человек на первой и 92 тыс. - на второй линии фронта 65 . Между тем срок перемирия истекал.

В конце января 1918 г. фельдмаршал А. Макензен в ультимативной форме потребовал начать переговоры. Итогом их явился тяжелый для Румынии сепаратный Бухарестский мирный договор (24 апреля/7 мая 1918 г.), связанный с территориальными потерями и непосильной для страны контрибуцией 66 . Румынская олигархия утешалась тем, что германо-австрийская коалиция предоставила ей свободу рук в Бессарабии. Мир, подчеркивал ген. А. Авереску, "сохранит династию и обеспечит Бессарабию, ибо граф Черним 67 обещал оказать дипломатическую поддержку" 68 . И действительно, включенный в мирный договор пункт о демобилизации значительной части королевских вооруженных сил не распространялся на захваченную область: "впредь до установления порядка в Бессарабии" румынские войска сохранялись там в неприкосновенности.

Летом 1918 г. коалиция Центральных держав уже дышала на


60 Правда, 3(16).I.1918.

61 Документы внешней политики СССР. Т. I. M. 1957, с. 89.

62 Так в то время в Румынии иногда именовали большевиков.

63 Studii si materiale de istorie contemporana. Vol. 1. Bucuresti, 1956, p. 13.

64 Сведения русской армейской разведки на конец июля 1917 г. (ЦГВИА, ф. 2003, оп. 1, д. 1221, л. 308).

65 Данные румынского генштаба (Studii si materiale de istorie contemporana. Vol. 1, p. 9).

66 См. Нотович Ф. И. Бухарестский мир 1918 г.

67 О. Чернин - тогда министр иностранных дел Австро-Венгрии.

68 Revista istorica, 1932, N 7 - 9, p. 202.

стр. 68


ладан, а осенью начался ее распад. Поэтому король Фердинанд оттягивал ратификацию Бухарестского мира. За сутки до подписания 11 ноября Компьенского перемирия румынское правительство "вступило в дело", потребовав эвакуации немецких войск с территории своей страны.

На Парижскую мирную конференцию Братиану отправился с широкой программой. Он собирался добиться осуществления не только августовского договора 1916 г. с Россией, Англией, Францией и Италией, включая его территориальные статьи, но и признания отторжения Бессарабии у бывшего союзника и присоединения к Румынии Северной Буковины, входившей ранее в состав Австро- Венгрии. Торжествовавшая румынская олигархия не считала нужным скрывать, что в Северной Буковине живут по преимуществу украинцы, в Западном Банате - сербы, а в Южной Добрудже- болгары. Однако, как писал И. Антонеску, входивший тогда в состав румынской военной миссии в Париже, а позднее ставший фашистским диктатором своей страны, Черновцы нужны были королевской Румынии для "защиты" от восточного соседа, весь Банат - из-за его стратегического положения, Южная Добруджа - в качестве "более обширной базы на Черном море" 69 .

Притязания на венгерские земли по Тисе показались чрезмерными заседавшим в Париже руководителям Антанты и США. И Братиану было отказано в них. Но он быстро понял, что может возместить "утраченное", предлагая Западу свои услуги в борьбе против "мирового коммунизма". "В то время когда военные действия прекращены уже более 7 месяцев для всей остальной части Европы, Румыния находится в состоянии объявленной войны со своими русскими и венгерскими большевистскими соседями" 70 , - писал он в меморандуме, направленном 2 июля 1919 г. министрам иностранных дел стран Антанты и США. Предложение Братиану - "сопротивляться большевизму" "не только в собственных интересах, но и в интересах всей Европы и даже, не преувеличивая, в интересах мировой цивилизации" - встретило самый благожелательный прием 71 . В интерпретации румынского премьера "интересы мировой цивилизации" требовали расправы с Хотинским восстанием в Бессарабии и подавления Советской власти в Венгрии, чем была занята королевская армия в 1919 году. Таков финал внешнеполитической деятельности румынской олигархии в годы первой мировой войны.

Творцом и движущей силой национального объединения явился румынский народ. С его волей должны были считаться заседавшие в Париже "миротворцы". Они санкционировали объединение "Старого королевства" с Трансильванией и Восточным Банатом, где большинство населения составляли румыны. Но было бы неверно на этом основании предать забвению то, что управлявшая страной олигархия вступала в первую мировую войну, перешагнув через трупы участников антивоенной демонстрации в Галаце, и что она завершила войну, расправившись с массовой народной манифестацией в декабре 1918 г. в Бухаресте, посадив за решетку многих революционеров-интернационалистов, захватив Бессарабию и Северную Буковину, утвердившись в Южной Добрудже, подавив Венгерскую советскую республику.


69 См. Левит И. Э. Ук. соч., с. 102 - 103.

70 Bratianu G. I. Origins et formation de l'unite remain. Bucuresti. 1943. p. 314. В сношениях с Советским правительством румынская олигархия категорически опровергала, что находится с Россией в состоянии войны.

71 Штейн Б. Е. "Русский вопрос" на Парижской мирной конференции. М. 1949, с. 308.

Orphus

© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/ОБ-УЧАСТИИ-РУМЫНИИ-В-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Moldova OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Н. Виноградов, ОБ УЧАСТИИ РУМЫНИИ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 14.03.2018. URL: https://library.md/m/articles/view/ОБ-УЧАСТИИ-РУМЫНИИ-В-ПЕРВОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЕ (date of access: 18.09.2020).

Publication author(s) - В. Н. Виноградов:

В. Н. Виноградов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Moldova Online
Кишинев, Moldova
783 views rating
14.03.2018 (919 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
This note proves that currents in metal conductors do not propagate inside the conductors, but around them. For the first time, this revolutionary idea was expressed by Fedyukin Veniamin Konstantinovich, Doctor of Technical Sciences: “the current of electric energy is not the movement of electrons, the carriers of electricity are an intense electromagnetic field that propagates not inside, but mainly outside the conductor” (2).
Catalog: Физика 
Индия в морской торговле Аббасидов в 750-1258 гг.
Catalog: История 
119 days ago · From Moldova Online
Метрология в малайских хрониках XIII-XIX вв.
Catalog: История 
119 days ago · From Moldova Online
Иезуитская миссия у гуронов в Новой Франции в 1634-1650 гг.
Catalog: История 
119 days ago · From Moldova Online
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
119 days ago · From Moldova Online
Франсуа-Жозеф Лефевр
119 days ago · From Moldova Online
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
Catalog: История 
119 days ago · From Moldova Online
Новые открытия в некрополе царя Пепи I
Catalog: История 
119 days ago · From Moldova Online
MasterCard или Visa 2020 - какую карту выбрать?
Catalog: Экономика 
160 days ago · From Moldova Online
Эдуард Тааффе в политической истории дуалистической Австрии
164 days ago · From Moldova Online

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1172 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1172 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1172 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1172 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1172 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1172 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1172 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1172 days ago
1
Вacилий П.·ppt·7.21 Kb·1172 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

LIBRARY.MD is a Moldavian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОБ УЧАСТИИ РУМЫНИИ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Library of Moldova ® All rights reserved.
2016-2020, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones