Libmonster ID: MD-689
Author(s) of the publication: С. ТОРОПЦЕВ

ТРИ ПРИТЧИ О КОНФУЦИИ

Сейчас, когда в китайском обществе благодаря реформам воцарились новые порядки, ученые страны обратились к истории нации, ее культуры. Они находят в ней гуманистические традиции, а именно - стремление к поддержанию порядка, социальной стабильности, а главное - мира и согласия в человеческом обществе. Этого принципа придерживался великий мыслитель Поднебесной - Конфуций. Конфуцианство пустило глубокие корни в китайском обществе, и их не смогли истребить ни проникновение западных идей, ни "культурная революция". Оно выстояло и сегодня служит незаменимой опорой социального порядка и национального процветания.

Сергей ТОРОПЦЕВ, не раз публиковавшийся в нашем журнале, пишет собственную прозу, построенную на материале древнего и современного Китая. Предлагаемые притчи о Конфуции в художественной форме концентрируются на вехах жизни мудреца, на основных положениях его учения, сохраняющего и сегодня могучую жизненную силу.

ЯВЛЕНИЕ МУДРЕЦА

С восьмой луной, как всегда, налетели ветры, крепчая день ото дня, и к третьей декаде уже вовсю шумели в соснах, волновали тутовник и настойчиво напоминали кленовым листам, что пора краснеть и ниспадать на породившую их землю, ибо осень не за горами.

А что за горами? На востоке - нескончаемый, пугающий океан, на севере - великая, священная вершина Тайшань, противостоящая всему злу этого мира, могучая Желтая река, питающая землю, но и угрожающая жизни своими грозными разливами, а за рекой - холодные края степняков, на юге - зловонные леса, обиталище хищников да варваров, на западе - блистательная столица Лои, с высоких стен которой, быть может, видна обитель бессмертных за вечным хребтом Куньлунь... Горы уходят в небо, смыкая с ним землю в союз, порождающий все живое.

Ницю, Глинистый холм, что находится километрах в тридцати к юго-востоку от города Цюйфу, трудно было причислить к горам, хотя некоторые именовали его Нишань - Глинистая гора. Сознавая, видимо, свое предначертание, этот пузырек земли рвался ввысь, но какая-то неведомая сила остановила его вершину в полусотне метров от земли и сплющила ее точно таким же образом, как впоследствии темечко увидевшего тут свет будущего Учителя. Быть может, это много позже, когда холм оказался навечно связан с великим Учителем, почитатели повысили его статус до "горы", но в ту восьмую луну 22 года правления луского Сянгуна, что сегодня мы назовем сентябрем 551 года до нашей эры, его больше именовали холмиком - цю: так он и вошел затем в детское имя Конфуция - Кун Цю.

Ничем холм не был примечателен, его и не примечали. Разве что походя - благо приткнулся он совсем рядом с фамильной усадьбой Кунов - лакомились черными ягодами тутовых деревьев, облепивших склоны, да мальчишки любили прятаться в небольшой пещерке у подножия холма. Впрочем, их частенько гоняли оттуда будущие мамаши, приспособившиеся рожать на гладкой сланцевой плите внутри пещеры.

А будущий папаша Учителя, почтенный служивый по имени Шулян Хэ, пришел как-то в семейство Янь с деловым предложением к своему давнему другу, главе этого семейства. Он присматривал себе третью жену.

- Ты понимаешь, - резанул он с прямотой, выработанной на поле брани, - мне скоро семьдесят, а обе мои бабы год за годом рожают лишь девок. Кто же станет хранить таблички с именами предков,

стр. 74


ставить дары к алтарю? Неужто род наш угаснет?

Все были смущены. Что делать? Отказать другу или дать согласие на брак, который молва тут же окрестит "диким"? Между супругами разница в возрасте не должна быть больше десяти лет. А ведь старый вояка давно перешагнул за шестьдесят четыре - рубеж, за которым мужская сила, считали китайцы, должна была его покинуть... Старшие дочери опустили глазки, молчаливо бунтуя. Но младшая, Чжи, в свои неполные шестнадцать только-только переступившая порог зрелости, прямо заявила:

- Если батюшке угодно, я выйду за почтенного Шулян Хэ.

Такое безоговорочное дочернее послушание и было выражением ритуального сяо - "сыновней почтительности".

Прошел положенный срок, и стало ясно, что молодка понесла. Оба супруга взволновались.

- Ну, кто же там у тебя? - поминутно вопрошал он, понимая, разумеется, что ответа нет, но подсознательно надеясь.

И вот однажды жена ответила, чуть смущаясь значительности момента:

- Мне был сон. Черный дух возвестил, что у Вас будет сын, и станет он великим человеком.

Шулян Хэ был настолько счастлив, что даже не обратил внимание на вторую часть пророчества. Да и что такое преходящее величие отдельного человека, крохотной песчинки, рядом с величием самого события - у него будет сын, его род не угаснет, продолжится в веках!

- Вот только, - продолжала жена, - я не понимаю, почему он должен родиться не в Вашем доме, а в дупле тутового дерева.

- Что?! - взревел старый воин. Ему, конечно, не привыкать к полевым условиям, и все же появление давно лелеемого наследника должно быть обставлено по всем правилам ритуала.

Спустя время они сообразили - ту самую пещерку у подножия Глинистого холма, заросшего тутовыми деревьями, в их краях именовали "дуплом тута".

Ну, что ж, дупло так дупло. С духами не спорят. Духи живут вне времени и поддерживают связь настоящего с прошлым и будущим.

Восьмая луна приближалась к своему завершению. День башу, Белых рос, стоял на пороге холодов. Уже отпраздновали цюфэнь - Середину осени, возложив к разросшемуся каштану на общинном Алтаре земли просо и свинину. Шулян Хэ долго сидел у могил предков, подливая им и себе неудержимо остывающее мутновато-белесое вино из чайника.

Каждый день Чжи ходила к пещере и, стремясь умаслить духа Глинистого холма, молилась, ублажала его вяленым мясом и ароматным вином из отборного зерна. Муж самолично покупал самые лучшие продукты в самой надежной лавке города и часто присоединялся к жене в общении с могущественным духом. На него только и возлагал он свою последнюю надежду. В саму пещеру войти, правда, было трудновато - свод низок, а сразу за входом и еще понижается, так что старик оставался снаружи, доверяя интимные духовные контакты жене. Деревья на склонах вздымали вверх листья, приветствуя женщину, а когда она уходила, свешивали их вниз в почтительном поклоне.

Последний день Земли, напрягшейся в ожидании Конфуция, мало чем отличался от предыдущих. Разве что ветер, всегда крепчавший на закате, особо сильно и долго гулял по соснам, и шорох веток, не оставивший равнодушным многих китайских поэтов, нашептал супругам - "ждите...".

Но от холма Чжи вернулась потрясенной - ей явился цилинь - единорог, всеми признанный вестник рождения великого мудреца. Он вдруг возник перед нею, будто

стр. 75


сгустился из воздуха, стремительный и грозный, укутанный в чешуйчатую броню, со вздыбленной на загривке шерстью. Чжи улыбнулась единорогу и повязала на рог, торчащий из середины лба, свою яркую шелковую ленту. Зверя она не испугалась, она испугалась того, что он возвещал.

С инстинктивной тщательностью Шулян Хэ поправил фитилек в лампе, долил масла, принес связку бальзамника, чтобы ночью, если придет час, разжечь огонь, потерев ветку об ветку. Ему не спалось. Ночь всегда приносила тревогу. Сгущавшийся мрак как бы вычеркивал из жизни этот промежуток времени до утра. Время без света пропадало, не включалось в течение дней. Ничего хорошего ночь не несла... Но почему же дух, явившийся в сон Чжи, был черным, как тьма?! Или как тутовая ягода.

Как раз в тот момент, когда на женской половине дома началась знаменательная суматоха, старик забылся нервным сном. Ему снился сын, которому дух предрек счастливое будущее. А в чем заключалось счастье? В благорасположении предков.

Шулян Хэ явственно увидел во сне вычурный, в форме слона с поднятым хоботом, бронзовый сосуд для жертвоприношений, испещренный иероглифами, которые напомнили ему следы птиц на песке. Его отлил сын, получив от правителя щедрый дар. Сын станет ублажать предков, и те пошлют ему тысячу осеней, десять тысяч лет жизни, тысячи связок монет, тысячи даней зерна, дом, полный детей и внуков, здоровье тела, спокойствие духа, отвращение к низменным соблазнам, но и отдохновение с красавицами за вином и закусками, а в завершение -безмятежную кончину, достойную благостной жизни в умиротворенной Поднебесной.

Уже близилось утро, когда старик очнулся от сладких снов. Узрев пустоту на женской половине, он встрепенулся и с молодой прытью, памятной по давним годам брани, ринулся к Глинистому холму.

Ветер, как обычно на рассвете, вновь, после тихой ночи, усилился. Теперь он явно летел от Тайшань - священной горы, с величием которой китайцы от века соразмеряли все, что благородно вздымается над рутинным однообразием бытия. В этом порыве очевидно улавливался голос предков, оповещавших Шулян Хэ о том, что он исполнил свой святой долг перед ними.

У холма в этот ранний час никого не было, но музыка, неизвестно откуда возникшая, полнила пространство. Невидимые музыканты мерно били по каменным пластинам, подвешенным к большой раме, и маленьким барабанчикам, ритмизуя басовитые ритуальные песнопения. Они сопровождались прерывистыми вздохами шелковых струн цитры цинь. К холму летели птицы, чтобы крылами своими обмахивать младенца, бежали звери, чтобы защищать его. Из глубин земли поднялась вода и забила фонтанчиком, чтобы было чем обмыть новорожденного. Над примятым темечком холма разгоралось зарево - солнце вставало приветствовать новую эпоху, о которой еще никто не ведал.

БЕСЕДА В АБРИКОСОВОМ САДУ

Едва занялся рассвет, как у ворот раздался стук деревянной колотушки. Хозяин дома уже давно был на ногах и степенно вышел на восточное крыльцо, приветствуя гостя. Незнакомый мужчина в бедной, но опрятной одежде отвесил почтительный низкий поклон:

- Слава Ваша, Учитель, полнит Поднебесную. Не могу ли припасть к Вашим вратам?

В такой изысканной форме он выразил желание стать учеником Конфуция и с некоторой настороженностью добавил:

- Вот связка сушеного мяса. Больше мне заплатить нечем.

- Если можно разбогатеть, я готов стать хоть возницей, - произнес Конфуций так, что невозможно было понять, серьезен он или шутит. - Ну, а уж коли не получается - следуй своим путем. Того, кто не хочет учиться, не научишь. Тем же, кто хочет, я никогда не отказываю. Высшее-то знание дается Небом при рождении, но следующее - приобретается в учении. Доставляет ли Вам учеба удовольствие?

- Улыбка проясняет красоту, - ответил пришелец строкой из "Книги песен".

- Нити рисунка расцвечивают блеклый фон.

- Как ритуал, который познается в учении?

- Вы уловили мою мысль. Позвольте пригласить Вас в залу. С Вами можно беседовать о "Книге песен". Ее слова правильны и мудры, - одобрил Конфуций догадливость пришельца. Дал знак сы-

стр. 76


ну. Боюй принес заварку свежевысушенного чая в шероховатом коричневом чайнике из толстой глины и наполнил крохотные чашечки глянцевитой бронзово-зеленой пахучей жидкостью.

- Учитель познал волю Небес... - полуспросил, полуконстатировал пришелец.

- В пятнадцать лет я обратил помыслы к учению. В тридцать утвердился. В сорок сомнения окончательно покинули меня. Воля Неба открылась в пятьдесят.

- Что ждет Учителя на Дао-Пути?

Глаза мудреца чуть увлажнились, затуманился взор. Он еще не окончательно расстался с иллюзией поспособствовать своему властителю в улучшении нравов подданных. Но уже прояснялось понимание великой миссии - не служить сильным мира сего, все ниже сгибая поясницу, как его блистательный предок в седьмом колене Чжэн Каофу, а стать Учителем Поднебесной. Давно уже мудрец ощущал, что в государстве, которое не следует праведным Дао-Путем, стыдно быть богатым и знатным.

Прозревая все это, он как-то заявил ученикам, что думает оставить свой дом и поселиться среди варваров.

- Но они же не знают ритуала, там грубые нравы, - ужаснулись ученики. А Конфуций объяснил свою мысль с глубокой мудростью просветителя:

- Если среди них появится благородный муж, их нравы изменятся к лучшему.

Собственно говоря, это свое предназначение он, видимо, начал ощущать еще в юности, так и следует расшифровывать его формулу "в пятнадцать лет обратил помыслы к учению". Не балбесничал же он предыдущие полтора десятилетия! Мальчик был прилежен, усидчив, любознателен. Но - как бы это получше выразить - казалось, будто он не получает знания, а проявляет то, что уже находится в нем в скрытом, быть может, даже для него самого, виде.

И сегодня мудрец уже близился к обретению того тонко обостренного слуха, когда человек чутко отличает правду от лжи. Его сердце раскрывалось для давно лелеемой полной гармонии со столь почитаемым им ритуалом. Много позже Конфуций обозначит эти достигнутые рубежи - шестьдесят и семьдесят лет.

Уже подтягивались ученики. Конечно, не все семь десятков сразу. Прибежал запыхавшийся Цзылу с радостной вестью - властитель царства Вэй хочет видеть Учителя. Возможно, пригласит к себе на службу. Конфуций позвал Цзылу в кабинет, где на полках лежали драгоценные старинные книги - прошитые кожаными шнурами связки потемневших от времени гладких деревянных дощечек, испещренных вырезанными на них иероглифами. Остальные ученики пока присели в зале, тихонько переговариваясь. Обращаясь к новичку, Юань заметил:

- Трудно объяснить, чем так привлекает Учитель, он всегда впереди, и знания, вложенные им в нас, расширяют ум, но ритуалом он сдерживает порывы. Когда-то я хотел покинуть его, да не смог.

- Наш Учитель мягок, доброжелателен, уступчив, учтив, и поэтому ему открывается многое, - добавил Цзыгун.

После совместной трапезы Конфуций предложил выйти во двор. Денек погожий, как чаще всего и бывает на восьмой луне, как было и тогда, полвека назад, когда в тутовой пещере на склоне Глинистого холма в таинственно-сакральное звучание небесной музыки вплелся первый крик новорожденного, будущего "Учителя десяти тысяч поколений".

Но теперь наш герой уже не крошка Цю, а высокий, плотный, вальяжный бородач в просторном халате, спускающемся до тупоносых башмаков, не пряча их, в непременной шапке, прикрывающей длинные волосы, собранные в пучок и заколотые шпилькой. Теперь его именуют Наставник Кун - Кун- цзы, или, иначе, Кун Фуцзы: через много веков это имя в искаженном звучании "Конфуций" станет известным и в далеких западных краях.

В негустой тени абрикосового дерева, причудливо разбросавшего ветви в разные стороны, лежали округлые циновки для учеников и одна для Учителя - побольше, толстой подушкой приподнятая над землей, снабженная высокой спинкой, к которой Учитель, всегда подтянутый и церемонный, не прислонялся.

Он, как обычно, чуть задержался - переодевал халат: традиционно длинные, просторные рукава, развевающиеся, точно крылья большой птицы, так что их приходилось придерживать, стесняли движения, и специально для уроков он велел их обрезать. Для человека, поклоняющегося ритуалу, это выглядело, конечно, странно. Ученики переглядывались, делая вывод: нельзя слепо следовать каждому слову. Конечно, Учитель предостерегал - "не смотри на то, что не соответствует ритуалу, не слушай того, что не соответствует ритуалу, не говори того, что не соответствует ритуалу, не делай того, что не соответствует ритуалу"... Тем не менее, он счел своим долгом нанести визит некоей Наньцзы - даме, не почитавшей правила высокой морали. Это вызвало нарекания даже со стороны верных учеников. Но увы - сия дама была супругой властительного правителя царства Вэй, куда он прибыл с тайной надеждой послужить царю своими советами.

Великий мудрец, сказали бы мы сегодня, был не догматиком, а прагматиком. Видимо, не всегда "изучение неправильных взглядов вредно", как повторял Учитель. Избегайте крайностей - "золотая середина" и еще раз "золотая середина"!

- Кто лучше, Ши или Шан? - как-то спросил его Цзыгун.

Конфуций ответил намеком, оттачивая догадливость ученика:

- Ши переходит середину, Шан не доходит до нее.

- Значит, Ши лучше?

Наставник улыбнулся:

- Переходить так же плохо, как не доходить.

Прежде, чем сесть, Учитель с присущей скрупулезностью поправил циновку. Аккуратность одежды, прически, манер,

стр. 77


всего поведения - вот что отличает цивилизованного жителя Срединной страны от дикого варвара. Оглядел учеников.

- Конечно, лишь педант-книжник ставит манеры выше естественности. У людей с красивыми словесами и притворными манерами мало человеколюбия. Но если в человеке, наоборот, естественность затмевает воспитанность - это неотесанная деревенщина.

Так резко он одернул тех, кто позволил себе расслабиться и вытянуть ноги, что считалось непристойным.

- Почтительность к родителям, уважение к старшим, честность в делах, любовь к людям - вот главное. А если после осуществления всего этого у молодого человека еще останутся силы, их можно потратить на чтение книг.

Ученики молчали, гадая, к какой теме беседы выведут рассуждения Учителя.

- Но прежде, чем следовать ритуалу, необходимо исправить имена.

- Как это связано с ритуалом? - удивился Цзылу.

- Если имена не отражают сути, они пусты, не имеют оснований. Коли так, удастся ли что-нибудь осуществить? И тогда люди не понимают, как им себя вести, что делать. А какой же ритуал без деяний?!

Стало ясно, что сегодня речь пойдет о государстве, управлении, правителе и подданных. Цзыгун оживился. Для его красноречия это была благодарная тема.

- Что значит управлять государством мудро?

- Правитель должен быть правителем, сановник - сановником, как отец - отцом, а сын - сыном. Совершенствуй себя, и тебе не трудно станет управлять государством. Ведь если не совершенствовать себя, то как же совершенствовать других? Стране необходимы пища и оружие, а народ должен доверять правителю.

- А чем, если понадобится, можно пожертвовать? - дотошно копался Цзыгун.

- Оружием, - тут же ответил Конфуций. И через мгновенье добавил:

- И пищей. Но без доверия государство не устоит. Ну-с, давайте представим себе, что вы уже не мои ученики, а важные сановники, может быть, даже властители царств. С чего вы начнете управление? Ну-ка, Цзылу! - обратился он к своему любимцу, служившему у вэйского правителя и потому больше других поднаторевшему в практике государственных дел.

Тот не стал медлить:

- Даже крупное, с войском в тысячу боевых колесниц, царство может страдать от внешних набегов и внутренних раздоров. Трех лет мне достаточно, чтобы прибавить народу сил, внушив ему понятия морали и справедливости. Тем самым я покончу с голодом и разрухой.

Как ни странно, Учитель ничего не ответил на такую программу экономического подъема через нравственное оздоровление страны, хотя и сам, бывало, говаривал нечто подобное. Но на сей раз он только усмехнулся.

Недоумевая, следующий, Жань Ю, принялся осторожничать - наделил себя много меньшими владениями, сместил акценты:

- За три года приведу народ к достатку. Затем призову благородного мужа, чтобы научил ритуалу и музыке, исправляющей нравы.

И вновь ответом Учителя стала лишь усмешка. Ученикам уже была известна его манера не растолковывать, а намекать, обращаясь к уму острому, способному подхватить, развить едва обозначенное. "Того, кто не в состоянии по одному углу предмета составить представление об остальных трех, - разъяснял Конфуций свою методику, - учить не следует".

И все-таки ученики растерялись, принялись едва различимо бормотать что-то самоуничижительное об "отсутствии умения", о невозможности подняться выше "младшего помощника". Такого Учитель не терпел. Уважение к себе было для него основой уважения к другим. "Благородный муж, - говорил он, - не суетится и держит себя с величавым спокойствием".

Конфуций оживился лишь ближе к концу беседы, когда, казалось, все мнения были уже высказаны, но ни одно его не удовлетворило. Наступила пауза, молчание которой нарушали лишь заунывные звуки цинь, чьи струны неторопливо перебирал Цзэн Си. Ощутив требовательный взгляд Учителя, он отложил музыкальный инструмент в сторону, поднял голову к прихотливо изогнутым ветвям абрикосового дерева и сказал, словно не на вопрос отвечал, а стихотворение продекламировал:

- Подставить ветру грудь, очиститься в струе и с песней возвратиться в дом...

Что с ним? Это же серьезный урок. Какое неуважение к Учителю! Конечно, "ветер и поток", фэнлю, стиль жизни людей, ставящих духовное выше материального, - элементы мироустроения, они формируют взгляды человека... Но речь- то должна идти о государственном управлении...

А Учитель улыбнулся:

- Я разделяю мечту Цзэн Си. Он понял суть - да, мудрое правление начинается с исправления нравов, но исправление нравов следует начинать с себя. Разве могут управлять государством те, чьи таланты умещаются в крохотной бамбуковой корзинке? Лишь тот, кто способен почувствовать стыд за свои поступки, может вершить праведные дела. Не усовершенствуешь себя - как сумеешь усовершенствовать других?! Низшая глупость столь же неизменна, как и высшая мудрость.

- Осталась ли у нас надежда, Учитель?

- В страну благоденствия спускается Феникс, из вод появляется Конь-Дракон. А у нас их давно не видно. Мудрые уходят из общества, достойные покидают края, где нет порядка. Великий первоправитель Шунь управлял, не действуя. Он лишь восседал на троне, обра-

стр. 78


тив лицо к югу, - и услышал божественное пение Феникса...

Цзылу понял, что со службой у вэйского властителя ничего у Конфуция не выйдет. Как и в царстве Лу, и в Ци... Великая мудрость еще не была востребована власть имущими...

А будет ли когда-нибудь востребована?..

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ВЕЧНОСТЬ

...Вот и все. Учителя нет. Простился с миром, упокоился, ушел к предкам, вернулся на Западное небо. Завершился, как говорят о высоком сановнике, снят с довольствия - о служивом, об ученом муже.

Гора рухнула. Так можно сказать лишь о смерти правителя царства, но разве столь благородный муж, каким был Учитель Кун, - не достойней правителей?! Те считали, будто оказывают ему честь, принимая во дворцах, украшенных варварской пышностью, приглашая на службу, но не слишком приближая к себе, жалуя уделами подальше от столицы, чтобы не мешал своими строгими наставлениями.

На самом-то деле не Учитель нуждался в их милости, а им необходимы были его мудрые советы, и когда он, невостребованный, удалялся, царства приходили в упадок. Конфуций долго не мог понять, отчего Сыны Неба, восседавшие на престолах, вежливо его выслушивали, но советов не исполняли. Лишь завершая свое земное бытие, он подытожил: "Только в шестьдесят я научился отличать правду от лжи".

Так думал Цзыгун, безутешный ученик Конфуция. Неостановимо лились слезы - "кровавые", как в ту завершавшуюся эпоху Чуньцю, "Весен и Осеней", обычно именовали слезы прощальной печали. Да, красиво говорил на похоронах Айгун, властитель царства Лу. Небо, дескать, его не пожалело, осиротило, почтенный старец Кунцзы покинул его, бросил одного на троне... Не выдержал тогда Цзыгун, напомнил властителю слова Конфуция: "Как может человек быть неискренним?! Это же повозка без скрепы. На такой не поедешь". Советы живого Учителя правитель отвергал. Так искренно ли поет он хвалу усопшему?

Шел шестнадцатый год правления Айгуна - 479-й до нашей эры, по нынешнему летосчислению, принятому не только в далеких от Китая западных краях, но через две с лишним тысячи лет и у потомков великого Учителя. Стояла первозданная тишина, будто время двинулось вспять -к славным первоправителям Яо и Шуню, в тот золотой век, о котором мечтал Конфуций и куда он ныне отправился. Завораживающе шелестел ветер в соснах. Чуть слышно напевали птицы. Безмятежно журчал ручей. У каждого свой голос, но вместе они складываются в единство, созвучное множество. Не к такой ли гармонии звал Учитель?

Его идеалом был Благородный муж. Но и простолюдина, маленького человечка, он не отталкивал. Благородный муж, вспомнил Цзыгун наставление Конфуция, испытывает неприязнь лишь к тем, кто дурно отзывается о людях и не соблюдает норм ритуала. Из пары дорожных попутчиков, не раз слышали ученики от наставника, хотя бы у одного из них есть чему поучиться. А разве лишь благородные мужи встречаются в пути? К тем, кто находится внизу, следует относиться с любовью и доверием. И не сближаться с корыстолюбивой чиновной мелочью. "Когда судьбой страны вертят мелкие чиновники, - дословно вспомнил Цзыгун, - достаточно трех поколений, чтобы пал престол".

Но это лучник, промахнувшись, не оглядывается на окружающих в поисках виновного, а смотрит на собственную дрогнувшую руку. Тиран же, презревший ритуал, будет, как раз наперекор совету Конфуция, делать другим вовсе не то, чего не желал бы самому себе. Скажем, налоги поднимет сверх меры. По этому поводу Ю Жо, один из умнейших учеников, точно выразился: "Когда у народа нет достатка, возможно ли иметь достаток правителю?".

Не воспитав людей, не обучив ратному искусству, бросают их в бой. А ведь Учитель предупреждал: "Послать на войну неподго-

стр. 79


товленных людей - значит потерять их".

Где же человеколюбие, которое сильнее огня и воды?! В огне человек сгорает, в воде тонет, и лишь человеколюбие хранит его. Ведет по правильному пути. Так учил Наставник...

Не у этой ли речки он задумчиво произнес: "Все течет, как эта вода. Время тоже не останавливается"? Тут он похоронил сына. И сам возжелал лечь рядом. Время не останавливается, но оно повторяется в неудержимых циклах. Так вечный поток год за годом уносит к востоку опадающие и опадающие лепестки слив и персиков.

Сливы и персики... С недавних пор это стало означать не только ветвистые деревья и их сочные плоды, но и учеников, почтительно окружающих наставника, - зреющие плоды его учения. У Конфуция учеников было несметно - семь десятков лишь самых преданных, а за жизнь его мудрые уроки впитало, верно, тысячи три.

Не все, к сожалению, смогли приехать отдать последний долг сыновней почтительности. Именно сыновней. Конфуций был для них больше, чем просто наставником, и даже не только Учителем. Вернувшись с траурной церемонии, они все поставили деревянную табличку с его именем в родовые алтари, чтобы приносить к табличке жертвы, в молитвах поминать Учителя в ряду своих предков.

Триста человек собралось. Как раз то самое количество, какое приличествует на похоронах большого человека. И два каната, чтобы тянуть повозку с гробом. Больше не положено. Высоких царских сановников провожают пятьсот человек, самого правителя - тысяча. И канатов у них четыре и пять. Таков ритуал. А ритуал, как известно, это стержень общества, лицо человеколюбия.

Может быть, Учитель и не одобрил бы такой пышности. Строг был к себе. Не раз напоминал: "Церемония должна быть умеренной". Сына хоронил в одном только внутреннем гробу, простом, ничем не украшенном. Не то чтобы денег на внешний не хватило. Доступен был ему и лакированный, из тунгового дерева. Но в древности, напоминал Учитель, умерших помещали в простые глиняные кувшины.

Когда небесная душа Учителя простилась с земной, не сразу покидающей тело, его обмыли, обрядили в привычную для него одежду - тот самый знаменитый халат с обрезанными рукавами. Гроб, головой к северу, поставили в западной части дома. Там место не хозяина, а гостя - душе умершего осталось недолго гостить в собственном доме.

Конечно, формально ритуал требовал особых похоронных одеяний. Для властителей их делали даже из яшмовых пластин. Ах, если бы можно было обрядить Учителя в такой величественный наряд! Но люди не поймут, они не знают Учителя, только Небу ведом он истинный. Найдется ли в мире даже благородный муж, что в состоянии услышать музыку его души?

Ничтожным может оказаться и правитель, Сын Неба, сидящий на троне лицом к югу. Такому не понравится, когда ему выскажут в глаза: "Если правление отходит от ритуала, престол не прочен. Больным назову я государство, в котором испорчены нравы народа. Наказания тут не помогут". Воспитание - да, наказание - нет. Когда они направлялись в царство Вэй, вспомнил Цзыгун, Жань Ю спросил Учителя, какой должна быть власть в стране. Сначала дать народу разбогатеть, ответил тот, а после этого - воспитать.

Узрев порочность сегодняшних властителей, которые должны были бы воплощать в себе Законы Неба, но отвернулись от ритуала, Конфуций с грустью бросил: "Я не хочу больше говорить". Тогда Цзыгун встревожился: "Если Учитель не будет говорить, то что мы, его ученики, станем записывать для потомков?" - "Разве Небо вещает нам что-либо? - парировал Учитель. - А жизнь на земле продолжается, и сезон сменяет сезон".

Да, поняли ученики, само присутствие Неба приводит в действие законы естества, и само присутствие Учителя приводит в действие законы морали. Как низко пал бы мир, не будь в нем Учителя!

С Тайшань, священной горы, где лишь царям дозволено приносить жертвы Небу, прилетел прохладный еще в эту пору ветер. Что-то встрепенулось внутри Цзыгуна, будто он почуял аромат древности, куда ушел Учитель. Он вновь услышал его слова: "В старину Поднебесная принадлежала всем, люди были дружелюбны и преданны, избирали способных и мудрых правителей. Поэтому родными человеку были не только его родственники, детьми - не только собственные дети".

Такое ощущение, словно Учитель рядом. Не земная душа в бренном теле под невысоким холмиком, а небесная, благодарная ученику за сыновние почести.

Но как же иначе? Родители нянчат ребенка, и детям положено блюсти траур по родителям, соорудить шалаш у могилы, чтобы провести там печальные годы, не прикасаясь ни к изысканной пище, ни к ароматному вину, ни к соблазнительным красоткам.

А кому сейчас соблюсти ритуал, как не Цзыгуну? Да, Конфуций ему не отец родной. И сам Цзыгун не верховный правитель, кому разрешены три года траура, не царский вельможа, кому на это отпущен год. Но Боюй, непочтительный сын Конфуция, опередил отца, лежит вон там, неподалеку, под шепот сосен и кипарисов, высаженных Учителем. И Янь Юань, самый способный ученик, каких больше нет, - и он умер, и быстрый умом Цзылу.

У одинокой могилы остался в шалаше одинокий, верный, скорбящий Цзыгун, чтобы трехгодичным трауром отдать Учителю сыновние почести. Два белых матерчатых опахала, которые несли в похоронной процессии, торчат из могильного холма, слабо шевелясь на ветру.

"Только совершенномудрый, - признался как-то Учитель Янь Юаню, - способен смириться с безвестностью и не испытывать сожалений, живя вдали от мира. Не огорчайся, если не занял высокого поста; огорчайся, если способности твои посту не соответствуют". Потому что совершенномудрый понимает: "Низкий человек блеснет - и погаснет. А благородного мужа замечают не сразу - лишь по прошествии времени". Сосна и кипарис не меняют своих нарядов с наступлением зимы. Тяжела ноша благородного мужа - любовь к людям, долог его путь, оборвет который лишь смерть.

Благородный муж останется благородным и среди варваров, убеждал он учеников, и само его присутствие непременно облагородит варваров.

Учитель вернулся на Западное небо. Ушел к предкам. Но древность живет среди нас, вместе с нами идет к потомкам, овладевая поколением за поколением. Впереди десять тысяч поколений, коим предстоит познать Учителя. А может ли низкий человек остаться низким, если рядом Учитель?!

Значит, не следует благородному мужу отворачиваться от правителя, даже если тот утратил человеколюбие и презрел ритуал?!

Цзыгун взял остывшую похлебку из грубого зерна и поел, не ощущая вкуса...


© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/УЧИТЕЛЬ-ДЕСЯТИ-ТЫСЯЧ-ПОКОЛЕНИЙ

Similar publications: LMoldova LWorld Y G


Publisher:

Edward BillContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Edward

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. ТОРОПЦЕВ, УЧИТЕЛЬ ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ ПОКОЛЕНИЙ // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 26.03.2023. URL: https://library.md/m/articles/view/УЧИТЕЛЬ-ДЕСЯТИ-ТЫСЯЧ-ПОКОЛЕНИЙ (date of access: 19.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. ТОРОПЦЕВ:

С. ТОРОПЦЕВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Edward Bill
Chișinău, Moldova
195 views rating
26.03.2023 (420 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Интеллектуальная литература
20 days ago · From Moldova Online
МІЖНАРОДНА НАУКОВО-МЕТОДИЧНА КОНФЕРЕНЦІЯ "ВІТЧИЗНЯНА ВІЙНА 1812 р. І УКРАЇНА: ПОГЛЯД КРІЗЬ ВІКИ"
59 days ago · From Edward Bill
МІЖНАРОДНА НАУКОВА КОНФЕРЕНЦІЯ ЦЕНТРАЛЬНО-СХІДНА ЄВРОПА У ЧАСИ СИНЬОВОДСЬКОЇ БИТВИ"
Catalog: История 
64 days ago · From Moldova Online
Переезд в Румынию?
Catalog: География 
76 days ago · From Moldova Online
Второе высшее или все-таки курсы? Меняем профессию!
90 days ago · From Moldova Online
II CONGRESS OF FOREIGN RESEARCHERS OF POLISH HISTORY
138 days ago · From Edward Bill
III Summer SCHOOL "Jewish History and CULTURE of CENTRAL and Eastern Europe of the XIX-XX centuries"
Catalog: История 
147 days ago · From Moldova Online
США - АФРИКА - ОБАМА
156 days ago · From Edward Bill
Многие граждане Молдовы задаются вопросами о том, как именно можно получить румынское гражданство, какие документы для этого потребуются и какие могут возникнуть сложности.
Catalog: Право 
173 days ago · From Moldova Online
THE WORLD OF LUZOPHONY IN RUSSIA
Catalog: География 
174 days ago · From Edward Bill

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.MD - Moldovian Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Libmonster Partners

УЧИТЕЛЬ ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ ПОКОЛЕНИЙ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: MD LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Moldovian Digital Library ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android