Libmonster ID: MD-539
Author(s) of the publication: А. ЕВСТРАТОВА

В марте 2005 г. в Центре по изучению современных литератур стран ЦЮВЕ Института славяноведения РАН в рамках Программы фундаментальных исследований ОИФН РАН "История, языки и литературы славянских народов в мировом социокультурном контексте" прошел ежегодный "круглый стол", на

стр. 113


котором обсуждалось современное состояние литератур региона. Каждый из выступавших познакомил коллег с новейшими явлениями и тенденциями в литературе, критике и литературоведении изучаемой им страны. Безусловно, в рамках подобного мероприятия невозможно было представить исчерпывающую картину литературной жизни 2000-х годов. Исходя из этого, сотрудники Центра ставили цель осветить наиболее значительное и характерное, учитывая при этом и свои научные интересы, и интересы слушавших. Некоторые доклады были посвящены ситуации 2004 г., в других предпринималась попытка охватить весь (пока еще недолгий) период 2000-х годов, третьи останавливались на отдельных, недавно появившихся книгах. Очередность сообщений традиционно строилась по "географическому" принципу: сперва западные славяне и венгры - затем южные славяне и румыны. Предлагаем вниманию читателей журнала "Славяноведение" материалы этого "круглого стола" (в сокращении).

В. А. Хорев: Ослабел напор критиков, рьяно отстаивавших, особенно в начале 1990-х годов, тезис о "культурной пустыне" ПНР. Созданию более объективной картины литературного процесса способствовали предпринятые уже в те годы попытки обобщения литературного развития. Работа литературоведов по созданию целостной картины развития литературы после 1945 г. была продолжена в XXI в. [1]. Во всех этих трудах особенно остро стоит вопрос о соотношении литературы в стране и эмиграции. В 1990-е годы многие критики утверждали, будто подлинная литература создавалась в эмиграции, противопоставляя ее литературе ПНР. Ныне предлагаются разные решения. Мне ближе позиция Ю. Корнхаузера, который считает, что можно говорить только о трех писателях эмиграции, творческое величие которых было воспринято в стране и во всем мире: это Ч. Милош, В. Гомбрович и М. Мрожек, а также Г. Херлинг-Грудзиньский как автор "Иного мира". "Оказалось, что проза, созданная в Польше в малокомфортной ситуации вовсе не должна стыдиться перед прозой эмиграции" [2. S. 87].

И. Е. Аделъгейм: Вхождение молодых писателей, родившихся в 1970- 1980-е годы, в литературу не сопровождается энтузиазмом, который встречал "поколение-1960" после 1989 г.: критики стали осторожнее. Молодые прозаики на словах дистанцируются от предшествующего поколения, хотя на самом деле их тексты развивают художественные идеи 1990-х. Важный опыт этого поколения -привычка к новым техническим возможностям, своего рода отсутствие "пространства" для удивления. Главный поколенческий опыт - падение коммунизма и быстро пройденная граница между двумя системами. Молодые писатели говорят о себе как о поколении потерянном, жестко критикуют последствия экономического перелома, современную цивилизацию в целом (Д. Одийя, М. Сеневич, Р. Коберский и др.). Они пишут и своего рода "производственные романы", в отличие от предыдущего поколения, не стремившегося описывать современную Польшу. Вместе с тем, начиная действие в узнаваемой современной Польше, молодые писатели затем нередко облекают его в фантасмагорическую форму. Воспитанные на мультфильмах и комиксах с идеализацией и типизацией героев, они привносят в свою прозу эту поэтику, возможно, компенсируя ощущение семиотической размытости окружающей реальности. Молодые писатели не хотят писать "напрямую" о "вечных" проблемах. Их повествователь - не умный, а умничающий, гримасничающий, провоцирующий (в частности, соединением в тексте демонстративных указаний на автобиографизм и шокирующих поворотов сюжета).

С. А. Шерлаимова: На ситуацию в современной чешской литературе накладывают отпечаток перемены, связанные с вступлением Чехии в Европейский Союз. Исчезли характерные для 1990-х годов иллюзии, будто в обновленном обществе литература освободится от идеологии и таким образом достигнет расцвета. Заметного расцвета не произошло, а идеология приобрела лишь другую направленность. Плодотворным оказалось проникновение в новую чешскую прозу антиглобалистских настроений

стр. 114


(повесть И. Топола "Ночная работа", 2001). К идеологии "зеленых" близок как А. Баяя в романе "Оволчение" (2003), так и М. Урбан в романах "Водяной" (2001) и "Мемуары депутата парламента" (2002). Сохраняется популярность документалистики и автобиографизма нового типа. Постмодернизм, модный в 1990-е годы, все чаще подвергается критике, однако сохраняет прочные позиции в произведениях не только своих очевидных сторонников (И. Кра-тохвил, М. Айваз), но и тех авторов, которые от него декларативно открещиваются (М. Урбан). Диктат рынка приводит ко все большему превращению литературы в "промышленное производство": убыстряется темп создания новых книг, что не может не сказываться на уровне произведений. Несмотря на уменьшение государственных ассигнований на культуру, продолжают появляться и серьезные критические статьи, и интересные исследования (можно отметить К. Хватика, А. Гамана, П. Яноушека, П. Яначека, И. Травничка).

Ю. В. Богданов: 1 января 2003 г. Словацкая Республика отмечала десятилетие своей независимости. Это стало поводом для широкого обсуждения, активное участие в котором приняли многие литераторы. В еженедельнике Общества словацких писателей "Literarny tyzdenik" со своими соображениями выступили 25 писателей и деятелей культуры. В 1990 г. в Словакии было немало скептиков, не веривших в жизнеспособность "своего" государства, предрекавших социальную катастрофу. Но страна удержалась, хотя и надолго раскололась на два лагеря: сторонников суверенности и приверженцев сохранения Чехословацкой федерации. Сейчас, конечно, ни о каком восстановлении федерации речь не идет, но внутренний водораздел сохранился как в политике, так и в культуре. Одна сторона подчеркивает приоритет национальных ценностей, другая ориентируется на стандартное либерально-демократическое гражданское общество. После вступления Словакии в НАТО и ЕС проблематика поисков оптимального соотношения "своего" и "чужого" приобрела исключительную актуальность.

В литературно-критической сфере концепция ускоренного "возвращения" в Европу стимулирует активизацию постмодернистских тенденций, истоки которых отыскиваются в словацкой литературе 1960-х годов. А генетически присущий словацкой культуре рефлекс самосохранения призывает к осторожности, предупреждая об угрозе растворения малой нации в конгломерате европейского сообщества. Проблема сочетания в литературном процессе национального начала с использованием мирового художественного опыта остается в Словакии одной из ключевых.

Л. Ф. Широкова: Важнейшие события в стране и обществе - вступление Словакии в ЕС и НАТО, связанные с этим реформы, проблемы сохранения национальной идентичности, а также постигшие страну серьезные природные катастрофы. В литературной жизни определяющим моментом стал продолжающийся раскол между двумя крупными писательскими объединениями, в основе которого - разные представления о путях развития национальной культуры в современном мире ("патриоты-народники" и "западники-космополиты"). В периодической печати это противостояние отразилось в многочисленных публицистических выступлениях (статьи Й. Боба, Я. Тужинского, Р. Хмеля). В Институте словацкой литературы САН уже длительное время идет работа над исследованием по современной литературе (после 1945 г.), однако фундаментальный труд далек от завершения. Опубликованы отдельные монографические статьи в журнале "Slovenska literatura", а также несколько монографий, посвященных этому периоду (Р. Билика, III. Друга, М. Баторова, В. Петрика и др.). В 2005 г. вышел коллективный труд (отв. ред. В. Марчок) "История словацкой литературы" (3-й том), продолживший монографический двухтомник С. Шматлака с тем же названием. Одно из проявлений новой рыночной экономики в области культуры - кризис книжного рынка, засилье развлекательной литературы. Характерная черта времени - большие по сравнению с предшест-

стр. 115


вующим периодом объемы изданий зарубежной литературы.

Ю. Л. Гусев: 2004 год в венгерской литературе не принес сенсаций. Застарелая расколотость венгерского общества на "народников" и "урбанистов" (которая является следствием общей восточноевропейской неразвитости) сохраняется, хотя утратила свою остроту. Венгерская духовная жизнь - при сохранении прежних противоречий - как бы замерла, привыкая к новой ситуации: к жизни в европейском контексте, к требованиям, которые европейское сообщество предъявляет к новым своим согражданам, "продравшимся" в него из объятий бывшего советского блока. В свете этой тенденции более понятен тот факт, что даже лидеры постмодернизма (Д. Конрад, П. Эстерхази и др.) обратились к автобиографической прозе. Можно отметить факты, свидетельствующие о повороте Венгрии - в сфере культуры, по крайней мере, - к России. Активно начался сезон венгерской культуры в России (открытие памятника Аттиле Йожефу в Москве, выход целого ряда книг -И. Кертеса, Б. Хамваша, П. Надаша, Ш. Каняди, И. Бибо и других, научные и культурные мероприятия).

Г. Я. Ильина: Отличие от общественной и культурной ситуации в Хорватии 1990-х годов - постепенное освобождение от синдрома военных лет и стремление включиться в общий культурный европейский контекст. Этим объясняется одно из основных направлений в хорватской литературе и литературоведении -разобраться в процессах 1990-х годов. Осмысление шло несколькими путями: ослабление националистических позиций и изменения в оценке эмигрантской литературы. На смену эйфории приходят более спокойное признание средних эстетических достоинств творчества эмигранских писателей и размышление о путях их включения в общий национальный литературный процесс. Основные тенденции в прозе 1990 - начала 2000-х годов следующие: ослабление позиций исторической прозы; основные тематические узлы и художественные формы определяло осмысление предыдущего десятилетия, иногда с ретроспективой в более далекое прошлое; на первый план вышла автобиографическая проза. Критика выделяет несколько ее типов: автобиография в узком смысле, псевдобиография, вымышленная автобиография, ассоциативная, не привязанная к хронологии автобиография, пародированная автобиография. Особое место отводится "женской прозе". В данную категорию литературы включаются не только произведения, написанные женщинами, но и те, что созданы по этой модели, специфику которой составляют стирание жанровых границ, автобиографизм, исповедальность, фрагментарность, доминирование образов женщин, самоутверждающихся в противостоянии общественным предрассудкам.

Н. Н. Старикова: В 2004 г. в Любляне вышли две антологии: "О чем мы говорим. Словенская краткая проза 1990- 2004" и "Мы вернемся вечером. Антология молодой словенской поэзии 1990 - 2003", представляющие поколение 1960 - 1970-х годов рождения. Большинство авторов дебютировали в начале 1990-х годов, что совпало со временем обретения республикой суверенитета, поэтому их творчество получило в текущей критике название "молодая литература независимой Словении". Первый сборник, составленный М. Чандером, включает рассказы А. Блатника, Я. Вирка, А. Моровича, М. Новак, Д. Чатера, В. Мёдерндорфера, Т. Космача, А. Чара и др. Несмотря на то, что имена первых четырех авторов ассоциируются у читателей с постмодернизмом, в целом для этой прозы характерен отход от поэтики игры и обращение к традиционным формам повествования. Обновление тематики осуществляется главным образом за счет актуализации недавно считавшихся маргинальными тематических блоков. В центре внимания - сознание молодого современника, часто балансирующее на грани патологии и нормы, высвеченное гротеском повседневности. В книгу стихов, подборку которых сделал М. Кос, вошли произведения девятнадцати поэтов, среди которых и имеющий европейскую известность У. Зупан, и недавно выпустивший первый сборник Ю. Якоб. Принципиальным отличием этой по-

стр. 116


эзии является ее подчеркнутая прозаизация; поэты не слишком отягощены поисками высоких ценностей, скорее, они пытаются найти способ выживания поэзии в современном мире.

М. Б. Проскурнина: Опубликованные в 2004 г. материалы конференции "50 лет македонскому роману" (она прошла в Институте македонской литературы в 2002 г.) убеждают в том, что исследователи истории, специфики и поэтики романа в литературе Македонии не придерживаются единого мнения по поводу истоков этого жанра в национальной литературе. Так, часть литературоведов (В. Стойчевская-Антич, В. Тоциновский, Н. Радический, М. Гюрчинов и др.) полагают, что начало македонского романа приходится еще на время, предшествующее периоду кодификации македонского литературного языка. Эти ученые считают возможным говорить о македонском романе уже в XIX в., когда писатели создавали книги не на македонском, а на других языках. Однако по специфике проблематики и тематики данные произведения уже могут быть названы первыми македонскими романами. Эту довольно спорную точку зрения оспаривают другие литературоведы (Й. Друговац, А. Прокопиев и др.), придерживающиеся традиционного мнения о том, что начало жанру романа в македонской литературе положил вышедший в 1952 г. роман Славко Яневского "Село за семью ясенями". Современное состояние македонского литературоведения убеждает, что последняя точка зрения постепенно теряет своих сторонников, а преобладает тенденция "древления" национальной литературы, что далеко не всегда свидетельствует об объективном научном взгляде исследователей на развитие македонской литературы.

А. Е. Евстратова: В конце 1990 - 2000-х годах в македонском литературоведении продолжает осмысляться творческое наследие писателей предшествовавшего периода. Одним из них стал прозаик и драматург Ж. Чинго (1935 - 1987), которому посвящено несколько статей и монографий, в том числе книга Я. Мойсиевой-Гушевой "Своеобразие поэтики Чинго" (2001). Особенность этого труда в том, что, во-первых, в нем впервые рассматривается весь корпус произведений Чинго (включая изданное посмертно); во-вторых, литературовед подробно анализирует многочисленные аспекты (хронотоп, типы повествователя, фольклорные элементы, функции сказа, фантастическое, карнавализация и др.), в том числе ранее не рассматривавшиеся. По-новому освещается тема "Чинго и революция": в отличие от критиков 1960-х годов, Мойсиева-Гушева не пытается сгладить тот факт, что в конфликте старого и нового симпатии писателя - скорее на стороне старого, патриархального. Однако и здесь наблюдается некоторая односторонность, так как взгляды Чинго не рассматриваются в динамике. Ценно стремление исследовательницы раскрыть влияние Чинго на последующее развитие национальной литературы, а также увидеть его наследие в контексте творчества предшественников и современников (проводится линия: "региональная проза" С. Попова, С. Дракула, М. Фотева - "магический реализм" Ж. Чинго, П. М. Андреевского, С. Яневского - постмодернизм В. Манчева, М. Маджункова и др.).

Н. Н. Пономарева: Кризис в болгарской культуре, начавшийся на рубеже 1980 - 1990-х годов, все еще не преодолен. Сохраняется резкое разделение писателей по идеологическим и художественным позициям. Процесс глобализации оказал во многом негативное влияние на литературу, став для некоторых поддержкой в отрицании всего национального, в поклонении западным стереотипам. Все чаще слышны протесты против безоглядной ориентации на Запад. Литературная продукция представляет собой довольно пеструю картину. Так называемая постмодернистская проза занимает малую часть книжного рынка. Если в поэзии постмодернизм обрел сравнительно четкие формы, то в прозе можно говорить лишь об использовании его приемов или об особом болгарском варианте постмодернизма. Не снижается популярность массовой литературы. Вместе с тем произошел заметный качественный сдвиг в прозе и драматургии.

стр. 117


Налицо стремление авторов к восстановлению прервавшейся было в 1990-х годах нити, связывавшей сегодняшнюю литературу с предшествующей. Возрождается интерес к историческому роману (А. Дончев, В. Зарев, А. Томов), однако тема современной действительности Болгарии остается на первом месте (в прозе - В. Зарев, А. Попов, С. Клеёв, З. Эвтимова, Э. Томова и др.). Продолжает интенсивно развиваться (в новых формах) мемуаристика (Г. Данаилов, Н. Стефанова, К. Илиев). Выходит из продолжительного кризиса драматургия (Г. Господинов, Я. Добрева и др.). В поэзии активны представители старшего поколения (П. Матев, В. Петров), критика выделяет сборники более молодых - К. Димитровой, Г. Господинова, Э. Сугарева.

М. В. Фридман: Национал-коммунистическое наследие эры Чаушеску потерпело в 2004 г. очередное поражение: выборы президента продемонстрировали, что румынский народ все более отдаляется как от левых, так и от правых крайностей. Литература не могла оставаться в стороне от этих процессов. Если инерция чаушизма в предыдущие годы по-прежнему тщилась возвышать идеологию над эстетическим, то в последнее время дают о себе знать противоположные подходы. Публикуемые стенограммы бесед партийного руководства с крупными деятелями культуры наглядно раскрывают методы "перестройки" М. Садовяну, Д. Кэлинеску и других на позиции, угодные РКП. Участились попытки разработки основ новой науки - жертвологии, как средства объяснения "оппортунизма" больших художников. Продолжается процесс демифологизации произведений, объявленных в годы чаушизма завоеваниями новой культуры (сборник рецензий А. Штефэнеску "Нечто, напоминающее литературу"). Ведется борьба с "фракоманией". Певцы "Великой Румынии", проведшие конгресс "Мы не потомки Рима", потребовали исключить из школьной программы латынь (происхождение румын при этом связывается исключительно с фракийскими племенами). Отповедью подобным декларациям стал труд академика Г. Влэдуцеску "Энциклопедия греческой философии", в котором показана необходимость усвоения европейскими культурами античного наследия. Радует обилие новых историй румынской литературы, монографий, в которых ощущается все более настойчивое стремление увидеть произведения в контексте литератур Юго-Восточной Европы. Добротных произведений все еще мало, однако прогнозы обнадеживают (романы М. Кэртэреску "Ослепительно", Н. Данилова "Сигма", стихи М. Динеску и др.).

Заключение. Схожесть процессов, происходящих в литературах южных и западных славян и их ближайших "географических" и "культурных" соседей, делает проведение "круглого стола" по проблемам текущего литературного процесса особенно полезным для всех участников, какой бы национальной литературой они ни занимались. Подобные обсуждения не только расширяют научный кругозор, но и позволяют по-новому взглянуть на развитие той литературы, которая представляет основной исследовательский интерес для каждого из сотрудников Центра. Надеемся, что приведенные сообщения будут полезны и читателям.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Zawada A. Literackie powiecze 1939 - 1989. Wroclaw, 2001; Stabro S. Literatura polska 1944 - 2000 w zarysie. Krakow, 2002; Burkot S. Literatura polska w latach 1939 - 1999. Warszawa, 2002.

2. Kornhauzer J. Postskriptum. Notatnik krytyczny. Krakow, 1999.


© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/СОВРЕМЕННОЕ-СОСТОЯНИЕ-ЛИТЕРАТУР-В-СТРАНАХ-ЦЕНТРАЛЬНОЙ-И-ЮГО-ВОСТОЧНОЙ-ЕВРОПЫ-МАТЕРИАЛЫ-КРУГЛОГО-СТОЛА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Moldova OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ЕВСТРАТОВА, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЛИТЕРАТУР В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ. МАТЕРИАЛЫ "КРУГЛОГО СТОЛА" // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 19.04.2022. URL: https://library.md/m/articles/view/СОВРЕМЕННОЕ-СОСТОЯНИЕ-ЛИТЕРАТУР-В-СТРАНАХ-ЦЕНТРАЛЬНОЙ-И-ЮГО-ВОСТОЧНОЙ-ЕВРОПЫ-МАТЕРИАЛЫ-КРУГЛОГО-СТОЛА (date of access: 23.05.2022).

Publication author(s) - А. ЕВСТРАТОВА:

А. ЕВСТРАТОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Moldova Online
Кишинев, Moldova
80 views rating
19.04.2022 (34 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
BARRISOL ПРИШЕЛ В МОЛДОВУ
4 days ago · From Moldova Online
УРЕГУЛИРОВАНИЕ ТРАНСИЛЬВАНСКОЙ ПРОБЛЕМЫ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СССР (1945 - 1947 ГОДЫ)
11 days ago · From Moldova Online
ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА САВЧЕНКО
Catalog: История 
13 days ago · From Moldova Online
ПАМЯТИ МИХАИЛА ВЛАДИМИРОВИЧА ФРИДМАНА (1922 - 2006)
25 days ago · From Moldova Online
К ЮБИЛЕЮ ТАТЬЯНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ ЦИВЬЯН
25 days ago · From Moldova Online
ВИКТОР БОГОМОЛЕЦ - АГЕНТ РУМЫНСКИХ СЕКРЕТНЫХ СЛУЖБ
Catalog: История 
27 days ago · From Moldova Online
СТАРООБРЯДЦЫ В РУМЫНИИ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
27 days ago · From Moldova Online
РУССКИЕ СТАРООБРЯДЧЕСКИЕ СЕЛА В РУМЫНИИ: АРХАИКА И ЗАИМСТВОВАНИЯ В НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЕ
27 days ago · From Moldova Online
НОВОЕ В КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ЗАРУБЕЖНЫХ СЛАВЯНСКИХ СТРАН. ПО СЛЕДАМ КОМАНДИРОВОК, КОНФЕРЕНЦИЙ, ПУБЛИКАЦИЙ
Catalog: Разное 
28 days ago · From Moldova Online
МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "РОССИЙСКИЕ УЧЕНЫЕ-ГУМАНИТАРИИ В МЕЖВОЕННОЙ ЧЕХОСЛОВАКИИ"
Catalog: История 
31 days ago · From Moldova Online

Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.MD is a Moldavian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЛИТЕРАТУР В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ. МАТЕРИАЛЫ "КРУГЛОГО СТОЛА"
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Library of Moldova ® All rights reserved.
2016-2022, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones