LIBRARY.MD is a Moldavian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: MD-54
Author(s) of the publication: И. ОВЧИННИКОВА

share the publication with friends & colleagues


МИНИСТР просвещения Молдавии Дмитрий Георгиевич Зиду рассказал мне поучительный эпизод, который точнее было бы назвать притчей. Директор детского дома (хороший директор - это вы сейчас увидите) поехал в пионерский лагерь навестить своих воспитанников. И к стыду своему, обнаружил, что в отличие от пап и мам, которые привезли детям полные сумки гостинцев, он явился к своим с пустыми руками. Бросился тут же в сельскую лавочку, оказавшуюся неподалеку, накупил немудрящих конфет на всю наличность, и надо было видеть восторг детей, которых он этими конфетами оделял: не сами по себе конфеты, конечно, стали причиной восторга, а то, что они как бы уравняли детдомовских ребятишек с родительскими.

Казалось бы, история с благополучным концом, однако министра она лишь укрепила в убеждении, которого в Молдавии придерживаются неукоснительно: ребенка, по той или иной причине оставшегося без родительского попечения, надо всеми доступными средствами попытаться устроить в семью, способную дать ему достойное воспитание, а уж если никак не получается, тогда детское учреждение, будь то Дом ребенка, дошкольный детский дом или интернат. Результат: более восьмидесяти процентов детей, чьи родители лишены прав или погибли, безвестно отсутствуют или отбывают срок наказания, живут в семьях. В селе Костешты Кутузовского района (речь о нем еще впереди) из двадцати таких детей только четверых пришлось отдать в государственные учреждения.

Что значит определить в семью? Желающих усыновить ребенка более чем достаточно. Да, во-первых, большинство предпочитают маленького, новорожденного; во-вторых, детей, подлежащих усыновлению, гораздо меньше, чем нуждающихся в опеке. По ряду причин в Молдавии вообще предпочитают опеку: форма более гибкая, а заменить ее на каком-то этапе усыновлением никогда не поздно.

Какое же, однако, у этой формы содержание? Опекуна надо прежде всего найти, все документы оформить и далее самым пристальным образом следить за тем, как складываются его отношения с подопечным. Кто должен всем этим заниматься? Исполком районного Совета, конкретнее - отдел народного образования. А еще-то конкретнее - кто именно в отделе? Школьный инспектор, выше головы заваленный именно школьными же делами? Так дело в подавляющем большинстве случаев и обстоит. Только в Москве и нескольких районах Ленинграда введена должность инспектора по охране детства. В Молдавии она существует в каждом районное отделе народного образования начиная с 1979 года. Сейчас эта должность введена в Латвии и Белоруссии.

Нынче молдавской службе охраны детства, стало быть, пять лет, и можно уже подводить кое-какие итоги. Мне рассказывали о них секретарь республиканской комиссии по делам несовершеннолетних Зоя Георгиевна Довбыш и инспектор Министерства просвещения Валентина Федоровна Шинкарюк. О десанте, который предприняли, чтобы одномоментно выявить всех детей, лишившихся родительского попечения. О трехнедельных курсах, срочно организованных для тех, кто призван был налаживать совершенно новое дело. О том, как подняли на ноги прокуратуру, загсы. Министерство юстиции. Об ужаснувшей картине, которая открылась: скажем, год назад умерли родители, а дети никуда не определены, пособия, положенного государством, не получают, и спросить не с кого.

Сегодня в Молдавии невозможно то, о чем написала в "Известия" Ольга Белюсенко. В 1972 году (дело было в Кизляре) ее мать лишили родительских прав. Осталось шестеро детей (Ольга - старшая). Подъехала к дому легковая машина - забрали сестру Тому: какие-то люди взяли ее на воспитание. Еще через два дня подъехала другая машина - за четырехлетним Сашей. С Ольгой остались шестилетний Толя и двухлетняя Валечка. Потом и Валечку кто-то увез. Позднее от Томы усыновители отказались, и они с Ольгой окончили школу-интернат г. Волжского, где теперь живут и работают. Но о других братьях и сестрах ничего не знают. Знают только, что Женя Казиков, братишка, родившийся уже после того, как остальных раскидало по разным местам, - в детском доме N 6 Каспийска. И вот старшая сестра просит: переведите Женю в Волжский, где они с сестрой пока устроены в общежитии, но надеются со временем получить квартиру.

Кого же, однако, об этом просить? А некого. Директор интерната направил Ольгу в гороно, гороно - к юристу, юрист разговаривал так, будто бы это она во всем виновата, и посоветовал свою затею оставить.

Моим собеседникам дико было эту историю слушать. Чего они только не делают, чтобы семью на части не делить, а уж коли другого выхода нет, соединить, как только представится возможность. По всей стране разыскивают, испытывая, правда, огромные трудности оттого, что не к кому, в сущности, обращаться за помощью.

ПУСТЬ читатель не подумает, что дети, оставшиеся без родителей, - единственная забота инспектора по охране детства. А кто рассуживает споры из-за детей между разведенными родителями, кто выступает в судах, отстаивая детские права, кто заботится о сохранении за ребенком жилья, пока он учится где-то за тридевять земель? Каждая опека или усыновление - минимум десять документов. А в Кутузовском районе оформляются сто опек в год да усыновлений не меньше. Вот и считайте.

В районном отделе народного образования всем дел хватает, но больше, чем инспектор охраны детства, не загружен никто. И он (а это чаще всего она), конечно, сбился бы с ног, если бы не помощь опекунских советов. В Молдавии они действуют повсеместно. Возглавляют их члены исполкомов местных Советов, входят в их состав общественные инспектора, а они есть в каждом школьном и дошкольном учреждении.

И вот теперь к месту будет познакомить вас с Александрой Васильевной Григорицу. Она секретарь исполкома Костештского сельского Совета и председатель совета опекунского. Нет дня, чтобы она не поинтересовалась подопечными ребятами: напомню, что в селе живут шестнадцать да четверо в государственных учреждениях, но имущество сохраняется, то есть жилье сдано в аренду и плата за него переводится на сберегательную книжку ребенка. Опекуны разные. Есть дед, который растит внука, оставшегося после недавно скончавшейся Незамужней дочери. Есть семья, в которой десять своих детей - одиннадцатого взяли под опеку. Сейчас он уже десятилетку окончил. Опекун и дом ему отремонтировал, и свадьбу сулит справить не хуже, чем другим. Есть девочка, оставшаяся жить в своем доме под опекой соседки.

Ну а как, спрашиваю, проверять-то, хорошо ли опекаемому живется? В чужом- то дому, как в чужой душе, - потемки. "Да какие же в деревне потемки? - удивляется Александра Васильевна. - Все очень просто. Захожу в гости - борщом пахнет, чисто, на вешалке новое пальто висит. Чье, интересуюсь. Вероникино. И все ясно.

Можем кому угодно отказать - только не опекунам и их подопечным. Шифер нужен, цемент, дрова даже (они здесь в большой цене) - все дадим, лишь бы дети были не в обиде".

Помощники у Александры Васильевны ей под стать. У общественного инспектора учительницы Зинаиды Ивановны Мельник - сын и дочь. Но вот случилась беда - осиротели двое учеников. Съехались родственники. Директор к одному, к другому - кто возьмет? Все молчат, а девочка-десятиклассница и скажи: "Я хочу к Зинаиде Ивановне". Зинаида Ивановна вспоминает: "Я обмерла. С мужем (он тоже учитель) переглянулись, подошла к ней, обняла, и заплакали обе". Теперь уж этой девочке двадцать пять.

А Валентина Ивановна Стародуб, общественный инспектор из села Ульма? Два десятка детей, оставшихся без родителей, выявила. Сама отвезла в детские учреждения тех, кого не удалось пристроить в семьи (а на какие, между прочим, деньги? - транспортные-то расходы не предусмотрены). Мальчик один тяжелый есть - с опекуном не ладит. Так Валентина Ивановна каждый день на другой конец села ходит, чтобы за руку в школу привести. "Ничего, - смеется, - доучим, до ума доведем".

Забот, конечно, полон рот. Сельские опекуны, бывает, сами и не хлопочут о назначении денежной помощи ребенку: вроде неудобно. Но опекунский совет тут как тут. Пусть сейчас нет нужды в этой сумме, но исполнится парню или девушке восемнадцать, а на книжке сколько-нисколько собралось - свои, не дареные. Это очень важно: многие ребята, к примеру, стесняются и бесплатного обеда в школе, и ботинок из фонда всеобуча. А помощь от государства - дело нормальное.

Найти инспектора по охране детства (в Молдавии они именуются методистами по причинам финансовым, но это название неудачное, потому как методист только советует, а инспектор указывает), чтобы соответствовал он своему назначению, нелегко. Такие, как Тамара Николаевна Дашкевич в Кутузовском районе, или Таисия Васильевна Аникеева, или Людмила Дмитриевна Павленко в Кишиневе, конечно, не везде. Но они определяют уровень, задают тон.

В чем его суть? Думать, не подходить к делу механически: не решать спор между отцом и матерью безоговорочно в пользу матери только потому, что она ею по документам числится, между отцом и бабушкой в пользу отца потому лишь, что за ним право родственника первой руки.

У Людмилы Дмитриевны был случай. Вызвали ее в больницу. Умирает женщина, умоляет не отдавать ребенка ни собственной матери, ни бывшему мужу, а только подруге. Как так? Ведь закон-то гласит... А Людмила Дмитриевна на своем стоит: в законе сказано - любой спор решать в интересах ребенка. Вот и посмотрим, что нужно отцу, ребенок или жилплощадь. И Людмила Дмитриевна добивается исполнения воли покойной: над ребенком устанавливают опеку без согласия отца. В интересах ребенка... "Я себя всегда об одном спрашиваю: лучше будет ребенку или хуже. Сто раз всех обойду, всех послушаю, со всеми посоветуюсь", - это Людмила Дмитриевна говорит. А о Тамаре Николаевне Дашкевич хорошо очень сказал заведующий Кутузовским роно: слезами каждого ребенка умоет, все сердце растратила.

Жизнь все время поворачивается к инспектору своей теневой стороной. Как тут не подозревать в каждом наихудшие побуждения, не растерять веру в людское благородство. И вот, представьте себе, удается все это. Той же Тамаре Николаевне, той же Людмиле Дмитриевне. Как они бьются за каждую маму, прежде чем ставить вопрос о лишении родительских прав! Часами уговаривают, убеждают, отправляют на лечение, переписываются (сколько писем даже из мест заключения!), устраивают на работу в учреждение, куда определен ребенок. И точно так же убеждают разведенных родителей не рвать ребенка на части, договориться миром. Есть уже и победы. "Прихожу проверить, как проходят свидания ребенка с отцом, а супруги уже помирились, вместе живут. Выходят оба навстречу, зазывают чай пить, а у меня комок в горле". Сколько же за такой победой сражений: с обоими вместе, с каждым в отдельности, и опять вместе, и опять по одному. Тратится сердце - ничего не скажешь.

Зато... Отец, которому ребенок был передан на воспитание после смерти жены, несмотря на протесты ее родни, суды и пересуды, приходит к Людмиле Дмитриевне. Собрался, говорит, жениться. Очень прошу: познакомьтесь с невестой, своим глазом взгляните.

В МОЛДАВИИ, если родители оставили ребенка даже бабушке с дедушкой, назавтра об этом знают в исполкоме сельского Совета. (При мне советовались с заместителем Председателя Совета Министров республики Нелли Павловной Кирияк, как быть: отец с матерью где-то шабашничают, дети у родственников, но пригляд плохой, надо бы детей определять, да родители то обещают вот-вот вернуться, то сообщают, что снова задерживаются).

Так что же дает налаженная служба охраны детства? Если такая постановка вопроса применительно к детям вообще возможна, то и ответ есть. В республике резко снизилось число детских правонарушений и существенно увеличилось число людей, готовых опекать ребенка, оставшегося без родителей.

Тут причина еще и в огромном общественном уважении, которым окружены такие люди. В республике много думают о том, как им помочь, и, полагая несправедливым недавнее постановление, лишающее опекаемых детей пенсии, если они обучаются в общеобразовательных школах-интернатах, находят разные способы возместить этот ущерб. В самом деле. Пусть ребенок приезжает к опекунам только на конец недели - зачем же ему быть нахлебником? А за квартиру, принадлежащую ребенку, кто должен платить? А если опекун берет ребенка с собой в отпуск, почему он, собственно, должен делать это за свой счет?

В Молдавии ставят вопрос даже более дерзко: если бы люди знали, что, оформив опеку над ребенком, станут получать ту сумму, в которую он обходится государственному учреждению, детей, воспитываемых в семьях, было бы еще больше, а государство не понесло бы ни малейших убытков - скорее, наоборот. Записывая в свой блокнот эти соображения, я подумала, что могу сразу же, немедленно назвать десятка полтора известных мне семей, которые согласились бы опекать трех - четырех детей и вырастили бы на славу, если бы были уверены в том, что их поддержат материально, да и общественное мнение будет на их стороне.

Конечно, это вопрос будущего. Тут нужно и считать, и размышлять, и внимательнейшим образом изучать имеющийся опыт. И прежде всего опыт охраны детства, потому что широкая постановка семейной опеки немыслима без такой ее организации, как в Молдавии.

Что выявили пять лет существования этой службы? А то, что нельзя ее по- настоящему устроить, не обеспечив внимания и уважения на всех уровнях - от министра просвещения до директора школы, от Совета Министров республики до сельского исполкома. Мне говорили: доведется сокращать аппарат, от кого угодно откажемся, а инспекторов по охране детства оставим. Между тем и здесь не все и не сразу поняли, кому и зачем нужны такие инспектора. Теперь понимают, ценят, а потому и слово для них нашли, очень точно определяющее суть дела, которому они служат, - спасатели.

Orphus

© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/Рассказываем-о-советских-работниках-ЕСТЬ-ТАКАЯ-СЛУЖБА-Из-опыта-охраны-детства-в-Молдавии

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Moldova OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. ОВЧИННИКОВА, Рассказываем о советских работниках. ЕСТЬ ТАКАЯ СЛУЖБА. Из опыта охраны детства в Молдавии // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 18.09.2017. URL: https://library.md/m/articles/view/Рассказываем-о-советских-работниках-ЕСТЬ-ТАКАЯ-СЛУЖБА-Из-опыта-охраны-детства-в-Молдавии (date of access: 26.04.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. ОВЧИННИКОВА:

И. ОВЧИННИКОВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Moldova Online
Кишинев, Moldova
110 views rating
18.09.2017 (584 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
СТАТЬИ В СОВЕТСКИХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ
Catalog: История 
16 days ago · From Moldova Online
Историческая наука в СССР. НОВЫЕ КНИГИ
16 days ago · From Moldova Online
Л. И. ЗОРИН. Особое задание. М. Политиздат. 1987. 175 с.
Catalog: История 
16 days ago · From Moldova Online
Д. М. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ. У истоков бонапартизма. Происхождение режима Наполеона I. Саратов, Изд-во Саратовского ун-та. 1986. 200 с.
16 days ago · From Moldova Online
Н. Н. МАСЛОВ, Н. В. РОМАНОВСКИЙ, А. А. ЧЕРНОБАЕВ. Знамя борющейся партии. Очерк истории Программы КПСС. М. Политиздат. 1986. 206 с.
Catalog: История 
16 days ago · From Moldova Online
КОНФЕРЕНЦИЯ РАБОТНИКОВ ПАРТАРХИВОВ
Catalog: История 
16 days ago · From Moldova Online
Международные связи советских историков. ЗАСЕДАНИЕ КОМИССИИ ИСТОРИКОВ СССР И ЧССР
Catalog: История 
16 days ago · From Moldova Online
КОНГРЕСС ПО ИСТОРИИ ПРОСВЕЩЕНИЯ
Catalog: История 
16 days ago · From Moldova Online
Рецензии. В. З. ДРОБИЖЕВ. У ИСТОКОВ СОВЕТСКОЙ ДЕМОГРАФИИ
16 days ago · From Moldova Online
Историческая наука в СССР. В Отделении истории и Научных советах АН СССР. В БЮРО ОТДЕЛЕНИЯ
Catalog: История 
16 days ago · From Moldova Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
Рассказываем о советских работниках. ЕСТЬ ТАКАЯ СЛУЖБА. Из опыта охраны детства в Молдавии
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Moldavian Digital Library ® All rights reserved.
2016-2019, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK