Libmonster ID: MD-1004

К середине 2010-х годов в Восточной Азии интеграционные тенденции в торговой, инвестиционной и финансовой сферах развиваются параллельно. Примером тому могут служить как подписание соглашений о свободной торговле (двусторонних и многосторонних), так и реализация ряда общерегиональных финансовых инициатив. Тем не менее взаимопроникновение в финансовой сфере идет опережающими темпами, что дает основание экспертам говорить об уникальности восточноазиатской модели. Еще в середине 1990-х годов, государства-лидеры региона, в частности, Япония, заявляли о том, что классическому типу интеграции в Восточной Азии может предшествовать финансовая интеграция. Судя по специальной литературе, термин "financial integration" применяется по отношению к процессам регионализации в Восточной Азии гораздо чаще, чем в других регионах мира. Это понятие фигурирует как в отчетах международных институтов (АБР, МВФ, Европейской комиссии, подразделений ООН)1, так и в исследованиях национальных ведомств стран Восточной Азии2.

Вместе с тем применение данного термина к вопросам регионализации в Восточной Азии, по мнению целого ряда экспертов, остается спорным и требует его точного определения. В экспертной среде утвердилось понимание, что "финансовая интеграция" - это процесс, в ходе которого национальные финансовые рынки на фоне обостряющейся конкуренции друг с другом становятся единым рынком. Степень интегрированности характеризуется "сближением цен, предложения финансовых продуктов и их эффективности/доходности"3. Такой результат предполагает "гармонизацию финансовой инфраструктуры" (платежных систем, управления финансами, финансового законодательства, систем финансового учета и отчетности, правил ведения бизнеса и т.д.)4.

1

Импульс расширения экономической интеграции, исходивший в 1990-х годах от АСЕАН, воплотился в двух параллельно реализуемых стратегиях - подписании индивидуально-групповых соглашений о создании зон свободной торговли между организацией государств Юго-Восточной Азии и ее северными соседями и зарождении коллективного механизма сотрудничества "АСЕАН плюс три (АПТ)"5 с перспективой его трансформации в "Восточно-азиатское сообщество"6.

Уже в конце 1990-х годов в момент разработки проекта Экономического сообщества АСЕАН оно было исходно рассчитано на последующее вхождение в поле интеграционных усилий трех привилегированных партнеров из Северо-Восточной Азии - Китая, Южной Кореи и Японии7. В принятом в декабре 1998 года в условиях еще не до конца преодоленных последствий финансово кризиса Заявлении о решитель-


Статья подготовлена при выполнении НИР по теме "Международно-политические и правовые аспекты интеграционных проектов с участием Российской Федерации", проводимой в рамках реализации ФЦП "Научные и научно-педагогические кадры инновационной России" на 2009 - 2013 годы [Соглашение No. 801 5).

стр. 98

ных мерах8 лидеры группировки подчеркнули "неразрывность экономических судеб АСЕАН и стран Северо-Восточной Азии". В созданном ими Экономическом сообществе, очевидно, отразилось ставшее традиционным для вошедших в него стран стремление выступать в интеграционных процессах коллективным игроком с целью нивелировать свои слабые стороны перед лицом более сильных государств. При этом страны Северо-Восточной Азии, понимая смысл попыток АСЕАН закрепить свои организационно-процедурные преимущества, принимают эти правила игры. По-видимому, они полагают, что экономические выгоды в данном случае превышают негативные стороны от сотрудничества на асеановских условиях.

Первый саммит АПТ прошел в декабре 1997 г. при участии лидеров всех стран АСЕАН, а также Китая, Южной Кореи и Японии. Решение о его организации обсуждалось до разразившегося в регионе финансового кризиса, однако повестка дня встречи подверглась корректировке с учетом необходимости совместных действий по преодолению его последствий. Лейтмотивом консультаций стала выработка мер по созданию паназиатской системы финансового регулирования. Хотя со временем спектр поднимаемых на саммитах АПТ проблем расширился и включил вопросы борьбы с инфекционными заболеваниями (атипичной пневмонией, птичьим гриппом), продовольственной безопасности и формирования восточноазиатской идентичности, сотрудничество в финансовой сфере остается основным приоритетом. При этом его обсуждение охватывает три основных аспекта:

- интеграция финансовых рынков стран Восточной Азии;

- формирование общих регулирующих механизмов для повышения их управляемости и стабильности;

- превращение финансовой сферы в дополнительный источник ускорения экономического развития за счет более эффективной мобилизации капитала и облегчения перетока инвестиций.

АПТ призван был ответить на вызовы, в полной мере проявившиеся в ходе азиатского финансового кризиса, который продемонстрировал неустойчивость валютных систем стран Юго-Восточной Азии. Симптоматично, что он начался именно в валютной сфере с девальвации тайского бата в июле 1997 г. Его массовая продажа спровоцировала падение доверия к другим валютам ЮВА. Постепенно нестабильность распространилась на фондовые рынки и рынки недвижимости, а также на банковскую сферу.

Попытки смягчения последствий кризиса облегчались становлением феномена "азиатской солидарности". Последняя выразилась прежде всего в готовности Китая и Японии поддержать экономики стран Юго-Восточной Азии (ЮВА). В сентябре 1997 г. Токио выступил с инициативой создания Азиатского валютного фонда с уставным капиталом в 100 млрд. долл. для оказания помощи тем восточноазиатским странам и территориям, чьи финансовые системы подверглись спекулятивным атакам. План предусматривал участие в уставном капитале фондов Китая, Гонконга, Южной Кореи и Тайваня, хотя вклад Японии был наибольшим.

В октябре 1998 г. вскоре после того как под давлением США он был отвергнут, Токио выдвинул "Новую инициативу Миядзавы" (по фамилии тогдашнего министра финансов Японии). В соответствии с ней центробанки восточноазиатских стран получили бы возможность осуществлять своповые валютные сделки9 размером до 30 млрд. долларов. Условиями этого соглашения вскоре воспользовались Малайзия (2,5 млрд. долларов) и Южная Корея (5 млрд. долларов). На фоне неспособности МВФ оказать поддержку экономикам ЮВА действия Японии были оценены высоко.

На втором саммите АПТ в декабре 1998 г. Япония выступила с инициативой создания Системы специальных заимствований, номинированной в йенах. Она предусматривала выдачу льготных или беспроцентных долгосрочных кредитов на общую сумму до 5 млрд. долларов под реализацию

стр. 99

инфраструктурных проектов в странах, пострадавших от кризиса10. В дополнение к этому, лидеры АПТ договорились вписать в Ханойский план действий - внутренний документ АСЕАН - добровольное обязательство содействовать финансовой стабильности в регионе. В марте 1999 г. было принято предложение китайской дипломатии регулярно проводить встречи на уровне заместителей министров финансов стран АПТ. В следующем году в Чиангмае (Таиланд) уровень представительства на таких встречах был повышен до министерского11.

В дискуссиях на саммите АПТ в Маниле в ноябре 1999 г. впервые прозвучала идея формирования в Северо-Восточной Азии единого финансово-экономического комплекса с участием Японии, Южной Кореи и Китая и его последующего объединения с АСЕАН. На встрече в Сингапуре в 2000 г. она переформатировалась в проект создания единой зоны свободной торговли Юго-Восточной и Северо-Восточной Азии. Важно иметь в виду, что экономическое сообщество в формате АПТ, в случае реализации этой идеи, возникнет на базе слияния Экономического сообщества АСЕАН и соглашений о ЗСТ между АСЕАН и каждым из трех привилегированных партнеров из СВА (Китаем, Японией и Южной Кореей). Пользуясь европейскими аналогиями, это будет означать фактическое расширение АСЕАН на еще 3 страны.

На саммите АПТ в 2004 г. было выдвинуто предложение учредить Фонд развития АСЕАН (ФРА). Соглашение о его создании было подписано уже в июле 2005 г. во Вьентьяне. Каждое из 13 государств группировки внесло в его уставный капитал по 1 млн.долларов.

В настоящее время финансовая интеграция в рамках АПТ реализуется в трех основных форматах - Чиангмайская инициатива (ЧМИ), инициатива азиатского рынка облигаций (АОРИ) и проект создания азиатской денежной единицы (АКЮ).

На упоминавшейся встрече в Чиангмае министры финансов стран АПТ договорились сформировать систему двусторонних "своповых" соглашений для предотвращения резких колебаний валют и девальвации их в случае будущих кризисов. Подобная схема взаимной финансовой поддержки имела прецеденты в регионе: в 1977 г. страны АСЕАН согласовали подобный документ, который формально продолжал действовать. Однако он допускал привлечение настолько малого объема средств - около 700 млн. долларов, что страны не могли воспользоваться им в ходе кризиса 1997 - 1998 годов.

К маю 2003 г. между центральными банками стран АПТ было заключено 14 своповых соглашений, а их общий финансовый лимит, вместе с упомянутым соглашением АСЕАН 1977 г., равнялся 36 млрд. долларов. В мае 2007 г. объем резервного фонда, созданного для поддержки данной системы, достиг 82,5 млрд. долларов.

В ходе восьмой конференции министров финансов в мае 2005 г. создаваемая архитектура финансовых механизмов получила существенную институциональную достройку. Стороны договорились усовершенствовать механизм совместного контроля над соблюдением соглашений путем частичной интеграции национальных регулирующих механизмов. Они также согласились выработать процедуры коллективного принятия решений по вопросам, касающимся ЧМИ, на основе простого и квалифицированного большинства.

Было принято решение об обмене информацией о краткосрочных перемещениях капитала и создании механизма раннего предупреждения о кризисных явлениях12. Весной 2007 г. стороны договорились придать этой системе многосторонний характер. Появилась возможность объединить средства, выделявшиеся каждой страной в рамках 16 двусторонних соглашений в единый фонд, откуда любое государство-участник могло заимствовать валюту в случае дестабилизации финансовых рынков. Фактически получила воплощение идея Азиатского валютного фонда, предложенного Японией в 1997 году. Конечной целью ЧМИ было создание многосторонней валютно-финансовой системы координа-

стр. 100

ции и регулирования, опирающейся на единый резервный фонд. В перспективе этот механизм вполне способен развиться в подобие регионального центрального банка.

Организационными элементами формирующейся региональной финансовой системы служат: АПТ как институциональная рамка для переговоров, Азиатский банк развития13, Азиатская инициатива для рынков облигаций, а также центральные банки и министерства финансов отдельных стран14.

Выстроенная в 1998 - 2008 годах система подверглась проверке на состоятельность в ходе мирового финансово-экономического кризиса 2008 - 2010 годов. На саммите АПТ 29 декабря 2008 г. было решено увеличить фонд до 120 млрд. долларов15. Востребованность Чиангмайской инициативы при разрешении проблемы дефицита краткосрочной ликвидности была подтверждена практикой.

2

Второе важное направление усилий АПТ определила инициатива по созданию интегрированного азиатского рынка облигаций. Ее цель - ускорить экономический рост через систему расширенного кредитования производства прежде всего за счет накопленных в странах Восточной Азии золотовалютных резервов, создание которых стало одной из форм подстраховки макроэкономической стабильности после событий 1997 - 1998 годов. Кроме того, расчет состоял в использовании сбережений домохозяйств, уровень которых в восточноазиатских государствах составлял 30 - 40% ВВП16.

К моменту выдвижения инициативы значительная часть накопленных у государств и частных домохозяйств средств размещалась в западных странах, прежде всего в облигациях казначейства США. Даже в развитых странах Восточной Азии, в Японии и Южной Корее, фондовые рынки были слабо интернационализированы, особенно если эмитировавшиеся ими ценные бумаги были номинированы в национальных валютах. Например, в 2004 г. только 4% государственных облигаций выпущенных Токио были выкуплены нерезидентами17.

Цель инициативы по созданию Азиатского рынка облигаций состояла в стимулировании развития национальных и региональных финансовых инструментов в Восточной Азии. Речь шла о привлечении внутренних резервов инвестирования восточноазиатских экономик, снижая зависимость от внерегиональных заимствований.

Первые решения по реализации данной инициативы были приняты в декабре 2002 года. В июне 2003 г. был создан первый, а в апреле 2004 г. - второй азиатские фонды облигаций с общим объемом средств более 12 млрд. долларов18. Уже к 2006 г. он составил около 3 трлн. долларов19.

В отличие от Чиангмайской инициативы, нацеленной на облегчение краткосрочных кризисов ликвидности, Азиатский рынок облигаций решает задачи обеспечения стабильного и долгосрочного кредитования восточноазиатских экономик. Выдвижение инициативы было своевременным. По подсчетам экспертов из "Ситигрупп", в период до 2015 г. восточноазиатским государствам потребуется около 20 трлн. долларов нетто-инвестиций20 на замену или обновление экономической инфраструктуры.

Кроме того, в отличие от ЧМИ, предполагавшей действия на уровне официальных ведомств, главными действующими лицами общего рынка облигаций выступают частные хозяйствующие субъекты, что способствует формированию в Восточной Азии многоуровневой системы финансовой координации.

Именно развитие азиатского рынка облигаций может выступить центральным механизмом финансового регионализма в формате АПТ. О том, насколько существенных результатов удалось добиться государствам Восточной Азии в области "гармонизации финансовых инфраструктур", свидетельствуют результаты исследования, проведенного специалистами Азиатского банка развития. Национальные рынки облигаций были проанализированы по 14 критериям, включающим процедуры реги-

стр. 101

Таблица 1.

Общая оценка уровня барьеров для трансграничного инвестирования и регулирования национальных рынков облигаций, 2010 г.

 

Уровень барьеров

Общее число барьеров

высокий

низкий

Китай

6

5

11

Гонконг

-

2

2

Япония

-

1

1

Республика Корея

2

3

5

Индонезия

3

5

8

Малайзия

-

2

2

Филиппины

3

5

8

Сингапур

-

1

1

Таиланд

2

7

9

Вьетнам

4

6

10



Источник: Hong Bum Jang Financial Integration and Cooperation in East Asia / Institute for Monetary and Economic Studies Bank of Japan, Tokio, February 2011, author's summery based on the ABMI Group of Experts Report, ADB, 2010

Таблица 2.

Коэффициент корреляции индексов национальных рынков облигаций (июнь 2005 - июнь 2010)

 

США

Япония

Р.Корея

Китай

США

1

0,709

0,341

0,041

Япония

0,709

1

0,554

0,267

Р.Корея

0,341

0,554

1

0,727

Китай

0,041

0,267

0,727

1



Источник: Bloomberg, Hong Bum Jang Financial Integration and Cooperation in East Asia / Institute for Monetary and Economic Studies Bank of Japan, Tokio, February 2011, p. 40

страции инвесторов, требования валютного контроля, контроль за движением наличных средств, уровень налогообложения и др.21 Результаты исследования представлены в Табл. 1.

Очевидно, что уровень доступа на национальные рынки облигаций для разных стран региона существенно различается. В то время как в таких государствах, как Япония, Гонконг, Малайзия или Сингапур ограничения минимальные, степень зарегулированное™ национальных рынков облигаций в ряде стран, включая Индонезию, Филиппины, Таиланд, Вьетнам, по-прежнему остается высокой, а наихудшие условия предоставляет Китай.

Достичь высокого уровня интеграции национальных финансовых рынков также не удается. Динамика индексов рынков облигаций (впрочем, как и фондовых рынков, в целом) в некоторых странах гораздо в большей степени связана с динамикой аналогичных показателей в США, нежели чем в странах-партнерах по инициативе. Об этом свидетельствуют результаты корреляционного анализа, проведенного специалистами Bloomberg (см. Табл. 2,3).

Если говорить о государствах Северо-Восточной Азии, то наибольшая степень взаимосвязи наблюдается у Китая и Республики Корея, в то время как Япония больше ориентирована на США (как в случае с показателями рынка облигаций, так и фондового рынка в целом). Примечательна также очень высокая финансовая взаимосвязанность стран АСЕАН, то есть между

Таблица 3.

Коэффициент корреляции национальных фондовых рынков (январь 1999 - июнь 2010)

 

США

Япония

Р.Корея

Китай

Индонезия

Малайзия

Филиппины

Таиланд

США

1

0,723

0,575

0,561

0,481

0,611

0,683

0,579

Япония

0,723

1

0,21

0,17

0,049

0,211

0,391

0,14

Р.Корея

0,575

0,21

1

0,738

0,956

0,94

0,908

0,822

Китай

0,561

0,17

0,738

1

0,762

0,789

0,741

0,462

Индонезия

0,481

0,049

0,956

0,762

1

0,947

0,893

0,789

Малайзия

0,611

0,211

0,94

0,789

0,947

1

0,896

0,802

Филиппины

0,683

0,391

0,908

0,741

0,893

0,896

1

0,738

Таиланд

0,579

0,14

0,822

0,462

0,789

0,802

0,738

1



Источник: Bloomberg, Hong Bum Jang Financial Integration and Cooperation in East Asia / Institute for Monetary and Economic Studies Bank of Japan, Tokyo, February 2011, p. 46

стр. 102

ними существуют предпосылки для развития интеграции в изучаемой области. К ним приближается и фондовый рынок Республики Корея, что открывает возможность для сближения в финансовой сфере в формате АСЕАН+1.

Несмотря на некоторые позитивные изменения одной из главных проблем рынков азиатских стран является сохраняющаяся чрезмерная зависимость от банковского кредитования на фоне относительной неразвитости национальных рынков облигаций. В этой связи одной из основных задач Инициативы развития рынков облигаций является постепенное расширение выпуска корпоративных ценных бумаг. В процессе ее реализации государствам АПТ удалось добиться значительных успехов.

Вследствие опережающих темпов роста стоимостных показателей выпусков ценных бумаг с фиксированной доходностью в местных валютах по сравнению с темпами экономического роста сохраняется тенденция к повышению их доли в ВВП. По данным АБР в 2012 г. среднее увеличение рынков облигаций составило 11%, причем в значительной степени он обеспечивался активным привлечением средств компаниями. Темп прироста корпоративных облигаций составил 17,6% против 7,8% для рынка государственных22. Подобная тенденция характерна для всех стран, с высокой долей ценных бумаг, выпущенных правительствами. Лидерами в 2012 г. оказались Вьетнам (21,4%), Сингапур (18,1%), Филиппины (16,1%), Малайзия (16,1%) и Таиланд (14,42%), причем Сингапур, Филиппины и Таиланд вышли в лидеры благодаря расширению рынков именно корпоративных облигаций23.

3

Инициатива создания АКЮ (Asian Currency Unit - ACU) - образует третий маршрут движения АПТ к финансовой интеграции. На саммите АПТ в 1999 г. президент Филиппин Дж. Эстрада заявил, что в долгосрочном плане следует ориентироваться на введение общей валюты. Специалисты заговорили о том, что создание валютной единицы по образцу ЭКЮ 1970-х годов в ЕЭС могло бы стать шагом на пути к реализации данной стратегической установки24.

Эта идея впервые прозвучала от представителей Азиатского банка развития (АзБР) в 2006 году. Концепция АКЮ походила на механизм функционирования европейского аналога или специальных прав заимствования (СДР), принятых в качестве учетной единицы в МВФ. Курс АКЮ определялся бы на основе "корзины региональных валют". По замыслу авторов проекта, она должна была использоваться не только как учетная единица, но и при торговых и финансовых сделках в регионе. Президент АзБР Харухико Курода, правда, оговорился, что ее полноценное функционирование возможно только после превращения Восточной Азии в высокоинтегрированный общий рынок, что, по его словам, "может занять несколько десятилетий"25. Это потребует укрепления системы валютно-финансовых гарантий, развития фондовых рынков и увеличения взаимной торговли, а также гармонизации кредитно-денежной политики стран-членов АПТ.

Это направление интеграции предполагает координацию денежно-кредитной политики и системы валютных курсов, что впоследствии должно привести к возникновению единой региональной валюты26. Инициатива создания в Восточной Азии АКЮ, как уже отмечалось, существует не один год, данный вопрос периодически поднимается в ходе двусторонних и многосторонних встреч на высшем уровне. Тем не менее, реализация инициативы наталкивается на ряд противоречий как чисто экономического, так и политического характера. Одним из главных остается вопрос о структуре валютной корзины и доли в ней каждой из национальных валют.

Кроме того, восточноазиатские государства не могут не понимать, что введение единой валютной единицы значительно снизит возможности манипуляции валютными курсами и использования их в качестве инструментов внешнеэкономической политики. Между тем они активно исполь-

стр. 103

зуют данный инструмент для корректировки состояния торгового баланса и стимулирования накопления денежных резервов. В частности, на протяжении длительного периода обвинения в искусственном занижении курса национальной валюты звучали в адрес Китая. В ответ на Всемирном экономическом форуме в Давосе в начале 2013 г. заместитель управляющего Народного банка Китая И Ган объявил о достижении сбалансированного курса юаня по отношению к доллару, приведя в качестве доказательства минимальный темп прироста национальных золотовалютных резервов за истекшие 5 лет. Тем не менее ожидать активизации процессов валютной интеграции в регионе на сегодняшний день не приходится.

4

Наряду с Чиангмайской инициативой, проектом развития рынков облигаций, азиатскими облигационными фондами, для расширения финансовой интеграции АПТ задействует Систему регионального экономического контроля. С 1 мая 2011 г. начал функционировать Офис макроэкономических исследований АПТ, создание которого призвано расширить и укрепить существующую Чиангмайскую инициативу.

Тем не менее, несмотря на то, что общерегиональные механизмы и инициативы в значительной степени способствуют повышению стабильности и развитию, говорить о полноценной финансовой интеграции в рамках АПТ не приходится: речь идет исключительно о расширении сотрудничества, направленного на достижение общих целей.

На саммите стран АПТ в ноябре 2012 года, приуроченном к 15-летию создания этого формата, страны-участницы обсуждали в первую очередь вопросы расширения взаимодействия в торговой и инвестиционной сферах, содействия укреплению культурных связей и реализации совместных проектов в сфере образования. Такая повестка дня характерна сегодня для ежегодных саммитов АСЕАН, АСЕАН+1 или АСЕАН+6. Однако изначально целью создания АПТ, как мы помним, было обсуждение вопросов финансовой стабильности, выработка коллективных мер предотвращения глобальных финансовых угроз и развития национальных финансовых рынков. То, что в последние годы эта составляющая сотрудничества в рамках АПТ постепенно вытесняется обсуждением более общих вопросов политического и экономического характера, а общерегиональные саммиты становятся все более универсальными, может косвенно свидетельствовать о том, что Восточная Азия все-таки не может выступать примером принципиально новой модели развития интеграционных процессов.

На 7-м Восточноазиатском съезде в конце 2012 г. было объявлено о начале переговоров по развитию системы Комплексного регионального экономического партнерства с акцентом на расширение торговых и инвестиционных связей участвующих стран. Именно наращивание торгового взаимодействия окончательно выходит сегодня на первый план. Нестабильность мировой экономики, сохраняющаяся уже на протяжении более четырех лет, вынуждает ведущие державы вступать в еще более напряженную борьбу за рынки сбыта, и особый интерес в этой связи как для стран Запада, так и для ведущих азиатских государств, представляют быстрорастущие рынки Юго-Восточной Азии. В свете нарастающей активности США и ЕС восточноазиатские лидеры, Китай и Япония, будут стремиться к закреплению своих позиций в регионе в первую очередь за счет наращивания торговых отношений и активизации интеграционного сближения с группировкой.

АПТ в свою очередь, постепенно выступает в большей степени как противовес Транстихоокеанского партнерства, лоббируемого США, нежели структура, содействующая развитию валютной и финансовой интеграции стран Восточной Азии.

* * *

В конце перового десятилетия 2000-х годов специфика финансово-экономической интеграции в Тихоокеанской Азии отчетливо прослеживалась.

стр. 104

Во-первых, в отличие от ЕС, где формально-правовые условия интеграции экономик нередко опережали реальное желание к этому со стороны бизнеса, в Восточной Азии интеграция была производной от заинтересованности бизнеса в экономической экспансии. Сближение протекало часто "помимо" и в отсутствии межгосударственных двусторонних и многосторонних мер интеграционного характера. При этом факторы, которые обычно относят к препятствиям интеграционному строительству, такие, как разница в стоимости трудовых и иных ресурсов и низкая эффективность государственного аппарата, в восточноазиатских условиях, напротив, способствовали сближению, так как побуждали ТНК создавать производственные ячейки сразу в нескольких странах, вовлекая их в единый хозяйственный процесс, не встречая существенного сопротивления со стороны правительственных органов.

Во-вторых, в ЕС на момент начала интеграционного процесса в 1951 г. страны Западной Европы завершили процесс государственной консолидации. В них сложились относительно самодостаточные хозяйственные комплексы с развитой промышленностью, транспортной инфраструктурой и системой социального обеспечения. Государства сохранили сильные контрольно-распределительные функции. В Восточной Азии единственной страной, достигшей европейского уровня национально-государственной зрелости, была Япония. Другие страны в 1960-х годах, когда стали предпринимать усилия к интернационализации производства, еще не успели окрепнуть. Этот недостаток в известном смысле обернулся достоинством. Правительства малых и средних стран не успели укрепить свой экономический суверенитет, и многие отрасли оказались подчинены интересам крупных ТНК, которые базировались в Японии, а позднее -в Южной Корее, Сингапуре, Китае. В итоге слабость государственности работала на стягивание региона в единый производственный комплекс.

В-третьих, в Западной Европе отчетливо прослеживается строгая очередность этапов в сращивании хозяйств, признанная в литературе "классической". В ЕС интеграция в торговле предшествовала сближению в сфере финансов и особенно в вопросах валютного обращения. В Восточной Азии, вероятно в силу наложения глобализации мировых рынков капитала на региональные процессы, хотя снятие барьеров в торговле и опережало другие направления сотрудничества, вскоре "в ногу" с ним стала развиваться валютно-финансовая интеграция. Со временем, особенно в свете кризиса в 1997 - 1998 годах, главный акцент усилий восточноазиатских государств по сближению экономик был сосредоточен именно на последней.

В-четвертых, в ЕС валютно-финансовую интеграцию предваряло создание полноценного таможенного союза с возведением единого тарифного барьера по периметру внешних пределов сообщества, а фаза зоны свободной торговли оказалось "смазанной". В Восточной Азии этап создания таможенного союза пока не наступил. Перешагнув через него, страны сразу приступили к созданию ЗСТ с участием внегрупповых стран и двинулись по пути валютно-финансовой координации. По-видимому, построение таможенного союза оказалось менее востребованным в Восточной Азии, потому что в этой части мира действуют более жесткие правила определения происхождения товаров, вследствие чего снижена возможность злоупотребления их реэкспортом.

В-пятых, природа договорно-правовой базы экономического сообщества АПТ носит комбинированный, индивидуально-групповой характер. Это означает, что страны АСЕАН заключают соглашения в качестве коллективного субъекта по формуле "10 + 1" со своими экономическими партнерами в регионе. Соглашения такого типа подписаны пока странами АСЕАН с КНР (2002), правда, только в сфере торговли товарами, и с Республикой Корея (2006). При этом лидеры стран АСЕАН исходят из того, что создание экономического сообщества в формате АПТ вряд ли состоится раньше начала работы Экономического со-

стр. 105

общества АСЕАН, намеченного на 2015 г., а темпы и качество интеграции внутри "десятки" должны опережать интеграцию в более широком масштабе.

В-шестых, экономическая интеграция в Восточной Азии имеет асинхронный и многоуровневый характер. Она проявляется в нескольких пространственных охватах и с разной степенью глубины и интенсивности. В рамках АСЕАН+6 функционирует зона свободной торговли, ставится задача создания единого пространства услуг и инвестиций. В формате "АПТ" решаются преимущественно задачи финансовой координации. Как и в ЕС, более глубокая степень интегрирования в ЮВА отмечается на уровне ядра - группировки стран Юго-Восточной Азии.

Вместе с тем, в свете финансово-экономического кризиса конца 2000-х - начала 2010-х годов, данная модель стала подвергаться эрозии, или, возможно, временному откату, порожденному как "синдромом завышенных ожиданий", так и некоторому "забеганию вперед".

Ширится круг экспертных оценок, свидетельствующих о том, что финансовые механизмы и инициативы нельзя все же считать структурными элементами интеграции. Скепсис в основном относится к следующим областям взаимодействия.

(1) Перспективы валютной интеграции в Восточной Азии весьма лимитированы, что связано как с политическими, так и с чисто экономическими факторами - нежеланием и неготовностью азиатских государств ограничивать возможности проведения самостоятельной денежно-кредитной политики.

(2) Несмотря на значительный прогресс в развитии национальных финансовых рынков государств Восточной Азии, по настоящему "интегрированными" их назвать нельзя, ни по степени взаимосвязи ключевых показателей, ни по характеру регулирования.

(3) Проблемы внешнеторгового баланса Японии и снижение конкурентоспособности ее корпораций, а также нарастающая борьба между Китаем и странами Запада за рынки сбыта Юго-Восточной Азии предопределят более активное протекание торговой, а не финансовой интеграции стран региона.

"Откат адаптации" не заставил себя ждать. Похоже, история европейской интеграции, где подобные откаты, или "кризисы интеграции", наступали с завидной периодичностью", все же может оказаться поучительной для исследователей интеграционных очагов в регионах Незапада.

Резюме

Основной целью исследования, проведенного авторами статьи, является ответ на вопрос: можно ли считать Восточную Азию примером новой модели экономической интеграции, отличной от классической. Правомерно ли применять термин "финансовая интеграция" по отношению к интеграционным тенденциям в регионе или же существующие инициативы и механизмы представляют собой примеры исключительно финансового сотрудничества, а восточноазиатский регионализм развивается по традиционному пути.

Ключевые слова: Восточная Азия; Чиангмайская инициатива; Азиатский банк развития; региональная интеграция; финансовое сотрудничество; рынок облигаций; валютный союз; фондовый рынок; финансовый кризис

Abstract

The research, conducted by the authors of the article, aims to answer the question whether East Asia can be considered as a new economic integration model, different from the classical EU one. Whether the term "financial integration" is applicable to integration trends in the region or all the contemporary mechanisms and initiatives provide only financial cooperation, and the East Asian regionalism develops in a traditional way.

Keywords: East Asia; Chiang-Mai Initiative; Asian Development Bank; regional integration; financial cooperation; bond market; currency union; stock exchange; financial crisis.

стр. 106

Примечание

1 Monetary and Financial Integration in East Asia: The Way Ahead: Vol. 2 (Monetary and Financial Integration in East Asia) / ADB. 2013.

Regional Financial Integration in East Asia: Challenges and Prospects / Economic Commission for Latin America and the Caribbean and Department of Economic and Social Affairs United Nations Seminar on Regional Financial Arrangements N.Y., 14 - 15 July 2004;

Financial Integration in East Asia: An Empirical Investigation / Hyun-Hoon L, Hyeon-seung H., Donghyun P. // ADB Economics Working Paper Series. 2011. No. 259;

Rossella C. Assessing financial integration: a comparison between Europe and East Asia // European Commission. Economic Papers. Brussels Directorate-General for Economic and Financial Affairs. No 423. September. 2010.

2 Gladys S. Financial Integration in Emerging Asian Economies// 2012 International Conference on Economics, Business Innovation. IPEDR vol.3. Singapore: IACSIT Press, 2012.

Asian Financial and Monetary Integration. Challenges and Prospects // Monetary Authority of Singapore. 2007. December; Hong Bum Jang Financial Integration and Cooperation in East Asia / Institute for Monetary and Economic Studies Bank of Japan, Tokio, 2011

3 Hong Bum Jang. Financial Integration and Cooperation in East Asia: Assessment of Recent Developments and Their Implications // Bank of Japan. Discussion Paper. 2011. No. 2011. E-5. February. P.1.

4 Wataru Takahashi. Financial Cooperation in East Asia: Its Future Directions // Research Institute for Economics and Business Administration, Kobe University, Japan, November, 2011. P.4.

5 Soesastro H. An ASEAN economic community and ASEAN+3: how do they fit together? // Pacific Economic Paper No. 338. Canberra: Australia-Japan Research Centre, 2003.

6 Байков А.А. Сравнительная интеграция. М., 2012. [Baykov АЛ. Sravnitelnaya integratsya. M., 2012]

7 Mahani Z.A. ASEAN integration: at risk of going in different directions // The World Economy. Vol. 25. No. 9. 2002. P. 1263 - 1277.

8 Statement on Bold Measures, Ha Noi. 15 December 1998.

9 Своповое соглашение (англ. Swap agreement) -межгосударственное соглашение, операторами которого, как правило, выступают центральные банки. По его условиям, правительства гарантируют друг другу предоставление необходимого объема валютных средств для проведения интервенций на открытом рынке с целью корректировки курса национальных валют с обязательством последующего возврата.в

10 Dent On. East Asian Regionalism. London; N.Y., 2008. P. 1 56.

11 Rana P.B. Monetary and financial co-operation in East Asia: the Chiang Mai Initiative and beyond // Economic and Research Department Working Paper Series no. 6. Manila: Asian Development Bank, 2002.

12 Dent Ch. East Asia's Regionalism. London; N.Y., 2008. P. 1 57.

13 Азиатский банк развития - структура, созданная в 1966 г. по инициативе Японии, которая является основным спонсором осуществляемых им проектов. В 2005 г. при АзБР был учрежден Азиатский региональный интеграционный центр, который регулярно обновляет значения основных интеграционных индикаторов - доли внутрирегиональной торговли, доли взаимных ПЗИ и т.д. в Восточной Азии.

14 Arnyx J. A bond market for East Asia? The evolving political dynamics of regional financial cooperation // Pacific Economic Paper. No. 342. Australia-Japan Research Centre. Australian National University, 2004. P. 8.

15 Интервью с деканом факультета международных экономического отношения Института при Азиатском банке развития Масахиро Каваи [URL: www.asahi.com/english/Herald-asahi/ TKY200812290043.html).

16 Dent Ch. East Asia's Regionalism. London; N.Y., 2008. P. 161.

17 Business Times Singapore. 24.05.2004.

18 Financial Times. 16.04.2004.

19 Financial Times. 26.03.2006.

20 Business Times. 24.05.2004.

21 Hong Bum Jang Financial Integration and Cooperation in East Asia / Institute for Monetary and Economic Studies Bank of Japan, Tokyo, February 2011. P. 78 - 79.

22 Asia Bond Monitor complete report / Asian Development Bank. Manila, November 2012. P.8.

23 Ibid.

24 Ahn C, Kim H.B. and Chang D. Is East Asia fit for an optimum currency area? An assessment of the economic feasibility of a higher degree of monetary co-operation in East Asia// Developing Economies. Vol. 44. No. 3. 2006. P. 288 - 305.

25 Dent Ch. East Asia's Regionalism. London; N.Y., 2008. P. 165.

26 Ibid.


© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/РЕГИОНАЛЬНЫЕ-ИНИЦИАТИВЫ-ФИНАНСОВОГО-СОТРУДНИЧЕСТВА-В-АТР

Similar publications: LMoldova LWorld Y G


Publisher:

Maria GrosuContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Grosu

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ЕКАТЕРИНА АРАПОВА, АНДРЕЙ БАЙКОВ, РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ ФИНАНСОВОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В АТР // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 25.06.2024. URL: https://library.md/m/articles/view/РЕГИОНАЛЬНЫЕ-ИНИЦИАТИВЫ-ФИНАНСОВОГО-СОТРУДНИЧЕСТВА-В-АТР (date of access: 17.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - ЕКАТЕРИНА АРАПОВА, АНДРЕЙ БАЙКОВ:

ЕКАТЕРИНА АРАПОВА, АНДРЕЙ БАЙКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ: ОПЫТ ИЗРАИЛЯ И ПАЛЕСТИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ
28 minutes ago · From Maria Grosu
ПРЕРЫВАНИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА, ВЗРЫВ АГРЕССИИ И ЭКСТРЕМИЗМА... НЕ ИСКЛЮЧАЮТСЯ
6 hours ago · From Maria Grosu
ЮАР В ОЦЕНКАХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
9 hours ago · From Maria Grosu
"ЦАРСТВО" КВАМЕ НКРУМЫ
20 hours ago · From Maria Grosu
В. И. ГУСАРОВ. СЕВЕРНАЯ АФРИКА: ПОЛВЕКА НЕЗАВИСИМОГО РАЗВИТИЯ (социально-экономические аспекты)
Yesterday · From Maria Grosu
ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И КНДР
Yesterday · From Maria Grosu
ОПЫТ СОЗДАНИЯ "НОВОГО ЕВРЕЯ" - НИЦШЕАНСТВО И ФРЕЙДИЗМ В ИЗРАИЛЕ
Yesterday · From Maria Grosu

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.MD - Moldovian Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Libmonster Partners

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ ФИНАНСОВОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В АТР
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: MD LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Moldovian Digital Library ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android