Libmonster ID: MD-1037

Исторический этап, наступивший после окончания периода противостояния США и СССР в "холодной войне" (1947 - 1991), вопреки прогнозам о наступлении долгожданного мира и переходе к широкому международному сотрудничеству, неожиданно для многих оказался этапом резко возросшего числа региональных конфликтов, потребовавших активного участия ООН в их урегулировании. Число миротворческих операций драматически увеличилось: если за более чем 40-летний период конфронтации Восток-Запад их насчитывалось 43, то только в 1990-е гг имело место более 100 вооруженных конфликтов, в 36 из которых требовалось оперативное вмешательство международных миротворцев [The United Nations..., 2000, p. 3]. Конфликты сопровождались многочисленными жертвами со стороны гражданского населения, повышенной жестокостью и насилием в межличностных отношениях, что стало предметом серьезной озабоченности общественности и политиков многих стран. В сложившихся условиях особенно востребованной оказалась миротворческая деятельность ООН как комплексная и разнонаправленная работа, включающая в себя широкий круг задач, от защиты мирного населения и разоружения воюющих сторон до формирования новых политических, экономических, правовых и общественных структур.

НОВЫЕ ПОДХОДЫ ООН К ОРГАНИЗАЦИИ МИРОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОСЛЕ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ"

В период конфронтации Соединенных Штатов Америки и Советского Союза в 1945 - 1991 гг. миротворцы ООН выполняли важную стабилизирующую роль в системе международных отношений - своей деятельностью они способствовали предотвращению прямого вмешательства сверхдержав в региональные конфликты, не допускали их разрастание до масштабов крупной войны. Успешными с этой точки зрения миротворческими миссиями ООН в годы "холодной войны" можно признать операции в Конго (1960 - 1964), в Кашмире (1965 - 1966), на Голанских высотах в Сирии (1974), в зоне Суэцкого канала и на Синайском полуострове в Египте (1967), в Новой Гвинее (1962 - 1963) и в Йемене (1963 - 1964). Успех миротворческих миссий был обусловлен их реализацией в рамках мандата Генеральной Ассамблеи, который в 1953 г. разработал тогдашний генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд. Принципы миротворчества, разработанные этим видным политиком, практически оставались неизменными вплоть до окончания "холодной войны". Они сводились к следующему: противоборствующие стороны должны давать согласие на присутствие на своей территории миротворцев ООН; сами миротворцы не должны использовать оружие, за исключением случаев самообороны; для участия в миротворческих силах должны приглашаться военнослужащие из третьих стран; генеральный секретарь ООН должен осуществлять

стр. 93


регулярный контроль за соблюдением нейтралитета в деятельности миротворцев [Report on the Work..., 1990, p. 14; Fetherston, 1994].

He переоценивая положительную роль миротворцев ООН в годы "холодной войны" как одного из средств урегулирования конфликтов, следует, тем не менее, отметить, что им удавалось "охлаждать конфликтующие стороны" и подготавливать условия для мирного разрешения противоречий политическими средствами. Миротворческие операции не заменяли, но существенно дополняли процесс урегулирования региональных конфликтов. Правда, и тогда были случаи, когда миротворческие миссии заканчивались провалом и не приводили к созданию благоприятных условий для перевода конфликта в мирное русло. Так было, например, в Ливане в 1958 г. и на Кипре в 1964 г., где очаги конфликтов тлели еще продолжительное время. Разумеется, в таком исходе не было вины миротворцев ООН. Вместе с тем в большинстве случаев в годы "холодной войны" миротворческие операции заканчивались успешно. В тот исторический период миротворческим миссиям ООН благоприятствовали такие факторы, как уважительное отношение самих конфликтующих сторон к деятельности ООН, конкуренция между постоянными и непостоянными членами Совета Безопасности (СБ) ООН, в большинстве своем заинтересованных в мирном урегулировании конфликтов. Другими словами, миротворчество по линии ООН в годы "холодной войны" было хорошо адаптировано к существовавшим тогда международным условиям, к биполярной системе международных отношений. Все члены международного сообщества были убеждены в том, что миротворческие миссии призваны играть важную роль в урегулировании международных конфликтов, так как им удавалось за короткий срок и малыми силами подводить конфликтующие стороны к столу переговоров. Было очевидно, что мировое сообщество нуждалось в такого рода деятельности ООН, и это нашло заслуженное признание: ООН в 1988 г. была присуждена Нобелевская премия [International Studies, 2001, p. 209].

После окончания "холодной войны", слома биполярной системы международных отношений и возникшего в ней хаоса на рубеже XX и XXI вв. условия, в которых развертывалась миротворческая деятельность ООН, качественно изменились. Во-первых, резко возросло число конфликтов. Гражданскими войнами оказались охвачены не только страны Центральной и Восточной Европы, но и государства Центральной Азии, Среднего Востока, Африки и Юго-Восточной Азии. Во-вторых, эти конфликты стали отличаться особой жестокостью и геноцидом. Например, в Руанде за несколько недель было убито более 500 тыс. жителей. Массовое истребление гражданского населения имело место в республиках бывшей Югославии, где заинтересованные внешние силы до предела обострили межэтнические отношения между сербскими и албанскими общинами. Жертвами насилия в конфликте на территории Ирака в 2003 - 2006 гг. стали сотни тысяч мирных граждан. Такая жестокость была совершенно нехарактерна для периода "холодной войны". Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан откровенно признавал, что вооруженные конфликты после окончания "холодной войны" унесли жизни более 5 млн. человек. В подобных условиях миротворцы ООН никогда не работали. В-третьих, конфликтующие стороны стали откровенно и цинично игнорировать гуманитарные аспекты и нормы международного права, нападая на гражданские объекты и организации помощи. Оружие раздавалось даже детям. Руководители, несущие ответственность за развязывание конфликтов, в расчете на получение немалых средств из внешних, заинтересованных в дестабилизации ситуации источников искусственно разжигали этнические и религиозные противоречия и организовывали вооруженные столкновения, закупали оружие по нелегальным каналам, принося баснословные доходы экспортерам вооружений [Secretary-General's Millennium Report..., 2000, p. 193].

Новые исторические условия поставили перед ООН задачи, требующие постоянной готовности урегулирования межэтнических и межрелигиозных конфликтов в мно-

стр. 94


гонациональных и поликонфессиональных государствах, составляющих более двух третей членов ООН. К таким задачам относится необходимость обеспечивать по законам международного права защиту суверенных государств от их распада и последующей колонизации территории и народов сверхдержавой. Актуальной задачей для руководителей ООН стала проблема разработки и подбора средств обеспечения мира и стабильности в новой, по сути, однополярной системе международных отношений. ООН имеет в своем распоряжении лишь арсенал средств и методов урегулирования конфликтов периода биполярной системы международных отношений, но еще не обладает в полной мере запасом новых технологий их разрешения в изменившихся условиях. Организация сталкивается с необходимостью пересмотреть свое отношение к миротворческой деятельности, адаптировать ее к новым вызовам стабильности и безопасности.

О новых задачах, стоящих перед миротворцами ООН после окончания "холодной войны", впервые заявил еще в январе 1992 г. тогдашний Генеральный секретарь ООН Бутрос Гали [An Agenda for Peace..., 1995]. Он подчеркивал, что, во-первых, в новых исторических условиях миротворцы ООН должны быть готовы одновременно участвовать в большом количестве конфликтов в разных частях мира - от Сальвадора до Восточного Тимора, от Камбоджи до Косова; во-вторых, бюджет на проведение миротворческих операций должен быть существенно увеличен адекватно их возросшему числу (только в 1990 - 2000 гг. на эти цели было израсходовано более 20 млрд. дол.); в-третьих, количество военнослужащих, наблюдателей и гражданского персонала, задействованного в миротворческих операциях, может возрасти до 500 тыс. человек; наконец, ООН должна быть готова к увеличению числа жертв среди миротворцев (показательно, что только за 10 лет миротворческой деятельности после "холодной войны" в операциях погибло 814 миротворцев, что более чем в два раза превышало численность погибших миротворцев за весь 40-летний период "холодной войны" - 350 человек) [James, 1999, р. 197 - 216; International Studies, 2001, p. 211].

Новым явлением в миротворческой деятельности ООН после "холодной войны" стало многократное направление миротворцев в одни и те же горячие точки. Этот процесс можно было наблюдать при урегулировании конфликтов в таких странах, как Ангола, Босния и Герцеговина, Камбоджа, Хорватия, Гаити, Сьерра-Леоне и Сомали, куда "голубые каски" ООН в общей сложности направлялись 19 раз, т.е. в некоторые страны по нескольку раз. Если в 1995 - 1997 гг. число миротворческих миссий, деятельность которых приводила к окончанию конфликта и к уходу "голубых касок", превышало число случаев, когда миротворцы ООН были вынуждены оставаться, то после 1997 г. эта тенденция была нарушена и ООН стала чаще продлевать мандат своим посланцам. Такое ненормальное положение было связано с усложнившейся природой конфликтов и необходимостью для миротворцев ООН участвовать в них на разных стадиях по нескольку раз.

На современном этапе можно выделить пять основных уровней, или стадий, вовлеченности миротворцев ООН в разрешение конфликта. Во-первых, предотвращение кризиса, или превентивная дипломатия (crisis prevention or preventive diplomacy), предполагающая главным образом посредничество, а также любые другие дипломатические усилия со стороны ООН, стимулирующие потенциально враждебные друг другу стороны к началу ведения переговоров и примирению. Иногда эту стадию вовлеченности ООН в миротворческий процесс называют более общим термином - peacemaking, или усилиями по подготовке мира. Во-вторых, поддержание мира (peacekeeping) с использованием традиционных действий ООН по разъединению противоборствующих сторон после заключения перемирия. В-третьих, оборонительные меры (protective security measures), предполагающие преимущественно оборонительные операции миротворцев, но требующие от них частичного отхода от принципов нейтралитета в кон-

стр. 95


фликте (создание зон безопасности для гражданского населения, защита границ или охрана конвоев с гуманитарной помощью). На этом уровне возможны столкновения миротворцев ООН с одной или несколькими противоборствующими сторонами. В-четвертых, силовые меры (peace enforcing), предполагающие полный отказ от нейтралитета и прямую конфронтацию с теми участниками конфликта, которые не подчиняются решениям ООН и становятся главным препятствием для достижения мира. ООН должна иметь в своем распоряжении большой набор средств силового воздействия с различными потенциальными участниками. Наконец, создание предпосылок для удержания, построения мира (peace building), предполагающее необходимые действия в условиях социального хаоса и распада государственности в стране. Такие меры по своему содержанию носят скорее полицейский, нежели военный характер. Они включают в себя целый набор элементов, начиная от борьбы с преступностью и кончая организацией выборов и формированием гражданской администрации. Подключение ООН на всех пяти стадиях развития конфликта имеет своей главной целью не допустить его расползания до межстрановых столкновений, исключить силовую вовлеченность в него великих держав.

Новые подходы ООН к организации миротворческой деятельности после "холодной войны" предопределены не только резко возросшим в новой системе международных отношений числом региональных конфликтов, требующих вмешательства этой международной организации, но и тем, что для миротворческой практики весьма распространенным стал отход от основополагающих принципов миротворчества прошлого. Это нашло свое выражение в: широком применении силы при урегулировании конфликтов; нарушении принципов нейтралитета и оказании прямой поддержки одной из конфликтующих сторон; вмешательстве миротворцев во внутренние дела суверенных государств и нарушении ими принципа суверенитета и территориальной целостности при защите прав национальных меньшинств на самоопределение.

Миротворческая деятельность ООН на современном этапе разворачивается в условиях снижения эффективности операций по поддержанию мира и урегулированию конфликтов. Среди факторов, способствующих этому, можно назвать повышенный уровень бюрократизации деятельности ООН и, как следствие, отставание в принятии оперативных решений по поддержанию мира в зонах конфликта от развития реальных событий; разногласия среди постоянных членов Совета Безопасности ООН по вопросу организации миротворческой деятельности и явная заинтересованность США и Великобритании отдавать предпочтение в этом вопросе в стратегически наиболее важных районах силам НАТО, а не миротворцам; наконец, дефицит бюджетных средств ООН на миротворческую деятельность при резком увеличении расходов на эти цели.

Миротворческая деятельность сопровождается большими трудностями в реализации возложенных на ООН в этой области функций. Руководство ведущей международной организации признает, что она терпит поражение за поражением в ходе проведения миротворческих миссий и оказывается неспособной уберечь мирное население от геноцида и страданий, когда массовые убийства граждан нередко происходят прямо на глазах "голубых касок". Миротворцы встречают непонимание и отсутствие поддержки их деятельности со стороны местных правительств, которые нередко воспринимают эту деятельность как враждебную национальным интересам. Местные власти не всегда дают разрешение на перемещение миротворцев по территории страны, нарушают условия о прекращении огня, иногда являются даже организаторами нападения на "голубые каски". Миротворцы вынуждены работать в условиях не только возрастающего недоверия к их миссии со стороны местного населения, но и враждебности со стороны властей страны [Kofi, 2000, р. 84].

В новых малоблагоприятных, а иногда и враждебных для миротворческой деятельности ООН условиях миротворчество приобретает новое качество. Вместо традицион-

стр. 96


ного наблюдения за условиями прекращения огня и поддержания мира "голубые каски" вынуждены активно вовлекаться в конфликт, применять оружие не только для самообороны, но и для защиты мирного населения, силой разоружать воюющие стороны, уничтожать или складировать их вооружение. Они также широко используются для борьбы с массовыми беспорядками в зоне конфликта, производят досмотр подозрительных лиц на блокпостах и их задержание, осуществляют наблюдение за лицами, подозреваемыми в совершении военных преступлений, и их последующий арест. Таким образом, расширение функций миротворческой деятельности ООН после окончания "холодной войны", с одной стороны, и отход при этом от буквы Устава указанной организации - с другой, предопределяют новые подходы к организации миротворческой деятельности, предъявляют к ней новые, более жесткие требования со стороны международного сообщества.

Наряду с большим числом проблем и трудностей в реализации миротворческой деятельности ООН после "холодной войны" нельзя не признать, что в этой области накапливается положительный опыт. Это относится к работе новых органов управления, планирования и контроля за миротворческой деятельностью, созданных в 1990-е гг., и прежде всего к работе Департамента операций ООН по поддержанию мира. Это новое подразделение отвечает за реализацию сложных задач по оказанию гуманитарной помощи, разоружению конфликтующих сторон, вопросам разминирования местности, административного управления, проведения выборов и референдумов, решению проблем беженцев, организует помощь в восстановлении экономики и объектов гражданской инфраструктуры.

Положительный опыт в миротворческой деятельности ООН и ее новых подразделений, созданных после "холодной войны", можно наблюдать на примере урегулирования конфликта в Камбодже.

ОПЕРАЦИЯ ООН ПО ПОДДЕРЖАНИЮ МИРА В КАМБОДЖЕ КАК ПОЗИТИВНЫЙ ОПЫТ ООН ПО УРЕГУЛИРОВАНИЮ КОНФЛИКТОВ ПОСЛЕ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ"

Успешный опыт миротворческой практики ООН в новых исторических условиях можно наблюдать на примере операции по поддержанию мира в Камбодже в 1992- 1993 гг. Миротворческая миссия в Камбодже оказалась самой крупномасштабной с момента образования ООН. В ней было задействовано 22 тыс. миротворцев, включая военных и гражданских лиц, из 46 стран, а также 1 тыс. подготовленных специалистов по проведению общенациональных выборов. Действия миротворцев в Камбодже вошли в историю ООН как классическая операция, в результате которой камбоджийцы обрели безопасность и стабильную жизнь после многих лет гражданской войны и гибели миллионов мирных граждан. Эта миссия была проведена на основании резолюции СБ ООН, и в ней принимали участие миротворцы из стран Азии, Европы, Латинской Америки, Африки и Австралии.

В ходе операции в Камбодже были отработаны все основные виды миротворческой деятельности в современных условиях, а именно: развертывание миротворческих сил ООН на постоянной основе, проведение разоружения противоборствующих сторон, демобилизация военных, возвращение беженцев, разминирование пахотных земель, подготовка и проведение всеобщих выборов новых органов власти. Миротворцы использовали военную силу для отражения вооруженных атак со стороны военизированных группировок "красных кхмеров", для предотвращения похищений военных и гражданских участников операции по поддержанию мира. Руководить подразделениями "голубых касок" было поручено опытному генералу французской армии Лоридону, который сумел спустя всего несколько месяцев после начала миротворческой операции в феврале 1992 г. изъять у конфликтующих сторон более 50 тыс. единиц боевой техники.

стр. 97


Новым подходам ООН к урегулированию конфликта в Камбодже был присущ ряд черт. Прежде всего в самом начале процесса мирного урегулирования был создан Временный орган ООН в Камбодже - ЮНТАК (United Nations Transitional Authority in Cambodia - UNTAC). Дело в том, что ООН впервые в своей истории сформировала орган управления всей страной, аналогичного которому ранее не было ни в одной зоне конфликта. Временный орган ООН в Камбодже был создан на основе резолюции СБ ООН N 745 от 28 февраля 1992 г. с годовым бюджетом 1.7 млрд. дол. Эти средства предназначались для размещения военнослужащих и гражданских лиц из разных стран мира, включая международных наблюдателей за соблюдением процедуры выборов. Молчаливое согласие лидеров Камбоджи и камбоджийской общественности на формирование органа внешнего управления страной в лице "переходной администрации ООН" означало только одно - заинтересованность в том, чтобы как можно быстрее остановить гражданскую войну, насилие и приступить к мирному строительству. И если это обещала сделать временная администрация, то население Камбоджи готово было ее поддержать.

Мандат ООН на деятельность переходной администрации в стране включал в себя следующие задачи: 1) осуществление контроля, мониторинга и проверки вывода и повторного невозвращения воинских подразделений стран, которые ввели свои войска на территорию Камбоджи ранее; 2) расквартирование в стране международных миротворцев ООН для выполнения задач по разоружению, демобилизации военных подразделений всех четырех политических сил; 3) проведение свободных и честных выборов; 4) обеспечение прав человека в обществе; 5) разминирование территории от пехотных мин; 6) оказание помощи в возвращении и материальном обеспечении беженцев; 7) поддержание законности и правопорядка, обеспечение военной безопасности и нормальной работы гражданской администрации; 8) восстановление экономической инфраструктуры и содействие устойчивому развитию.

Специальным представителем генерального секретаря ООН по контролю за проведением миротворческой операции в Камбодже и главой переходной администрации в январе 1992 г. был назначен гражданин Японии Ясуси Акаси. Генерал-лейтенант армии Австралии Джон Сандерсон стал командующим вооруженными силами переходной администрации. Акаси получил настолько широкие полномочия, что его одного нередко называли "Временный орган ООН". Он, в частности, имел единоличное право определять, насколько решения, принимаемые Высшим национальным советом Камбоджи, соответствуют духу и букве Парижских соглашений. Деятельность переходной администрации ООН по Камбодже под руководством Ясуси Акаси началась в феврале 1992 г., дата всеобщих выборов была назначена на апрель-май 1993 г., а новое правительство Камбоджи, сформированное по итогам выборов, должно было приступить к работе в августе 1993 г.

Новым моментом в деятельности ООН в Камбодже стало соединение в одной операции по поддержанию мира всех трех основных аспектов миротворчества: peacekeeping, peacemaking и peace building. В Камбодже были размещены миротворческие контингенты, которые проводили операции по разоружению конфликтующих сторон и их демобилизации. ООН провела большую работу по возвращению камбоджийских беженцев, а также по разминированию территорий, пригодных для сельскохозяйственной обработки. Наконец, переходная администрация готовила проведение всеобщих выборов, составляла списки избирателей, регистрировала кандидатов. Вся эта деятельность развертывалась на фоне решения повседневных бытовых проблем мирного населения, поддержания правопорядка и безопасности, защиты прав человека. Для повышения уровня эффективности миротворческой миссии страна была разбита на 11 "зон ответственности" под контролем миротворцев из Бангладеш, Болгарии, Гол-

стр. 98


ландии, Франции, Ганы, Индонезии, Малайзии, Пакистана, Туниса, Уругвая, Японии и Австралии [Фукуи, 1993, с. 118].

Вместе с тем деятельность миротворцев ООН в Камбодже осложнялась наличием ряда проблем. Им надо было сдерживать проникновение вьетнамских воинских подразделений на территорию страны, оказывать сопротивление вылазкам "красных кхмеров" и их атакам на вьетнамские поселения в Камбодже, нейтрализовать последствия отказа группировки Пол Пота сотрудничать с переходной администрацией. Деятельности миротворцев в Камбодже препятствовали непрекращающиеся попытки "красных кхмеров" похищать сотрудников переходной администрации. Более того, случаи насилия были характерны не только для поведения "красных кхмеров". Правительство Камбоджи усиливало репрессивные меры против представителей политической оппозиции, которые также хотели принять участие во всеобщих выборах, намеченных на лето 1993 г. Переходная администрация ООН в Камбодже использовала военную силу для решения конкретных миротворческих задач. Активным сторонником применения силы выступал французский генерал Лоридон, особенно в случаях сопротивления разоружению воинских формирований конфликтующих сторон.

К сентябрю 1992 г. в Камбодже было разоружено 52 тыс. военнослужащих - сторонников противоборствующих политических сил и было складировано 50 тыс. единиц боевой техники. Вместе с тем в стране оставалось немало вооруженных группировок, которые были хорошо обучены и готовы принимать участие в боевых действиях. 13 октября 1992 г. переходная администрация приняла решение форсировать подготовку всеобщих выборов и создать благоприятные условия для завершения мирного процесса, не дожидаясь окончания гражданской войны. Было также принято решение активно подключать к этому процессу "красных кхмеров", используя дипломатические усилия Франции, Индонезии, Японии и Таиланда.

Наконец, еще одним важным отличительным моментом миротворческой деятельности ООН в Камбодже явилось успешное проведение избирательной кампании по выборам органов власти. Она стартовала 7 апреля 1993 г., с некоторым опозданием по отношению к намеченному плану, что было связано с необходимостью принятия дополнительных мер по обеспечению безопасности ее проведения. Со стороны "красных кхмеров" предпринимались неоднократные попытки сорвать выборы. Так, в середине апреля 1993 г. они неожиданно для переходной администрации закрыли представительство в Пномпене и отозвали своих представителей. Расчет был сделан на то, чтобы сорвать выборы. И действительно, власти Австралии и Японии официально выразили тогда сомнения в необходимости присутствия миротворцев в Камбодже.

В мае 1993 г. под международным наблюдением и контролем ООН в Камбодже были проведены многопартийные выборы в Конституционное собрание. Миллионы камбоджийцев продемонстрировали тогда заинтересованность в успешном окончании избирательной кампании и хотели отдать свои голоса за представителей новой власти. В результате явка на избирательные участки была чрезвычайно высокой - 90% от числа зарегистрированных избирателей, а сами выборы отличались полным соблюдением демократических норм и в этом смысле заметно отличались от всех предыдущих избирательных кампаний. Даже приверженцы "красных кхмеров" приходили на избирательные участки, активно принимали участие в голосовании и выражали поддержку новому правительству, несмотря на то что в него были включены представители принца Сианука. Результаты голосования были признаны международными наблюдателями и всеми четырьмя политическими силами Камбоджи.

По итогам состоявшихся выборов и маневров всех политических группировок была сформирована Законодательная ассамблея Камбоджи, которая 21 сентября 1993 г. утвердила проект новой Конституции страны. По сути, на этом миротворческая миссия ООН по Камбодже была формально завершена. Поскольку ни одна из четырех основ-

стр. 99


ных политических сил не получила подавляющего большинства в законодательном собрании страны, было сформировано коалиционное правительство. В него не вошли только представители "красных кхмеров".

Мировое сообщество тогда высоко оценило усилия ООН по организации самой крупномасштабной миротворческой операции в ее истории. В результате страна, на протяжении длительного периода раздираемая конфликтами, обрела, наконец, стабильность, получила доверие со стороны других государств.

Из всех стран международной коалиции, принимавших участие в миротворческих усилиях в Камбодже, наибольшую активность проявила Япония, что было продиктовано ее особыми интересами в урегулировании камбоджийского конфликта. Впервые в своей миротворческой практике ООН была привлечена в качестве активного участника процесса урегулирования конфликта.

Сразу после окончания "холодной войны" Япония неожиданно официально проявила повышенный интерес к участию в миротворческой операции ООН в Камбодже. В своей речи на 126-й сессии парламента Японии в январе 1993 г. министр иностранных дел, заместитель премьер-министра Японии Митио Ватанабэ обратил внимание депутатов на возросшее политическое значение участия Японии в миротворческой деятельности ООН и на невозможность для страны оставаться далее в стороне от этой общемировой практики, если она считает себя ответственным членом международного сообщества. Он призвал депутатов парламента проявить больше гибкости при решении вопроса об участии японских сил самообороны в миротворческой деятельности в Камбодже [The Japan Times, 23.01.1993]. Иными словами, Ватанабэ, известный сторонник укрепления силового компонента японской внешней политики, по сути, настоятельно рекомендовал парламентариям поддержать новую роль сил самообороны в виде их участия в миротворческой деятельности за рубежом.

В Камбодже ООН проводила самую крупномасштабную миротворческую операцию после окончания "холодной войны", и очевидно, что Япония решила использовать представившийся шанс по реализации своих новых политических и стратегических интересов. Эти интересы группировались вокруг трех важных задач внутренней и внешней политики страны: 1) сделать легитимной отправку японских военнослужащих за рубеж в составе миротворческих миссий ООН; 2) склонить общественное мнение страны в пользу необходимости проведения активной внешней политики, подобающей ответственному члену мирового сообщества, претендующему на место постоянного члена Совета Безопасности ООН; 3) своим участием в миротворческой миссии в Камбодже не только повысить политический авторитет Японии в глазах соседей по региону, но и укрепить доверие к себе с их стороны. При этом японских политиков и военных мало смущало то, что приобретение "боевого опыта" японскими военнослужащими связано с риском для их жизни, с реальной опасностью стать жертвами противоборствующих сторон. Один из руководителей Полицейского управления Японии, Хирото Ямадзаки, выступая в Японском клубе журналистов в июле 1993 г., прямо призывал отказаться от посылки военных в горячие точки. Он подчеркивал, что "миротворческая деятельность - есть крайне опасный вид деятельности, сопряженный с большим риском для военнослужащих и гражданского персонала, принимающего в ней участие" [The Japan Times, 29.07.1993]. Однако власти страны мало прислушивались к такого рода предупреждениям профессионалов. Они стремились в первую очередь реализовать свои политические и стратегические интересы, используя для этого удобный повод участия в урегулировании вооруженного конфликта в Камбодже.

Поворот в японской внешней политике в сторону повышения ее роли в международных делах произошел после одобрения парламентом в 1992 г. закона об участии сил самообороны в миротворческой деятельности [Hiraiwa, 1991, р. 3]. Японские политики внимательно следили за любыми подвижками в позиции самой ООН в вопросах миро-

стр. 100


творческой деятельности и не обошли вниманием обращение ее генерального секретаря Бутроса Гали - "Повестка дня для мира" от сентября 1992 г., - особенно его призывы перейти к практике создания специальных подразделений ООН для принуждения к миру [Leitenberg, 1996, р. 28]. Министр иностранных дел Японии Ватанабэ, выступая на пленарном заседании ГА ООН в сентябре 1992 г., подчеркивал: "Япония верит, что принципы и практика проведения ООН миротворческих операций на протяжении более чем 40 лет после окончания Второй мировой войны все еще имеют непреходящую ценность и значение для дела мира и будут продолжены. Вместе с тем идея принуждения силой, которую высказал генеральный секретарь ООН в своем последнем обращении, вносит новые моменты в организацию миротворческой деятельности и потому требует глубокого и всестороннего изучения, принципиально отличаясь от традиционных подходов ООН в этой области" [UN Document S/1992/132, 1992].

В феврале 1993 г. Бутрос Гали совершил официальный визит в Японию, рассчитывая уговорить японское правительство послать своих военных миротворцев в Сомали. Власти Японии, однако, ответили отказом, опасаясь, что японские миротворцы могут быть использованы в качестве сил для принуждения к миру. Тогда Бутрос Гали предложил Японии направить свои войска в Мозамбик, где соглашение о прекращении огня строго выполнялось и проблема урегулирования конфликта сводилась к решению проблемы возвращения беженцев. На это предложение генерального секретаря ООН Токио ответил согласием [Financial Times, 17.02.1993; Leitenberg, 1996, p. 20].

Ни в количественном, ни в качественном отношении японцы не выделялись в составе миротворческого контингента в Камбодже. Всего Япония направила туда 1300 миротворцев, включая военных наблюдателей и полицейских, а также 1200 военнослужащих инженерных войск, в то время как только одних полицейских других стран в Камбодже насчитывалось около 20 тыс. Вместе с тем сам факт отправки военнослужащих за рубеж был показателен для новой внешнеполитической стратегии Японии: впервые после окончания Второй мировой войны она направила за рубеж такое большое количество своих военных [Wall Street Journal, 21.06.1992.] Японские власти вплотную подвели общество к осознанию того факта, что необходимо переходить от традиционной пассивной внешней политики к активной дипломатии, под которой понималась новая трактовка антивоенных норм японской конституции.

Японское правительство не реагировало на требования ряда оппозиционных партий относительно соблюдения антимилитаристских норм конституции страны. Напротив, в правительстве активно изучался вопрос о разрешении миротворцам использовать оружие для повышения уровня собственной безопасности в Камбодже, а также для защиты важных стратегических объектов. Заместитель государственного министра и начальник Управления национальной обороны (УНО) Акира Хиёси отмечал, в частности, что в Камбодже японским военнослужащим будет вручено оружие и существенно расширен круг лиц, которые имеют право на его использование в целях обеспечения безопасности [The Japan Times, 13.04.1993].

Такое решение было принято при подготовке второй группы миротворцев, в состав которой входило большое число военных инженеров, которые совершали поездки по отдаленным районам Камбоджи [Йомиури симбун, 13.04.1993]. Решение УНО о выдаче оружия миротворцам формально было приурочено к проведению в Камбодже избирательной кампании и должно было обеспечить защиту гражданских наблюдателей на избирательных участках.

Инициатива японских военных кругов не ограничивалась предоставлением миротворцам в Камбодже права применять оружие. Руководство УНО заручилось поддержкой премьер-министра относительно формирования специальных отрядов японских военнослужащих для проведения разведывательных операций в камбоджийской глу-

стр. 101


бинке под предлогом обеспечения безопасности в ходе подготовки избирательной кампании [The Japan Times, 22.05.1993].

Реализацию своих внешнеполитических интересов японские власти всегда сопровождают предоставлением экономической помощи. Не стало исключением и участие Токио в миротворческом процессе в Камбодже. Япония в этом вопросе оказалась далеко впереди других ведущих мировых держав, выделив с марта 1991 по ноябрь 1992 г. более 36 млн. дол. в виде безвозмездной помощи непосредственно правительству Камбоджи и 71 млн. дол. - через международные организации. На Международной конференции по проблемам восстановления Камбоджи в Париже в октябре 1991 г. Япония предложила провести в Токио специальную конференцию по восстановлению и реконструкции Камбоджи на уровне министров экономики и торговли. Такая конференция состоялась в июне 1992 г., и Япония председательствовала на ней. Японская делегация предложила тогда Камбодже уже 880 млн. дол. в рамках помощи развитию.

Такая щедрость японской стороны была по достоинству оценена мировой общественностью и рассматривалась как наиболее успешная акция японской дипломатии на протяжении ряда лет [Акаси Ёсинори, 1992, р. 7 - 11]. Это лишний раз доказывало, что одна из целей Токио в связи с участием в миротворческой деятельности ООН, а именно повышение международного авторитета, успешно реализуется. Как отмечал профессор японского Университета Азии Сэки Томода, "столь крупную финансовую помощь Камбодже со стороны Японии следует рассматривать исключительно как доказательство ее дееспособности выступать активным и ответственным участником международного сообщества" [Томода Сэки, 1993, с. 32].

На основе принятого в 1992 г. Закона об участии японских миротворцев в операциях по поддержанию мира за рубежом японское правительство активно содействовало работе Международного штаба по организации сотрудничества в Камбодже (International Peace Cooperation Headquarter - IPCHQ). В рамках этого специализированного органа Япония выполняла следующие функции: во-первых, ее миротворцы проводили мониторинг по подготовке всеобщих выборов, которые должны были состояться в стране (23 - 28 мая 1993 г. в этой работе участвовали 5 японских государственных служащих, 13 специалистов местных органов управления и 23 добровольца для выполнения мандата ООН); во-вторых, 75 японских полицейских были командированы в Камбоджу с октября 1992 по июль 1993 г. для оказания помощи камбоджийским органам полиции при выполнении ими правоохранительных функций, а также для обучения камбоджийских полицейских технике ведения оперативно-розыскных мероприятий; в-третьих, военно-технические подразделения сил самообороны Японии в количестве 600 человек были направлены в Камбоджу для ремонтно-восстановительных работ, в том числе для восстановления мостов и транспортных коммуникаций [MOFA homepage, 2002].

Опросы общественного мнения в Японии, проведенные в первой половине 90-х гг. XX в., по горячим следам окончания миротворческой миссии в Камбодже, ясно показали, что властям удалось реализовать важную политическую задачу - внушить японской общественности мысль о необходимости участия страны в решении проблем мировой политики, включая отправку частей японской армии в отдаленные районы мира. Опыт участия японских военных и гражданских миротворцев, накопленный в ходе операций в Камбодже, подтвердил, что Япония способна выполнять поставленные в этой области задачи - командировать своих военных в зоны конфликта с оружием в руках, участвовать в урегулировании конфликтов, а также оказывать гуманитарную помощь гражданскому населению.

Характерно, что сами японские военные, долгие годы не принимавшие участия в зарубежных операциях и наконец получившие такую возможность, приветствовали участие в миротворческих операциях в горячих точках. Опросы военных миротворцев из

стр. 102


контингента сил самообороны в Камбодже показали, что они с гордостью выполняли свой воинский долг: 58% военного персонала миротворцев полагали, что их присутствие в Камбодже было необходимо и только 11% высказывались об этом негативно. Кроме того, 49% японских военных миротворцев хотели бы еще раз принять участие в подобной миссии и 19% были против. При этом большинство японских военных, которые не хотели бы принимать участия в миротворческой миссии в будущем, жаловались на низкую заработную плату, не превышающую 16 тыс. иен в сутки. Только 11% были удовлетворены получаемым денежным содержанием [Маэда, 1996, с. 47 - 49].

Выводы по итогам миротворческой миссии Японии в Камбодже были опубликованы в специальном докладе группы советников по вопросам безопасности при премьер-министре, составленном в сентябре 1994 г. и получившем название "Безопасность и оборонные возможности Японии: взгляд в XXI век". Широкой общественности этот документ был известен как доклад Хиротаро Хигути - по имени президента корпорации "Асахи биру", который возглавил рабочую группу. В докладе подчеркивалась мысль о том, что в XXI в. Японии будет трудно отсиживаться в стороне от большой мировой политики так, как она это делала в годы "холодной войны". Поэтому участие Японии в миротворческой деятельности ООН является для нее крайне важным. Она должна и в дальнейшем расширять эту деятельность. "Прежде всего, - подчеркивалось в докладе, - для Японии важно активизировать свое участие в разного рода международных миротворческих операциях, проводимых ООН с целью укрепления международной безопасности. При этом активную роль должны играть силы самообороны Японии, которые наряду с выполнением своих задач по защите национальной безопасности должны выполнять и международные функции. Что же касается Закона об участии японских сил самообороны в миротворческих операциях в той его части, где речь идет об использовании оружия, то он должен быть адаптирован к общим нормам участия воинских подразделений других стран в такого рода операциях, согласно Уставу ООН. Япония не может быть исключением" [Нихон но андзэн..., 1994, с. 13 - 15.]

Этот вывод доклада откровенно ставил под сомнение правомерность традиционной интерпретации использования вооруженных сил Японии только в целях самообороны и при угрозе национальным интересам в пределах территории Японских островов. Он прямо призывал расширить диапазон действий японской армии, включив в него операции по поддержанию мира и стабильности в разных горячих точках мира. Другими словами, авторы доклада, изучив опыт участия миротворческих контингентов сил самообороны в Камбодже, пришли к выводу, что Япония успешно справляется с поставленными перед ней задачами, и поэтому роль японских военных в мире после "холодной войны" может быть существенно активизирована. Более того, авторы доклада выражали уверенность в том, что эта роль должна быть реализована в форме участия Японии в многосторонних военных операциях по поддержанию мира в разных уголках планеты [Нихон но андзэн..., 1994, с. 16 - 17].

Опыт участия Японии в миротворческой операции в Камбодже показал, что международный авторитет страны повышается, если она имеет своего представителя в руководстве администрации ООН в зоне конфликта. Таким представителем Японии в Камбодже был Ясуси Акаси, который обеспечивал связь страны с международными организациями и укреплял позиции Японии в ООН, а также ориентировал японские власти, по каким направлениям эффективнее всего расширять миротворческую деятельность, чтобы не допускать политических или стратегических просчетов. Ясуси Акаси всегда подчеркивал, что "если Япония получит статус постоянного члена СБ ООН, она будет вынуждена проводить политику в соответствии с той ответственностью, которая возложена на других постоянных членов Совета Безопасности ООН в деле поддержания мира и безопасности. Это значит, что Японии придется посылать

стр. 103


свои войска в разные горячие точки планеты точно так же, как это делают другие члены СБ ООН" [The Japan Times, 4.01.1994].

УРОКИ И ПЕРСПЕКТИВЫ МИРОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ООН ПОСЛЕ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ"

Несмотря на то что операция по поддержанию мира в Камбодже прошла в целом успешно, накопленный после "холодной войны" опыт миротворческой деятельности ООН подсказывает ее руководству, что миротворчество на всех своих стадиях остро нуждается в реформировании.

Прежде всего это касается процедуры выдачи мандата ООН на проведение миротворческих миссий. В период биполярного мира такой мандат выдавался на основе достигнутого между всеми пятью постоянными членами СБ ООН компромисса по отношению к методам урегулирования конфликта. Сегодня, однако, в подавляющем большинстве случаев мандат на миротворческую операцию выдается не на основе равновесия политических интересов постоянных членов СБ ООН, а на основе их подчинения политической воле США. Совет Безопасности перестает быть органом, принимающим объективные решения по урегулированию конфликтов, он становится инструментом по проведению в жизнь политических, экономических и стратегических интересов единственной сверхдержавы. Показательно, что, когда США испытывают какие-либо затруднения при реализации своих планов в СБ ООН (например, в случае сопротивления со стороны России или Китая), Вашингтон вообще обходится без мандата этой организации и использует вооруженную силу по своему усмотрению, как это имело место в отношении Югославии. При этом власти США учитывают, что ООН не только не осудит, но и не остановит действия Америки, какими бы вызывающими по отношению к нормам международного права они ни были. Реформа миротворческой деятельности ООН необходима, чтобы заставить сверхдержаву уважать суверенитет других государств и строить новый мировой порядок не "по понятиям", а в соответствии с нормами международного права.

Реформа миротворческой деятельности необходима и для того, чтобы восстановить к ней со стороны суверенных государств то доверие, каким эта деятельность пользовалась в период "холодной войны". В новых исторических условиях миротворцы ООН, к сожалению, позволяют себе покидать зоны конфликта, бросая на произвол судьбы мирное население, как это имело место в Руанде. Иногда они сами становятся убийцами мирных граждан, как это было с голландскими миротворцами в Сребренице. Такие случаи не только бросают тень на миротворцев, но и подрывают основы миротворческой деятельности в целом.

Реформа необходима, чтобы предоставить "голубым каскам" дополнительные политические, экономические и военные возможности сдерживать вооруженный конфликт, надежнее гарантировать условия прекращения огня, обеспечивать безопасную доставку гуманитарной помощи. Кроме того, в рамках такой реформы необходимо предусмотреть дополнительные гарантии по возвращению в родные места беженцев и перемещенных лиц, по разоружению воюющих сторон, по созданию более благоприятных внутренних и внешних условий для политического примирения и проведения свободных выборов. Подобные миротворческие операции ООН, тщательно продуманные, постоянно совершенствуемые и успешно проводимые, представляют собой оправданные "инвестиции" в дело мира. Эти операции могут способствовать зарождению новых демократических государств, сокращению потоков беженцев в мире, снижению вероятности насильственного вмешательства сильных региональных держав в дела соседей. В конечном счете реформирование миротворческой деятельности должно предотвратить перерастание малых войн в крупномасштабные, которые обходятся гораздо дороже в плане человеческих потерь и уничтожения материальных ценностей.

стр. 104


Реформирование миротворческой деятельности позволит качественно улучшить планирование миротворческих операций, повысить эффективность операций по принуждению к миру, обезопасить миротворцев, работающих во враждебном окружении конфликтующих сторон. В этих целях возможна организация механизма раннего предупреждения о развитии конфликта, с тем чтобы СБ ООН в течение 30 дней мог принять резолюцию о начале миротворческой акции, разработать ее задачи и определить приоритетные области, включая нормы вмешательства во внутренние дела, и т.п.

Реформирование миротворческой деятельности важно и с точки зрения постепенного отхода от традиционного понятия нейтралитета миротворцев по отношению к сторонам конфликта. В новых исторических условиях миротворцы вынуждены сталкиваться с ситуацией, когда им, с одной стороны, необходимо выполнять резолюцию ООН по обеспечению мира и стабильности, а с другой - трудно соблюдать нейтралитет в условиях демонстративного нарушения какой-либо из сторон конфликта соглашения о перемирии. Очевидно, что в этих условиях миротворцам нелегко оставаться беспристрастными и нейтральными по отношению к сторонам конфликта, так как в лучшем случае это будет чревато неэффективной тратой времени и усилий, а в худшем - потерей жизни для самих миротворцев. Избежать развития ситуации по такому сценарию миротворцы могут только при условии разработки новых подходов к юридическому обоснованию понятий "жертва насилия" и "агрессор".

Разумеется, нейтралитет миротворцев не должен означать пренебрежение к защите гражданского населения от насилия с обеих сторон. Миротворцы могут использовать силу не только для наказания агрессора, но и для выполнения своих моральных обязательств перед жертвой насилия и агрессии для восстановления справедливости. И хотя это можно посчитать отходом от традиций классического миротворчества, новые международные условия требуют от миротворцев ООН более жестких действий по отношению к агрессору. В противном случае миротворцы могут легко встать на путь умиротворения агрессора, чего нельзя допускать ни при каких обстоятельствах. Применение миротворцами вооруженной силы в ходе миротворческих операций становится объективной необходимостью: когда ООН посылает своих миротворцев для поддержания мира, они должны быть готовы к открытому столкновению с силами войны и насилия и полны решимости преодолевать сопротивление этих сил.

Реформирование миротворческой деятельности применительно к новым историческим условиям должно облегчить задачи защиты собственной жизни миротворцев при выполнении ими миротворческих функций. Закономерным является то, что миротворцы, на глазах которых происходит насилие против мирного населения, должны уметь его эффективно пресекать в границах своих возможностей и следуя принципам миротворческой деятельности ООН.

Реформирование миротворческой деятельности предполагает освоение техники быстрого развертывания миротворческих сил. Для этого в каждой стране должны заранее готовиться специальные миротворческие контингенты быстрого реагирования, владеющие навыками координации действий с миротворцами из других стран, знающие иностранные языки и местные традиции, способные организовывать предварительный сбор оперативной информации, а также обладающие специальными аналитическими подразделениями, отслеживающими изменения в обстановке. Миротворческие контингенты должны быть укомплектованы опытными и квалифицированными военными и гражданскими специалистами, получившими предварительное одобрение со стороны представителей ООН.

Миротворческая роль ООН в мире в XXI в. будет возрастать. Разумеется, это не означает, что ООН в одиночку сможет взять на себя решение всех проблем стабилизации системы международных отношений. Нельзя сбрасывать со счетов и такие хорошо зарекомендовавшие себя факторы обеспечения международной стабильности и без-

стр. 105


опасности, как наращивание национальной военной мощи, а также формирование нового баланса сил. Поэтому очевидно, что миротворческая роль ООН будет возрастать одновременно с увеличением потенциала сопротивления суверенных государств.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Акаси Ёсинори. Нихондзин-ё, РКО-о гокай сурэнакарэ (Японцы, не обманывайте миротворцев ООН) // Foresight. 1992. July.

Йомиури симбун. 13.04.1993.

Маэда Е. Кэнсё: РКО то дзиэйтай (Очевидные факты: миротворчество и силы самообороны). Токио, 1996.

Нихон но андзэн хосё то боэйрёку но ариката: XXI - э мукэтэ но тэмбо (Безопасность и оборонные возможности Японии: взгляд в XXI в.). Токио, 1994.

Томода Сэки. Канбодзя эндзё сэйсаку но атарасиса (Новые моменты в японской помощи развитию в Камбодже) // Гайко Форуму. 1993. Март.

Фукуи Я. Камбодзя РКО хококу: хэйва хотику-э но кокурэн-но якувари ва окий UNTAC но итиин тосйтэ мита Камбодзя (Доклад миротворческой миссии ООН в Камбодже: роль ООН в процессе мирного урегулирования) // Гэккан дзю минсю. 1993. Июль.

An Agenda for Peace: Preventive Diplomacy, Peacemaking, Peace-keeping / A Report of Secretary-General presented to the First Summit of Security Council Held in January 1992. UN Doc. S/24111, 17 June 1992 and S/1995/1, 3 January 1995.

Financial Times. 17.02.1993.

Fetherston A. Towards a Theory of UN Peacekeeping. L., 1994.

Hiraiwa G. In this Uncertain World Japan must Carve out its own Future // Keidanren Review. 1991. August. N130.

International Studies. 2001. Vol. 38. N 3.

James A. Problems of International Peacekeeping // New Globalism and the State / Ed. by S. Kumar. New Delhi, 1999.

The Japan Times. 23.01.1993; 13.04.1993; 22.05.1993; 29.07.1993; 4.01.1994.

Kofi A. Annan. Common Destiny, New Resolve / Annual Report on the Work of the Organization, 2000. N.Y., 2000.

Leitenberg M. The Participation of Japanese Military Forces in UN Peacekeeping Operations // Asian Perspective. 1996. Vol. 20. N1.

MOFA homepage (http://www.mofa.go.jp/pko/02_2.html)

Report on the Work of the Organization, 1990. N.Y., 1990.

Secretary-General's Millennium Report to the Millennium Session of the General Assembly: We the Peoples: The Role of the United Nations in the Twenty-first Century II UN Doc. A/54/2000, 27 March 2000.

UN Document S/1992/132. 1992. 22 September.

The United Nations in its Second Half Century. N.Y., 2000.

Wall Street Journal. 21.06.1992.


© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/МИРОТВОРЦЫ-ООН-В-КАМБОДЖЕ-ЧЕМУ-УЧИТ-ОПЫТ-ОПЕРАЦИЙ-ПО-ПОДДЕРЖАНИЮ-МИРА-ПОСЛЕ-ХОЛОДНОЙ-ВОЙНЫ

Similar publications: LMoldova LWorld Y G


Publisher:

Maria GrosuContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Grosu

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. М. КРУПЯНКО, МИРОТВОРЦЫ ООН В КАМБОДЖЕ: ЧЕМУ УЧИТ ОПЫТ ОПЕРАЦИЙ ПО ПОДДЕРЖАНИЮ МИРА ПОСЛЕ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ"? // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 06.07.2024. URL: https://library.md/m/articles/view/МИРОТВОРЦЫ-ООН-В-КАМБОДЖЕ-ЧЕМУ-УЧИТ-ОПЫТ-ОПЕРАЦИЙ-ПО-ПОДДЕРЖАНИЮ-МИРА-ПОСЛЕ-ХОЛОДНОЙ-ВОЙНЫ (date of access: 17.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. М. КРУПЯНКО:

И. М. КРУПЯНКО → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ: ОПЫТ ИЗРАИЛЯ И ПАЛЕСТИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ
2 hours ago · From Maria Grosu
ПРЕРЫВАНИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА, ВЗРЫВ АГРЕССИИ И ЭКСТРЕМИЗМА... НЕ ИСКЛЮЧАЮТСЯ
8 hours ago · From Maria Grosu
ЮАР В ОЦЕНКАХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
11 hours ago · From Maria Grosu
"ЦАРСТВО" КВАМЕ НКРУМЫ
22 hours ago · From Maria Grosu
В. И. ГУСАРОВ. СЕВЕРНАЯ АФРИКА: ПОЛВЕКА НЕЗАВИСИМОГО РАЗВИТИЯ (социально-экономические аспекты)
Yesterday · From Maria Grosu
ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И КНДР
Yesterday · From Maria Grosu
ОПЫТ СОЗДАНИЯ "НОВОГО ЕВРЕЯ" - НИЦШЕАНСТВО И ФРЕЙДИЗМ В ИЗРАИЛЕ
Yesterday · From Maria Grosu

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.MD - Moldovian Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Libmonster Partners

МИРОТВОРЦЫ ООН В КАМБОДЖЕ: ЧЕМУ УЧИТ ОПЫТ ОПЕРАЦИЙ ПО ПОДДЕРЖАНИЮ МИРА ПОСЛЕ "ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ"?
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: MD LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Moldovian Digital Library ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android