Libmonster ID: MD-834

А. Е. ЛОКШИН

Кандидат исторических наук

Совсем рядом от центра Иерусалима, древнего, шумного и такого разноликого современного города, находится квартал Меа Шеарим. Он был основан еще в 1874 г. группой евреев, решивших покинуть пределы Старого города. В ту неделю, когда был заложен первый камень в основание новой шхуны (квартала), в синагогах читали главу Торы, в которой сказано: "И сеял Ицхак в земле той и получил в тот год ячменя во сто крат; так благословил его Господь". Так и назвали новый квартал "Меа Шеарим" - "Сто крат". В наши дни, когда оказываешься в пределах Меа Шеарим, книги еврейских писателей прошлого и листы старинных гравюр будто оживают. Впечатление такое, что ровным счетом ничего не изменилось здесь за прошедшие почти полтора столетия. Разве что машины мчат по узким улочкам, современные товары продают в лавках, да и мужчины с развевающимися пейсами без умолку говорят по мобильным телефонам. А в остальном - все как было раньше: потемневшие старые дома, двери, выходящие на длинные террасы. Окна с решетками, поднятыми над тротуарами больше чем на два метра...

Неповторимый облик Меа Шеарим создают, конечно, прежде всего его обитатели - ультраортодоксальные евреи. Они сохранили верность образу жизни, ментальности своих прапрадедов и привычку к традиционной одежде. Мужчины в темных сюртуках или брюках, заправленных в черные чулки, в полосатых халатах, в странных для непривычного глаза, особенно летом, меховых шапках. Женщины - в самую страшную иерусалимскую жару, когда дует хамсин, несущий раскаленный воздух и мелкий песок из Иудейской пустыни, - в наглухо закрытых платьях, платках, темных чулках и туфлях. По одежде можно отличить приверженцев Сатмарского ребе от хасидов Гура, хасидов Бельз - от членов группы Нетурей карта.

НЕТУРЕЙ КАРТА

Само наименование Нетурей карта в переводе с арамейского означает буквально "стражи города" и взято из Иерусалимского Талмуда, где говорится, что знатоки Торы - суть стражи и защитники города. Члены этой общины, насчитывающей по меньшей мере несколько сот семейств, не желают признавать современного государства Израиль и подчеркивают этот факт всеми возможными способами. Они считают, что "царство евреев на Святой земле" может быть создано только после прихода Машиаха (Мессии).

Известен исторический факт: во время войны за независимость, или первой арабо-израильской войны, как именуют ее некоторые российские авторы, в 1948 г. в период упорных боев за Иерусалим, члены общины выступали против создания государства Израиль и еврейского контроля над святым городом, пытаясь добиться для него международного статуса. Во время боев в Иерусалиме группа Нетурей карта с белым флагом отправилась в сторону иорданских позиций. Позднее ультраортодоксальные иудеи стали декларативно поддерживать Организацию освобождения Палестины (ООП) и предприняли попытки установить контакты с ней.

Члены общины Нетурей карта - европейские евреи - ашкеназы. Многие из них - потомки выходцев из "старого ишува" - еврейской ортодоксальной общины, существовавшей в Палестине многие столетия. В конце XIX в. они враждебно встретили первые группы (светских) сионистских поселенцев, прибывавших на родину предков и намеревавшихся создать здесь национальный очаг для еврейского народа.

"ПАШКАВИЛИ"

Оказавшись в Меа Шеарим, я попытался заговорить с кем-нибудь из встречных прохожих. И все напрасно. Когда обращался на иврите, мне не отвечали или убыстряли шаг. Чувствовалось, здесь с настороженностью и с подозрением относятся к чужакам. Иврит

стр. 60

для жителей Меа Шеарим - это не тот язык, на котором принято говорить на повседневные темы. Это святой язык, язык молитв.

На улочках и в переулках Меа Шеарим звучит идиш - язык восточноевропейского еврейства. Лучше обращаться к незнакомым людям именно на этом языке. Впрочем, на стенах домов немало граффити главным образом на иврите. А на многочисленных специальных стендах и плакатах, именуемых здесь "пашкавилями", прочел заявления, поразившие меня: "60 лет мы скорбим о еврейских душах, сожженных в печах сионистов"; "Сионистские животные - отребье человеческого рода". Здесь же настенные надписи с призывами покончить "с сионистской оккупацией Святой земли" и надписями - "сионистам вход воспрещен". Не остались в этих плакатах без внимания и туристы, как и все, кто оказался по случаю, скорее из любопытства, в этом квартале. Это несомненно к ним обращен призыв: "Иерусалим - не для отдыха, а для молитвы". Под большинством "пашкавилей" красуется подпись: Нетурей карта. С наступлением шаббата (субботы), который начинается в пятницу вечером, квартал перекрывается барьерами, и ни одна машина не может въехать в Меа Шеарим, не рискуя быть заброшенной камнями. Ибо приход "Царицы субботы" не должен быть осквернен. В это время слышны только голоса молящихся из распахнутых окон синагог да крики маленьких детей, играющих на улице, прямо на мостовой...

БЕСЕДЫ С МЕНАХЕМОМ И ДВОРОЙ

После нескольких посещений Меа Шеарим мне повезло: удалось разговорить, хотя и не без труда, одного из его жителей - человека с черной бородой в традиционной иудейской одежде, с развевающимися на иерусалимском ветру пейсами и спокойным взглядом, которому по виду не было и сорока. Назвавшись Менахемом, он без излишних эмоций, прежде всего, заявил то, что, очевидно, делал уже не один раз, что "сионисты должны уйти из Иудеи и Самарии" (т.е. с Западного берега реки Иордан) и вообще "убраться из страны". "Сионисты считают, - продолжал мой новый знакомый, - что нужно завоевать эту страну. А мы ждем прихода Машиаха. Тогда и наступит геула (т.е. освобождение и избавление. - А. Л.). Я невольно в тот момент бросил взгляд на стенд, на котором только что появились новые плакаты. Надпись на одном из них гласила: "Сионисты кусаются! Во имя сохранения святого Иерусалима мы выбираем власть арабов". Улучив момент, когда Менахем умолк, я, почти уверенный заранее в положительном ответе, спросил, является ли мой собеседник обладателем даркона, т.е. израильского паспорта. Разумеется, последовало решительное: "нет". "У меня нет никакого удостоверения личности. Я могу его получить в любой момент, стоит написать заявление", - сказал Менахем. Но тем самым это будет означать "признание государства". Решительный отказ признать еврейское светское государство членами Нетурей карта и другими ультраортодоксальными иудеями означает не только отказ от обладания израильскими удостоверениями личности, но и непризнание юрисдикции израильского суда и даже Верховного раввината.

Абсолютное большинство жителей Меа Шеарим не голосуют ни на парламентских, ни на муниципальных выборах. А государственный праздник страны - День независимости в Меа Шеарим отмечается как скорбная дата. Это совпадает с мнением палестинцев, определяющих день провозглашения независимости Еврейского государства как накба - катастрофа.

Менахем, с которым я не вступал ни в какой спор, лишь иногда кивая головой, что, очевидно, расценивалось как знак согласия, дошел со мной до дверей своего дома и неожиданно пригласил меня в гости. Хотя визит чужака в дом ультраортодоксальных иудеев - событие нечастое, я был встречен достаточно благожелательно. Я познакомился с его женой Дворой, которая оказалась весьма словоохотливой. Узнав, что я из Москвы, она поинтересовалась, где находится сие место. Однако мои объяснения были встречены без особого интереса, и разговор перешел на другую тему. Двора была на сносях. Взглянув на свой живот, она сказала, что хочет, чтобы у нее было не меньше двадцати детей. Менахем кивком головы подтвердил свою солидарность с женой. Двора сказала, что пока у них всего восемь детей, но и сейчас жить нелегко. Она не пользуется никакими льготами и пособиями, которые предоставляют многодетным матерям израильские власти. Не пожелала она иметь и медицинскую страховку. "За роды приходится платить. Особенно тяжело было с этим, недоношенным", - сказала она и ткнула пальцем в годовалого ребенка, умиротворенно лежавшего в детской кроватке. Пришлось заплатить 50 тысяч шекелей. "А за эти деньги можно и квартиру купить", - засмеялась она. (По нынешнему курсу шекеля по отношению к доллару это примерно 12,5 тыс. долл. США. - А. Л.)

Я отметил, что за последние

стр. 61

10 лет ультраортодоксальный квартал явно разросся. На том месте, где когда-то стоял с разбитыми стеклами и облитый тушью и чернилами недействующий кинотеатр, теперь дома обитателей квартала. Тем временем, словоохотливая Двора, указав рукой на своих детей, сказала: "Мы всей семьей живем в одной комнате, и нам не тесно". Менахем что-то шепнул своей жене, и она тотчас же перешла на "политику". "Тора против создания государства. Верность Торе означает, что и мы против. Это все едино. Нас называют что-то вроде, - подбирала слово Двора, - экстремистов. А мы Нетурей карта - истинные стражи Торы и нашей веры". Я обратил внимание на стоявший в шкафу старинный ханукальный светильник, что зажигается иудеями в дни праздника Ханука. "А ты знаешь историю этого праздника?" - спросил я у находившейся здесь же старшей дочери Дворы и Менахема. Та, как мне показалось, не знала, что ответить. "Ей трудно говорить на иврите", - сказала за нее Двора. (В доме, очевидно, было принято говорить на идиш.) И продолжила: "Ханука - это праздник в честь победы над греками, которые хотели, чтобы мы перестали быть евреями. Ну как сейчас сионисты: они хотели, чтобы мы смотрели телевизор, кино, играли в футбол. И тогда наши предки восстали. И спасли Храм от поругания..."

Тем временем один из старших мальчиков, лет одиннадцати, пригласил меня спуститься с ним в большую подвальную комнату и показал рукой на книги. "Когда я не могу уснуть, я читаю. Это книги против сионистов. Я также раздаю кассеты против сионистов". Он показал мне альбом с цветными фотографиями: демонстрации против "осквернителей" субботы и некоего раввина Штайна, который призывал служить в израильской армии. Как удалось сделать эти фотографии, которые в принципе отвергают ультраортодоксы, я спрашивать не стал. В дальнейшем понял, что все решается в зависимости от ситуации. На мой наивный вопрос, не собирается ли мальчик, когда подойдет его время, служить в армии, сын Дворы ответил решительным "нет". "Почему?" - не унимался я. Объяснение было весьма лапидарным: "Ведь это сионистская армия".

Поднявшись наверх, я неожиданно для себя спросил хозяина дома: "Менахем, а был ли ты на море?" "Нет, - ответил тот, - не был. Поездки на море некоторые люди называют: "поехать проветриться". Но и еврейство при этом из голов выветривается", - добавил он. Вдруг я услышал звонок мобильного телефона. Менахем взял трубку и ответил. "И ты говоришь по мобильнику? - не скрывая удивления, спросил я. - Ведь во всех "пашкавилях" запрещено это делать". "Да, - признался Менахем, - говорю. Ведь поезд прогресса несется вперед, и его невозможно остановить. Никто не может сойти с него. Но всегда надо оставаться в последнем вагоне". А потом как-то уж неуверенно произнес: "Все новое, даже если оно безвредно и безопасно, запрещено тоже". И закончил свой "спич" с некоторой патетикой: "Мы должны бороться до конца, каждый день, все двадцать четыре часа в сутки, ведь это и есть иудаизм". "Думать о грехе, хуже чем грешить, - продолжала философствовать Двора. - Ведь зло заложено в природе человека. И с этим надо бороться".

Неожиданно в комнату постучала и вошла молодая женщина. Попросила одолжить ей немного муки. "Молодая жена, - объяснила мне Двора. - У нас замужние женщины должны покрывать голову. Мы против париков", - заметила она. Ривки (так звали эту женщину) до замужества была обладательницей длинной косы, но после замужества, как и принято в общине, обрила голову. И теперь носит платок. "Ну как ты?" - обращаясь к ней, спросила Двора. Та смущенно ответила, что сначала было тяжело. И что до сих пор пока она не смотрела на себя в зеркало.

На прощание я спросил разрешения сфотографировать моих собеседников. Это предложение Менахем решительно отверг и добавил: "Здесь нас камнями закидают".

Все снимки, которые мне удалось сделать в Меа Шеарим, были сделаны тайком, я скрывал свою камеру. А если кто из объектов моего внимания догадывался, что его хотят сфотографировать, он моментально отворачивался и убыстрял свой шаг.

"ГОЙ ФРУМКИН"

Во время своего очередного прихода в Меа Шеарим, читая новые "пашкавили", понял, что в квартале разыгралась настоящая война. Резкая критика была направлена в адрес одного человека по имени Исраэль Фрумкин. Этот Фрумкин оказался настоящим диссидентом. Снялся на телевидении и дал интервью. О чем он говорил, я не знаю. Но, очевидно, это и не интересовало собравшейся у его дома густой толпы. "Фрумкин - хулиган, гой!" (т.е. иноверец) - возбужденно кричали они. Познакомившись чуть позже с Фрумкиным, я узнал, что он, по его словам, "человек широких взглядов и любит сниматься на телевидении". Работает в ирие, т.е. мэрии Иерусалима, получает жалование, платит все налоги, любит путешествовать за границу. "Это не значит, что я сионист.

стр. 62

Я просто законопослушный гражданин. И за это они, - сказал он, - хотели меня убить. Я сам видел призыв к моему убийству в одном из "пашкавилей". Я сидел в машине со своими детьми. Кто-то бросил камень. Мои дети просто чудом не пострадали. Всевышний спас нас. Еще немного, и я бы сидел шиву (семь дней траура)". "Кто это "они"?" - спросил я. "Это фанатики. Они хуже нацистов". - "Ты хотел бы уехать из страны?" - неожиданно вырвалось у меня. "Нет! Никогда. Здесь я родился. Здесь моя семья", - пропел он слова из популярной израильской эстрадной песни. И продолжал: "Против них я выпустил собственный плакат и подписал его своим настоящим именем - Исраэль Фрумкин. Я их там называю "сикариями". И к ним это имя уже прилипло", - с гневом сказал он. "В Мишне (основополагающая часть Талмуда. - А. Л.) сикариями называют тех, кто убивал душу народа."

"Сикариями" в Мишне называли просто разбойников(от латинского слова sica - кинжал), а еще чаще так называли иерусалимских повстанцев, сражавшихся против римлян во время осады Иерусалима. Кстати, этим словом пользовался Иосиф Флавий, когда писал о самом радикальном крыле антиримской оппозиции в Иудее. Вооруженные короткими кинжалами, которые скрывали в складках одежды, они нападали на своих жертв римлян и сотрудничавших с врагом евреев.

Немного поостыв, Исраэль сказал, что, кроме работы в мэрии, он занимается организацией похорон, эта работа перешла к нему от отца. А кроме того он сахкан. "Актер, артист?!" - я не мог удержаться от удивления. "Да, да сахкан- подтвердил Фрумкин. - Когда меня приглашают на празднования Пурима, я обязательно участвую в театрализованном представлении". Кроме того, Исраэль имеет свою небольшую типографию, которая печатает самые разные "пашкавили", в том числе и те, в которых осуждается тот самый образ жизни и мыслей, к которым склонен и сам Фрумкин. "Я нейтральный, - сказал он мне, - и хочу быть со всеми в мире. И с полицией. И с соседями. У нас дома демократия. Я говорю своим детям, что вы можете избрать такой путь в жизни, какой хотите, но они остаются и не хотят никуда уезжать". Распрощавшись с Фрумкиным, я решил ненадолго заскочить к Менахему.

ДВОРА НЕ ПРЕДСТАВЛЯЛА, ЧТО МИР ОКАЗАЛСЯ ТАКИМ БОЛЬШИМ

Менахем не был удивлен моим приходом. "Надо, - сказал он, - объявить этому "микробу" (имелся в виду Фрумкин) бойкот". "А вы смотрели когда-нибудь телевизор?" - спросил я его. "Нет, - ответил Менахем. - Один раз случилось посмотреть видеофильм. После этого видения преследовали меня. Весь день не мог прийти в себя. Это, - заключил он, - забивает голову не тем, чем нужно". "А я, - вступила в разговор Двора, - как-то ездила с мамой в больницу. (Речь шла о медицинском центре Хадасса в Эйн-Кереме, который находится в нескольких километрах от старого города.) Там был телевизор. Я украдкой взглянула... Показывали животных. Мама сказала: "Не смотри! Это нечистое". Вообще, - призналась Двора, - я знала, что мир такой большой, но не знала, насколько он большой!"

Настало время обеда. Пригласив к столу, Менахем прочел, следуя традиции, благословение на хлеб. И семья приступила к трапезе. Менахем сообщил, что у них дома не едят "сионистские" хлеб, молоко, мясо. "Почему? - с наивным лицом спрашиваю Менахема. - Сионистское молоко не такое вкусное?" "Не могу сказать, не пробовал", - ответил тот. Оказалось, что у него есть целая ферма, где разводят молочных коров. Там он продает молоко тем, кто, по его словам, не хочет иметь ничего общего с израильским государством. "А много таких?" - поинтересовался я. "Много. Очень много", - заметил он. Покидая квартал, я обратил внимание, что старые плакаты уже сорваны, а на их месте красовались новые "пашкавили", гласившие: "Компании сотовой связи, прочь из нашего района!"; "Дорогие братья, не читайте газет!"; "Не смотрите кино!"; "До каких пор кинотеатры будут открыты по субботам?"

БААЛ ТШУВА ЦВИ

Выписывая отдельные цитаты и пытаясь переводить на русский язык новые "пашкавили", я обратил внимание, что в мою тетрадь заглядывает человек в традиционной одежде. Оказался земляк, выходец из Москвы. Разговорились. Моего собеседника звали Цви, а воспитывался он в типичной еврейской советской семье. Не имел никакого представления об иудаизме. Переорался в начале 1970-х гг. в Австралию. Оказавшись уже там, посетил ради любопытства синагогу в Сиднее. И неожиданно для себя услышал голос предков, понял, что его место в святом городе Иерусалиме. И теперь уже много лет он живет на этой земле. Принадлежит Цви к настоящей ортодоксальной общине, "свободной от влияния современного духа с его ложными идеями". Так он стал баал тшува (человек, никогда не имевший или утративший связь с иудаизмом, который раскаялся и вернулся к религии). Цви предложил свои услуги по переводу "пашкавилей". От чего я, разумеется, не отказался. Но времени оказалось немного. Цви произнес традиционное пожелание: "А гут шабес" ("доброй субботы" - идиш), - и удалился.

стр. 63

Близился приход субботы. Я убыстрил шаг. Это делал не только я. Обитатели добровольного гетто устремились домой. Наступал самый важный и значимый день недели, освещенный покоем и отдыхом от будничного труда, когда помыслы человека должны вознестись к вершинам духовной жизни, лишенной будничных тягот и забот, которые омрачают жизнь человеку в течение всей недели. Совсем немного осталось до отхода последнего иерусалимского автобуса, а надо было еще успеть добраться до места моего пристанища. Ведь в Иерусалиме общественный транспорт в этот день не работает. Вот, наконец, показались улицы, дома и люди современного города. Мое путешествие в прошлое завершилось. Уже все обитатели Меа Шеарим были в синагогах, каждый в своей, привычной и знакомой. И очень скоро мои меа шеаримские знакомые, как и все в этом квартале, и во многих домах Иерусалима, по возвращении из синагог будут петь субботние традиционные песни. Затем благословят над вином Господа и усядутся за стол, уставленный праздничными яствами.

УЛИЦА С ДВУСТОРОННИМ ДВИЖЕНИЕМ

В первые послевоенные годы будущее ортодоксального еврейства виделось многим в мрачных тонах. Крупнейшие восточноевропейские центры традиционного иудаизма были уничтожены нацистами. Главное беспокойство состояло в том, что ортодоксальным семьям ни Израиля, ни диаспоры никак не удавалось предотвратить массовый отход молодежи от религии, начавшийся еще в середине XIX в. Многим казалось, что недалек тот день, когда закроются последняя ортодоксальная синагога и ешива*. Оставалось только гадать, кому из знатоков Торы выпадает честь стать последним в истории иудаизма ортодоксальным раввином.

Однако, как показали дальнейшие события, слухи о смерти ортодоксии оказались преувеличенными. Более того, с 1960-х гг. и в последующие десятилетия немало евреев, порвавших в прошлом с религией или даже выросших в нерелигиозных семьях, резко меняли свой образ жизни, становясь праведными и богобоязненными сынами Израиля. И хотя этот процесс возвращения сравнительно слабо затронул ультраортодоксальные общины в Израиле, ультраортодоксов можно встретить не только в Меа Шеарим, но и в соседних кварталах западного Иерусалима, частично в Бней Браке, городе примерно в пяти километрах к северо-востоку от такого абсолютно другого, светского и ультрасовременного центра, как Тель-Авив.

Весьма показательны результаты состоявшихся в ноябре 2008 г. выборов мэра Иерусалима. Раввин-ультраортодокс Меир Поруш набрал 43% голосов, пропустив вперед лишь Нира Барката, представлявшего интересы светских кругов, члена городского совета и предпринимателя, получившего 52% голосов избирателей. Однако большинство мест в городском совете все же заняла ультраортодоксальная партия Поруша "Объединенный иудаизм Торы".

Несмотря на свою относительную малочисленность, ультраортодоксальные общины пользуются определенным влиянием в более широких ортодоксальных кругах. Они встречают понимание и поддержку, например, во время демонстраций против археологических раскопок древних еврейских захоронений (при этом нередки и столкновения с полицией); демонстраций за строгое соблюдение субботы; против совместных купаний мужчин и женщин... Члены общины в основном живут на доходы от мелкой торговли и на пожертвования из-за рубежа от подобных же общин, в основном из Соединенных Штатов.

У автора этого очерка, написавшего о своих впечатлениях о Меа Шеарим, не было намерения представить его как некое "темное царство". Каждому судьба уготовила или он сам избирает свой собственный в этом мире путь. У обитателей Меа Шеарим свои чаяния и своя жизнь.

Не ведется никакой статистики, сколько ортодоксальных евреев в Израиле и других странах света покидают мир строгих предписаний и традиций и вступают на тернистый и неизведанный ими путь светской жизни. И наоборот, нет также статистики, сколько евреев каждый год возвращаются к миру ортодоксии. И тех, и других немало. Это улица с двухсторонним движением.

Нередко благодаря разнообразным проспектам и туристическим путеводителям у туриста, побывавшего в Израиле, складывается некий образ солнечной, яркой, древней, библейской и современной страны. Но в нем явно не хватает того потаенного образа, с которым, в меру своих сил и возможностей, попытался познакомить читателей автор этого очерка.

Иерусалим - Москва


* Ешива - высшее религиозное учебное заведение, предназначенное для изучения главным образом Талмуда.


© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/МЕА-ШЕАРИМ-МЕСТО-ГДЕ-ОСТАНОВИЛОСЬ-ВРЕМЯ

Similar publications: LMoldova LWorld Y G


Publisher:

Edward BillContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Edward

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Е. ЛОКШИН, МЕА ШЕАРИМ - МЕСТО, ГДЕ ОСТАНОВИЛОСЬ ВРЕМЯ // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 09.07.2023. URL: https://library.md/m/articles/view/МЕА-ШЕАРИМ-МЕСТО-ГДЕ-ОСТАНОВИЛОСЬ-ВРЕМЯ (date of access: 16.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Е. ЛОКШИН:

А. Е. ЛОКШИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Edward Bill
Chișinău, Moldova
192 views rating
09.07.2023 (282 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
МІЖНАРОДНА НАУКОВО-МЕТОДИЧНА КОНФЕРЕНЦІЯ "ВІТЧИЗНЯНА ВІЙНА 1812 р. І УКРАЇНА: ПОГЛЯД КРІЗЬ ВІКИ"
26 days ago · From Edward Bill
МІЖНАРОДНА НАУКОВА КОНФЕРЕНЦІЯ ЦЕНТРАЛЬНО-СХІДНА ЄВРОПА У ЧАСИ СИНЬОВОДСЬКОЇ БИТВИ"
Catalog: История 
30 days ago · From Moldova Online
Переезд в Румынию?
Catalog: География 
42 days ago · From Moldova Online
Второе высшее или все-таки курсы? Меняем профессию!
56 days ago · From Moldova Online
II CONGRESS OF FOREIGN RESEARCHERS OF POLISH HISTORY
104 days ago · From Edward Bill
III Summer SCHOOL "Jewish History and CULTURE of CENTRAL and Eastern Europe of the XIX-XX centuries"
Catalog: История 
113 days ago · From Moldova Online
США - АФРИКА - ОБАМА
123 days ago · From Edward Bill
Многие граждане Молдовы задаются вопросами о том, как именно можно получить румынское гражданство, какие документы для этого потребуются и какие могут возникнуть сложности.
Catalog: Право 
139 days ago · From Moldova Online
THE WORLD OF LUZOPHONY IN RUSSIA
Catalog: География 
141 days ago · From Edward Bill
КОРЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ В 2014-м: КУДА КАЧНЕТСЯ МАЯТНИК?
145 days ago · From Edward Bill

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.MD - Moldovian Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Libmonster Partners

МЕА ШЕАРИМ - МЕСТО, ГДЕ ОСТАНОВИЛОСЬ ВРЕМЯ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: MD LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Moldovian Digital Library ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android