Libmonster ID: MD-565

Исторически интерес Австро-Венгрии к развитию отношений с азиатскими государствами и возможности приобретения там колоний и опорных пунктов был меньше, чем у других ведущих стран Европы. Это было обусловлено доминированием в австрийской внешней политике европейского направления (и в особенности балканского), от успехов на котором зависело не просто благосостояние государства, а зачастую его внутренняя стабильность и внешняя безопасность. Ранние связи дунайской монархии с Поднебесной стали производной от системы внешнеполитических контактов Австро-Венгрии в Европе: участие в проникновении в Китай ее ведущих контрпартнеров вынуждало Габсбургов обозначить свое присутствие в Цинской империи хотя бы из соображений международного престижа.

Установив официальные отношения с Китаем и Японией в 1869 г. (первое почетное консульство Австрии было открыто в китайском Гуанчжоу в 1781 г.), Австро-Венгрия поддерживала ограниченную торговлю преимущественно с Китаем [1 - 2] и в 1900 - 1901 гг. приняла ограниченное участие в международной карательной операции против ихэтуаней [3].

Ситуация времен Первой мировой войны во многом определялась блоковой системой в Европе, где следование Австро-Венгрии в фарватере германской политики привело к тому, что дунайская империя оказалась с Китаем и Японией (последняя в годы восстания ихэтуаней была военной союзницей Австро-Венгрии) по разные стороны от линии фронта. В дальнейшем именно производностью от более важных и масштабных связей (с державами "оси" и Советским Союзом) характеризовались венгеро-китайские и венгеро-японские отношения в правление Хорти и социалистический период развития.

Ввиду слабости взаимодействия на межгосударственном уровне отношения между Венгрией и странами Дальнего Востока в значительной степени были проектом национальных элит и, в первую очередь, - интеллигенции, которой была интересна идея об отдаленном лингвистическом родстве венгров и японцев и возможном пребывании в Китайском Туркестане (Синьцзяне) представителей восточной ветви потомков этноса, из состава которого выделились древние мадьяры, в дальнейшем ушедшие на Запад.

Уже в первой половине XIX в. на западные районы современной КНР обратил внимание выдающийся венгерский ориенталист Александр Чома де Кёрёш


Асташин Никита Александрович - редактор энциклопедии "Политический атлас современности" (МГИМО).

стр. 12

(Шандор Кёрёши Чома), стремившийся отыскать корни венгерского народа в Центральной Азии. Хотя обстоятельства не позволили ему побывать там, за годы проживания в Индии он в совершенстве овладел тибетским языком и заложил основы европейской тибетологии [4]. В последней трети XIX в. в Китае побывали экспедиции Белы Сечени и Енё Зичи, существенно расширившие представления венгерских ученых об этой стране [5].

В свою очередь, Венгрия интересовала китайскую интеллигенцию как пример государства, основанного народом - выходцем с Востока, сумевшим занять свое место на Западе.

Так, китайский мыслитель и общественный деятель Лян Цичао написал в 1902 г. биографию Лайоша Кошута, который интересовал его как идеальный пример для новых китайских элит, стремившихся вывести Китай из кризиса. Если подлинные герои китайской истории были слишком удалены во времени, а примеры Западной Европы и США могли оказаться чуждыми для китайского этоса, то Кошут, в трактовке Ляна, был потомком "желтой расы", жил в деспотическом государстве, напоминавшем автору биографии Цинский Китай, и, как и поборники реформ в Китае, сталкивался с многочисленными трудностями на своем пути [6. Р. 82].

Горизонтальные связи с Японией в 1920 - 1940-е годы в значительной степени были связаны с популярной в Венгрии националистической мифологией туранизма - идеи родства народов, чья историческая прародина якобы находилась в Центральной Азии (Туран - древнеиранское название этого региона). К числу таковых туранисты относили тюрок, угро-финнов, японцев, корейцев [5; 7].

Отдельные венгерские приверженцы туранизма видели в своей стране будущего лидера сообщества туранских народов [8]. Туранисты были представлены в высших эшелонах венгерской политики - так, Пал Телеки (премьер-министр Венгрии в 1920 - 1921 и 1939 - 1941 гг.) в 1913 - 1916 гг. был председателем Туранского общества, основанного в 1910 г. Вместе с тем "культурная дипломатия" венгерских и японских туранистов так и не привела к превращению их расовой доктрины в полноценную идеологическую основу венгеро-японских отношений [7].

В интересах развития двусторонних связей было использовано и имя Александра Чома де Кёрёша: названное в его честь общество стало одной из структур, занимавшихся пропагандой японской культуры в Венгрии [4]. Существовали и другие подобные организации, выступавшие за дальнейшее укрепление контактов (речь шла и о политических связях, но практические результаты были больше заметны в области культуры). Так, с 1924 г. действовало Венгерское японское общество, одним из сопредседателей которого был Шандор Шимони-Шемадам (в 1920 г. - премьер-министр Венгрии). С 1932 г. начало работу Венгерское восточное общество, к сфере интересов которого относился ряд стран Азии [9. Р. 394].

Отдельные энтузиасты компенсировали своей активностью отсутствие в столицах двух стран формальных представительств. С японской стороны функцию неофициального посла фактически выполнял известный деятель культуры и мадьярофил Дзюициро Имаока, также пропагандировавший туранизм [10].

Потребность в такой деятельности отпала с учреждением посольств. Хотя венгеро-японские дипломатические отношения были установлены в 1921 г. [11], однако посольства в двух столицах были открыты только восемнадцать лет спустя [9. Р. 395], что в значительной степени было обусловлено присоединением Венгрии в 1939 г. к Антикоминтерновскому пакту [12]. Несмотря на то что в годы Первой мировой войны Австро-Венгрия и Япония входили в разные блоки, у них

стр. 13

очень быстро появился повод для сближения - стремление подвергнуть ревизии Версальско-Вашингтонский порядок, закреплявший территориальные потери Венгрии и не отвечавший японским амбициям.

Никакого заметного военного сотрудничества между Венгрией и Японией не существовало по чисто географическим причинам, однако участие Венгрии и других стран в пакте в определенной степени позволяло нейтрализовать последствия дипломатической изоляции, в которой Япония оказалась в связи с агрессией против Китая и выходом из Лиги Наций. Венгрия, наряду с другими участниками пакта, входила в число немногих государств, официально признавших Маньчжоу-Го [9. Р. 395] - марионеточное государство, созданное Японией на территории Северо-Восточного Китая.

Союзные отношения с Японией автоматически наделяли Венгрию статусом противника китайского правительства во главе с Чан Кайши. Кроме того, венгерское руководство, как и все прочие правительства стран Антикоминтерновского пакта, признавало коллаборационистское правительство Китая во главе с Ван Цзинвэем, созданное в Нанкине под эгидой японцев и присоединившееся к пакту в 1941 г. [13. С. 7]. С формальной точки зрения Венгрия была враждебна и Корее, поскольку была союзницей Японии, осуществлявшей оккупацию корейской территории.

В начале ноября 1944 г. один из главных венгерских правых экстремистов Ференц Салаши, поставленный нацистами у руководства Венгрии, выступил с речью о необходимости укрепления венгеро-японских отношений, однако эта инициатива носила утопический характер ввиду неблагоприятной стратегической обстановки, складывавшейся для Венгрии в Европе [14].

Быстрое признание Венгрией Китайской Народной Республики (КНР) после ее провозглашения в октябре 1949 г. не столько отражало заинтересованность нового венгерского руководства в расширении круга внешнеполитических контактов, сколько говорило о росте внешнеполитической несамостоятельности страны. ВНР установила дипломатические и прочие отношения со страной, в первую очередь представлявшей интерес для ее внешнеполитического патрона - Советского Союза, что стало одним из первых проявлений тенденции, получившей развитие в дальнейшем. О формализме отношений до определенной степени говорит и то обстоятельство, что на ранних этапах двустороннего взаимодействия посольства демонстрировали весьма низкое качество работы [15. Р. 6 - 7, 11].

Более заметным динамизмом характеризовались экономические связи, которые страны начали выстраивать практически с нуля. Если в 1938 г. на Китай приходилось 0,3% венгерского экспорта, а китайские товары в Венгрию не импортировались вообще, то в 1960 г. поставки в Китай составляли 4,7% от всего объема венгерских поставок за рубеж, а из КНР ввозилось уже 3,8% венгерского импорта [16. С. 98]. Популярностью в Китае пользовались, в частности, венгерские автобусы "Икарус" [15. Р. 6].

Вместе с тем венгерская сторона часто срывала планы поставок или не выполняла свои обязательства по контрактам в полном объеме [15. Р. 5 - 6]. Трудности начального периода были во многом обусловлены значительной географической удаленностью двух стран друг от друга.

Связи Венгрии и корейских государств были изначально крайне политизированы и находились в контексте холодной войны. Венгрия приняла ограниченное участие в Корейской войне 1950 - 1953 гг. на стороне КНДР (дипломатические отношения были установлены в 1948 г. [17]), оказывая Северной Корее матери-

стр. 14

альную помощь и отправив на фронт военный госпиталь им. Матьяша Ракоши, который после войны действовал уже как гражданский вплоть до 1957 г. [18].

Вместе с тем данное начало не предшествовало заметному сотрудничеству, поскольку, несмотря на общий дружественный тон отношений, они не подкреплялись выгодным практическим взаимодействием (так, в 1980 г. доля КНДР составляла 0,05% от венгерского экспорта и 0,07% - от импорта [19. С. 277]).

Следует также отметить, что информация о Корейской войне использовалась руководством Венгерской партии трудящихся для нагнетания в Венгрии обстановки страха перед империалистической агрессией, мнимая угроза которой позволяла оправдывать жесткий внутриполитический курс [20. Р. 52].

События 1956 г. в Восточной Европе вызвали неоднозначную реакцию у китайских властей. Поначалу руководство КНР выступало против планов применения силы для стабилизации положения в Польше, поскольку видело в своей оппозиции намерениям СССР возможность подорвать советскую властную монополию в рамках социалистического лагеря и укрепить собственные позиции там.

В дальнейшем соображения безопасности собственного режима привели Мао Цзэдуна и его однопартийцев к смене политики. Происходящее в Венгрии было расценено ими как контрреволюционный мятеж, который надлежало подавить, причем просьба о помощи со стороны Имре Надя, адресованная китайским властям, осталась без ответа [21. Р. 24 - 35].

У руководства Коммунистической партии Китая (КПК) возникло опасение, что нечто подобное венгерским событиям может произойти и в самой КНР, где сравнительно недавно завершилась гражданская война и еще оставалось много потенциальных "очагов контрреволюции". Как следствие, отказ от критики советского "гегемонизма" в связи с событиями в Восточной Европе оставлял китайской стороне определенное пространство для маневра на случай внутренних неурядиц.

В 1956 г. в КНР действительно имели место многочисленные акции протеста. После их пресечения руководство решило использовать венгерскую тематику уже в собственных интересах и, проводя параллели между кризисом в ВНР и ситуацией в Китае, развернуло масштабную кампанию по борьбе с оппозицией, призванную устранить внутренние угрозы социалистическому строительству [15. Р. 25 - 26].

Китай сыграл важную роль в восстановлении венгерской экономики после событий 1956 г., предоставив ВНР безвозмездную помощь и значительные долгосрочные кредиты. По своему объему они стали крупнейшими после советских, причем только СССР и КНР как наиболее состоятельные социалистические государства смогли позволить себе предоставлять кредиты и в товарах, и в свободной валюте [22. С. 70].

В дальнейшем китайские власти использовали в своей пропаганде венгерские события в качестве примера того, как ревизионизм ведет к контрреволюции, намекая на то, что советских "ревизионистов" может ждать похожая участь [15. Р. 34 - 35].

После 1956 г. судьба страны, подарившей миру фактического основателя тибетологии, оказалась причудливым образом связана с судьбой духовного центра буддизма. Противники Советского Союза и Китая предприняли попытку пропагандистского наступления сразу против обоих крупных центров соцлагеря, объявив с трибуны Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН "коммунистической агрессией" и операцию 1956 г. в Венгрии, и подавление восстания в Тибете в 1959 г.

стр. 15

В 1961 и 1965 гг. делегация СССР голосовала против резолюций ГА по тибетской проблематике, указывая, что под видом борьбы за права человека в Тибете осуществляется вмешательство во внутреннюю политику КНР. При этом советское руководство также увязывало воедино два вопроса - так, в 1961 г. вышло постановление Президиума ЦК КПСС "О мероприятиях с целью снятия с повестки дня ГА "венгерского" и "тибетского" вопросов".

Если в 1963 г. с восстановлением членства Венгрии в ООН первая проблема отпала, то актуальность второй сохранялась, хотя помощь Советского Союза постепенно отходила на второй план в свете обострения советско-китайских отношений [23. Р. 367, 373, 379]. Вместе с тем венгерское социалистическое руководство стабильно поддерживало КНР в тибетском вопросе [24].

В 1956 г. Японией было создано общество помощи венграм, разместившееся в Австрии и оказывавшее финансовую и иную поддержку беженцам из ВНР, перешедшим на территорию этой нейтральной страны после советского вмешательства [25]. Особенную активность на этом направлении продемонстрировал Дзюициро Имаока [10].

Таким образом, давний конфликт Китая и Японии, дополнительно приобретший в годы холодной войны идеологическую окраску, смог проявиться в одном из острых эпизодов противостояния двух систем, поскольку в ходе венгерских событий КНР и Япония поддержали разные стороны конфликта.

Янош Кадар при осуществлении внешней политики старался не отходить от советской позиции, чтобы не обострять отношения с СССР. Как следствие, Венгрия выступала против курса маоистского руководства КНР на международной арене и в первую очередь против его антисоветской составляющей [26. С. 185 - 186]. Вместе с тем венгерская сторона весьма четко разграничивала межгосударственные и межпартийные отношения и не критиковала внутреннее положение в Китае, что позволило даже в период максимального обострения советско-китайских отношений избежать полного замораживания политических и экономических связей между ВНР и КНР.

Во время войны во Вьетнаме 1964 - 1975 гг. Венгрия вместе с Польшей и Советским Союзом пыталась выступать в качестве посредника при организации переговорного процесса между США и Демократической Республикой Вьетнам (ДРВ), причем венгерские дипломаты сталкивались с противодействием китайцев, считавших подобные усилия преждевременными и использовавших свое влияние на северовьетнамское руководство, чтобы их нейтрализовать.

КНР осудила участие Венгрии в операции Организации Варшавского договора в Чехословакии, как и акцию в целом. Руководство Китая опасалось, что за подавлением Пражской весны могут последовать карательные действия против других "инакомыслящих" государств соцлагеря. После того как пограничные провокации китайцев вылились в 1969 г. в столкновения на острове Даманском и у озера Жаланашколь, Венгрия и другие страны ОВД, стремясь избежать начала полномасштабного советско-китайского вооруженного конфликта, по мере своих возможностей содействовали дипломатическому разрешению противоречий [27. Р. 68 - 69, 73, 77, 106 - 116].

Интерес ВНР к Японии был в первую очередь обусловлен стремлением использовать японские технологии для развития собственного производственного потенциала.

В период между 1964 и 1989 гг. Венгрией и Японией было заключено несколько соглашений, так или иначе затрагивавших в основном экономическое сотруд-

стр. 16

ничество, однако реальное наполнение для них появилось только с началом кардинальных политических и экономических преобразований в Венгрии. До этого момента объем торговли оставался весьма незначительным (так, в 1986 г. на Японию приходилось 1,5% венгерского импорта и 0,5% экспорта [28]), и Япония не включалась исследователями в список важных внешнеэкономических партнеров Венгрии [19. С. 290].

Из значимых экономических инициатив этого периода следует отметить создание нескольких совместных предприятий, часть из которых функционировала на территории Японии [26. С. 179].

В 1989 г. венгерская общественность, уже успевшая ощутить атмосферу преобразований, была шокирована событиями на площади Тяньаньмэнь в Пекине, где были жестоко подавлены демонстрации, участники которых выступали за либерализацию политического режима КНР.

Со стороны венгерских граждан в адрес венгерского правительства стали поступать требования обозначить позицию страны в связи с китайскими событиями. Венгрия обратилась к Китаю с официальным протестом по поводу инцидента на Тяньаньмэнь [29], а многие сторонники демократических преобразований в Китае нашли в Венгрии прибежище [30].

В значительной степени такая неожиданная реакция на разных уровнях в Венгрии (к примеру, консервативное руководство ГДР поддержало действия китайских властей) была обусловлена тем, что решительные меры по подавлению выступлений китайской оппозиции, весьма напоминавших начало "бархатных революций" в Восточной Европе, заставили венгерское общество и политическую элиту задуматься о том, что реформы у них в стране тоже могут иметь обратимый характер, причем в умах рисовалась угроза как реванша консерваторов из Венгерской социалистической рабочей партии, так и вмешательства СССР.

И по сей день на Западе существует практика сравнения событий 1956 г. в Венгрии и 1989 г. в Китае на площади Тяньаньмэнь [35]. Вместе с тем конец 1980-х годов охарактеризовался не только вышеупомянутым кризисом в венгеро-китайских отношениях. В конечном итоге, вопросы экономического сотрудничества оказались важнее прочих, и двусторонние контакты быстро нормализовались и стали демонстрировать тенденцию к нарастающей активизации.

При Я. Кадаре Венгрия продолжала выступать на стороне КНДР, поддерживая ее требования о выводе американских войск из Южной Кореи и планы мирного объединения двух корейских государств [26. С. 185].

Вместе с тем в 1988 - 1989 гг., когда возникла возможность отдать предпочтение реальным экономическим интересам, а также начать сотрудничать не только с ведущими странами Запада, но и их союзниками в других регионах мира, Венгрия первой среди членов социалистического блока признала гораздо более развитую в экономическом отношении Республику Корею и установила с ней дипломатические отношения, чего ранее не могла сделать вследствие курса соцстран на непризнание Южной Кореи. После признания Республики Корея отношения Венгрии с КНДР свелись до минимума [17].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Agstner R. 225 Jahre diplomatische und konsularische Prasenz. URL: http://www.aussenministerium. at/up-media/2470225 Jahre_diplomatische_und_konsularische_pr_senz.doc

2. Japan und Österreich. URL: http://www.bmeia.gv.at/view.php3?f_id=13332&LNG=de&version=

3. Lehner G., Lehner M. Österreich-Ungarn und der Boxeraufstand. Mitteihmgen des österreichischen Staatsarchivs, Wien, 2002. Bd. 6.

стр. 17

4. Hungarian Oriental Studies. URL: http://www.terebess.hu/english/orient.html

5. Vámos P. Magyar misszionáriusok Kinában. A magyar külmissziós mozgalom belpolitikai hattere az 1920 - 1930-as években. URL: http:// www.vigilia.hu/2004/7/vamos.htm

6. Tang X. Global Space and the Nationalist Discourse of Modernity: The Historical Thinking of Liang Qichao. Stanford, 1996.

7. Ablonczy B. "Lándzsahegy", néprokonsag, small talk. Turanizmus és keleti gondolat a két világháború közötti magyar külpolitikai gondolkodásban//Magyar k külpolitikai gondolkodás a 20. században. A VI. Hungarológiai Kongresszus (Debrecen, 2006. augusztus 22 - 26.) szimpóziumanak anyaga. URL: http://www.mek.oszk.hu/05200/05284/05284.htm

8. Szendrei L. A turanizmus. URL: http://www.kagylokurt.hu/kulturtortenet/a-turanizmus.html

9. Marczell P. Boddhisattva Csoma de Koros: Myth or Reality? // Recent Research on Ladakh 4 & 5: Proceedings of the Fourth and Fifth International Colloqia on Ladakh. 1996.

10. Palanovics N. Umemura Yuko: A  a Duna-partig. Imaoka Dzsúicsiró életpályája a magyar-japán kapcsolatok tükrében. URL: http://epa.oszk.hu/00000/00039/00010/pdf/k-magyarjapan.pdf

11. Conventional Relations. URL: http:// www.mfa.gov.hu/kulkepviselet/JP/en/en_Bilateralis/en_bi_ egyezmenyes.htm

12. Chronology: Treaties and Agreements Made and Broken, and Territorial Readjustments Affecting Hungary, from 1933 to 1945 // Montgomery J.F. Hungary: The Unwilling Satellite. URL: http://www. hungarian-history.hu/lib/montgo/montgo23.htm

13. "Антикоминтерновский пакт" 1936 //Дипломатический словарь. М., 1985. Т. 1.

14. Deakl. Endgame in Budapest. URL: http://www.hungarianquarterly.eom/nol79/2.html

15. Vamos P. Sino-Hungarian Relations and the 1956 Revolution. Cold War International History Project Working Paper #54. URL: http://www.wilsoncenter.org/topics/pubs/WP54_Final2.pdf

16. Венгерский статистический справочник. Будапешт, 1961.

17. Kétoldalu Kapcsolatok. Koreai Népi Demokratikus Köztársaság (Eszak-Korea). Diplomaciai kapcsolat. URL: http://www.kulugyminiszterimn.hu/kum/hu/bal/Kulpolitikank/Ketoldalu_kapcsolatok/ketoldalik apcsolatok.aspx?d=Politikai%20kapcsolatok&c=171&z=%c3%81zsia

18. Kocsis P. Magyar orvosok Koreában (1950 - 1957). URL: http://www.natarch.hu/archivnet/rovat/cikk.phtml?cikk_kod=180

19. Венгерская Народная Республика. М., 1983.

20. Fendler К. The Korean War (1950 - 1953) in the Foreign Affairs of Hungary: Forms of Hungarian Assistance // Korea Journal. 1990. Vol. 30 N 11.

2\.Shen Zhihua. Mao and the 1956 Soviet military intervention in Hungary// The 1956 Hungarian Revolution and the Soviet Bloc Countries: Reactions and Repercussions. Budapest, 2007.

22. Лаврин В. Внешняя политика и международные отношения Венгерской Народной Республики // Вопросы внешней политики стран социалистического лагеря. М., 1958.

23. Андреев А. И. Тибет в политике царской, советской и постсоветской России. СПб., 2006.

24. Hungary. Bilateral Relations. URL: http://www.fmprc.gov.cn/eng/wjb/zzjg/xos/gjlb/3175/default. htm.

25. Inagawa Teruyoshi nagykövet elõadása Keckeméten. URL: http://www.hu.emb-japan.go.jp/hun/embassy/old/greeting6.htm

26. Венгерская Народная Республика. М., 1975.

27. China and Eastern Europe, 1960s - 1980s. Proceedings of the International Symposium: Reviewing the History of Chinese - East European Relations from the 1960s to the 1980s. Beijing, 24 - 26 March 2004. URL: http://www.isn.ethz.ch/pubs/ph/details.cfm?lng=en&id=10435

28. Rank Order of Hungary's Principal Trading Partners, 1984, 1985, and 1986 // Hungary: a country study. URL: http://lcweb2.1oc.gov/frd/cs/hungary\hu_appen.html

29. Diplomatic Bluebook for 1989. Section 6. Soviet Union and Eastern Europe. URL: http://www.mofa. go.jp/policy/other/bluebook/1989/1989 - 3 - 6.htm

30. From Tiananmen to Budapest: Refugees help China's EU trade. URL: http: // www.iht.com/ articles/2006/04/04/bloomberg/bxchina.php

31. "Torn From the Flag" - New Documentary Film for the 50th Anniversary of the 1956 Hungarian Revolution. URL: http://www.huembwas.org/News2/LantosTornFlag.htm


© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ-ВЕКТОР-ВЕНГЕРСКОЙ-ВНЕШНЕЙ-ПОЛИТИКИ-XX-ВЕК

Similar publications: LMoldova LWorld Y G


Publisher:

Moldova OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. А. АСТАШИН, ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ВЕКТОР ВЕНГЕРСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ: XX ВЕК // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 07.07.2022. URL: https://library.md/m/articles/view/ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ-ВЕКТОР-ВЕНГЕРСКОЙ-ВНЕШНЕЙ-ПОЛИТИКИ-XX-ВЕК (date of access: 23.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. А. АСТАШИН:

Н. А. АСТАШИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Moldova Online
Кишинев, Moldova
226 views rating
07.07.2022 (656 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
МІЖНАРОДНА НАУКОВО-МЕТОДИЧНА КОНФЕРЕНЦІЯ "ВІТЧИЗНЯНА ВІЙНА 1812 р. І УКРАЇНА: ПОГЛЯД КРІЗЬ ВІКИ"
33 days ago · From Edward Bill
МІЖНАРОДНА НАУКОВА КОНФЕРЕНЦІЯ ЦЕНТРАЛЬНО-СХІДНА ЄВРОПА У ЧАСИ СИНЬОВОДСЬКОЇ БИТВИ"
Catalog: История 
37 days ago · From Moldova Online
Переезд в Румынию?
Catalog: География 
50 days ago · From Moldova Online
Второе высшее или все-таки курсы? Меняем профессию!
64 days ago · From Moldova Online
II CONGRESS OF FOREIGN RESEARCHERS OF POLISH HISTORY
112 days ago · From Edward Bill
III Summer SCHOOL "Jewish History and CULTURE of CENTRAL and Eastern Europe of the XIX-XX centuries"
Catalog: История 
121 days ago · From Moldova Online
США - АФРИКА - ОБАМА
130 days ago · From Edward Bill
Многие граждане Молдовы задаются вопросами о том, как именно можно получить румынское гражданство, какие документы для этого потребуются и какие могут возникнуть сложности.
Catalog: Право 
147 days ago · From Moldova Online
THE WORLD OF LUZOPHONY IN RUSSIA
Catalog: География 
148 days ago · From Edward Bill
КОРЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ В 2014-м: КУДА КАЧНЕТСЯ МАЯТНИК?
152 days ago · From Edward Bill

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.MD - Moldovian Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Libmonster Partners

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ВЕКТОР ВЕНГЕРСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ: XX ВЕК
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: MD LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Moldovian Digital Library ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android