Libmonster ID: MD-688

Е. МОРОЗЕНСКАЯ, кандидат экономических наук

В современную эпоху во всех группах стран, являющихся подсистемами всемирного хозяйства, происходит процесс активизации теневой экономики. Несмотря на весьма существенные различия в рыночных высокоразвитых, среднеразвитых и развивающихся, а также в переходных странах этот процесс имеет общие исторические и экономические корни.

Даже если не принимать во внимание повороты, отклонения и движение вспять, изменения общественного устройства далеко не всегда ведут лишь к совершенствованию хозяйственной и социальной жизни общества и отдельных индивидов. Возможно, и феномен неформальной экономики, сопутствующий человечеству на протяжении всей его истории с момента появления товарно-денежных отношений и государства, является своеобразной негативной реакцией общественно-экономической системы на попытки ее модернизации.

ЕЩЕ ОДИН ВЫЗОВ МИРОВОМУ СООБЩЕСТВУ

Возникнув как реакция на развитие товарно-денежных отношений, неформальная (теневая) экономическая деятельность отражает общие закономерности исторической эволюции социально-экономических систем.

Изменяются ее субъекты: на смену небольшим сообществам приходят, с одной стороны, все более индивидуализированные производители, а с другой стороны - организованные преступные группы, деятельность которых приобретает международный, а в ряде случаев -и глобальный характер. Изменяются сферы ее распространения - и территориально (в результате урбанизации теневая экономика все больше смещается в город), и структурно (в ходе изменения конъюнктуры региональных, национальных и мировых рынков происходит перемещение теневой деятельности из добывающих в обрабатывающие отрасли, и обратно). Изменяются масштабы распространения теневой экономики и уровень ее развития, прежде всего, в зависимости от степени государственного регулирования экономики и развитости рыночных отношений в обществе.

Сейчас сложилась ситуация прямо противоположная развитию классического рыночного хозяйства. Тогда перераспределение доходов, ускоренное развитие военной машины, расширение социальной сферы потребовало крупных ресурсов, а поскольку их источником, по определению, может быть только официальный (зарегистрированный) сектор, то темпы его роста обгоняли увеличение совокупного частного дохода. Теперь же теневая экономика растет более быстрыми темпами, чем официально зарегистрированная. Увеличение совокупного частного дохода обгоняет рост зарегистрированных доходов 1 .

По мере глобализации мировой экономики ранее оформившиеся на национальном, региональном или отраслевом уровне теневые экономические отношения получают новый толчок к развитию как вширь (к территориальному распространению, включению новых сфер деятельности и т.д.), так и вглубь (модифицируясь в рамках уже существующих теневых структур в соответствии с изменившимися условиями хозяйственной деятельности).

Возникают и новые разновидности теневой экономической жизни, начинающие активно противостоять не только официальным рыночным структурам и государственным органам внутри отдельной страны, но и региональному, а затем общемировому сообществу государств 2 .

В настоящее время к числу теневых секторов мировой экономики, затрагивающих экономические интересы многих стран, относятся и откровенно "черный", криминальный, бизнес (работорговля, подпольная торговля наркотиками и оружием), и так называемый серый, то есть не регистрируемый официальной статистикой, бизнес (неучтенные операции). Теневую мировую экономику вполне можно включить в число глобальных проблем современности, поскольку она в той или иной степени затрагивает сферу межгосударственного движения и возобновления всех факторов производства (товаров и услуг, капитала, рабочей силы, менеджмента, знаний).

Коренная причина возникновения и развития международных экономических отношений кроется, как известно, в различиях между странами в экономических ресурсах. Такие различия, с одной стороны, ведут к развитию международного разделения труда, а с другой - перемещению ресурсов между странами. В свою очередь, эти процессы порождают стремящиеся извлечь из них выгоды параллельные теневые экономические структуры, которые оперируют прежде всего в сфере преобладающего хозяйственного ресурса страны.

КОНТРАБАНДА - ДРЕВНЕЕ РЕМЕСЛО

Неотъемлемой частью исторически первой формы международных экономических связей - международной торговли - стала контрабанда, которая по сей день остается

стр. 2


в ряде стран весьма прибыльной сферой теневого бизнеса.

Еще в древности и в средние века многие страны Востока (прежде всего Китай) и Запада, а также Россия прошли через государственную монополию на производство и/или сбыт некоторых, как правило, ключевых для потребителей товаров - таких, как соль, спиртные напитки, железо. Государство использовало свое монопольное положение для взимания с потребителей дополнительного косвенного налога, включавшегося в цену товара. Это вызывало либо прямой протест (типа "соляного бунта" в Московском царстве), либо скрытое сопротивление, особенно в форме массовой контрабанды, приносящей неплохую коммерческую прибыль.

В нынешних условиях притягательность контрабанды тем выше, чем больше разрыв между стоимостью аналогичных товаров в разных странах. Этот разрыв может быть обусловлен дефицитностью или более высокой стоимостью товара в стране-импортере (за счет более высоких национальных издержек производства или заложенной в цену большей ставки пошлины).

Дефицитность - примета командно-административной экономической системы - в настоящее время почти повсеместно в мире ушла в прошлое. Большие издержки производства свойственны скорее развитой рыночной экономике в силу удорожания ее продукции из-за высокой стоимости рабочей силы, которая не всегда может быть перекрыта удешевлением производства за счет применения более производительной техники. А вот наиболее древний вариант контрабанды как способ перехватывания фискальных доходов государства в виде импортных пошлин более характерен, как представляется, для стран с отсталыми рыночными структурами и негибкой государственной политикой, то есть для развивающихся стран 3 .

Контрабанду можно считать исторически первой формой международных экономических связей, в которой стало практиковаться укрывательство предпринимателями своих доходов от налогообложения.

С течением времени круг деятельности, подпадающей под определение "теневая", неуклонно расширялся. В настоящее время нелегко найти такую сферу человеческой деятельности, где не практиковалось бы сокрытие доходов с целью уклонения от уплаты налогов.

Как правило, оно вызвано непосильным для предпринимателей, особенно мелких и средних, налоговым бременем, навязываемым государством. Оно является ярким примером несостоятельности государственной власти, ее неспособности разработать такие нормативно-правовые рамки, которые позволили бы привлечь большинство предпринимателей в сферу законной экономики, не нарушая при этом их заинтересованность в продолжении хозяйственной деятельности. Характерно, что удельный вес предприятий, ведущих легальную предпринимательскую деятельность, как правило, значительно выше в странах с развитой рыночной системой, нежели в странах с переходной экономикой или в развивающихся странах. Иными словами, масштабы распространения теневой экономики зависят от характера и уровня социально-экономического развития той или иной страны.

Однако если обратиться к экономическим преступлениям, выходящим за рамки налогового укрывательства, то здесь картина может быть совершенно иной.

Такие преступления в юридической практике нередко относят не к экономическим, а к уголовным, так как они наносят ущерб не только государственному бюджету и внебюджетным фондам, но и обществу в целом. Причем в данном случае ущерб возможен не только материальный (например, в результате присвоения преступником государственных средств), но и моральный, физический и т.п. (как следствие торговли оружием, наркотиками и т.п.).

Правда, эти виды незаконной деятельности некоторые государства и международные организации, например Институт экономического развития Всемирного банка, не включают в теневую экономику. Между тем, именно они представляют собой в настоящее время важнейшую сферу глобальной теневой хозяйственной деятельности. Об этом свидетельствует и опубликованная ООН новая классификация видов международной преступной деятельности из 17 наименований 4 . Большинство из них направлены на получение сверхприбыли и под силу только организованным преступным группам. Очевидно, что как для бывших социалистических, так и для развивающихся стран, наименее развитых государств, большинство из перечисленных выше видов глобальной теневой деятельности недоступны в силу неразвитости их рыночных систем.

БЕГ ОТ НАЛОГОВ УБЫСТРЯЕТСЯ

Глобализация процесса развития теневой экономики проявляется не только в ее быстром распростра-

стр. 3


нении на территории практически всех стран мира (за исключением, возможно, лишь нескольких тоталитарных государств, использующих репрессивные методы контроля над экономикой), но и в активном использовании процесса объединения финансовых потоков.

Из-за сохраняющихся различий в ставках налогообложения доходов в разных странах искажаются маршруты их движения и происходит искусственное перераспределение мировых финансовых ресурсов. Возникшее в последние десятилетия XX века противоречие между глобальным характером производства (реализующимся, прежде всего, в деятельности ТНК) и обмена (усиливающимся с ростом объемов "электронной торговли"), с одной стороны, и локальным характером налогообложения - с другой стороны, стимулирует проведение финансовых операций не в стране происхождения, а в странах с "благоприятным" налогообложением.

Спрос рождает предложение, и на наших глазах множится число таких "налоговых убежищ", в первую очередь офшорных зон финансовой деятельности. Такая деятельность по закону не может считаться теневой, так как компания официально зарегистрирована, осуществляет реальную производственную деятельность и исправно платит налоги. На деле же ситуация, когда производственные активы фирмы находятся на территории одной страны и входят в состав ее национального богатства, а своими налогами, значительно уступающими взимаемым в стране происхождения, она пополняет доходы государственного бюджета другой страны, является в настоящее время одним из наиболее распространенных вариантов развития теневой экономики. Пользуясь этим недоказуемым, весьма изощренным способом, "убегают" от налогов в собственной стране и частные лица, отправляясь на заработки, в том числе и нелегальные, в другие страны. Если в развитых странах это в основном специалисты высокой квалификации, в развивающихся странах - неквалифицированные работники. Отправляясь на заработки за границу, они нередко пользуются существующими в некоторых странах льготами по налогообложению, например, освобождающими от уплаты налогов иностранцев, проживающих в них менее шести месяцев в году.

Глобализация экономики сказывается на расширении практики уклонения от уплаты не только прямых налогов - подоходного налога, налога на прибыль, на имущество, но и косвенных налогов - налога на добавленную стоимость - НДС, акцизов, таможенных пошлин. Полная ликвидация межнациональных таможенных границ или даже простое уменьшение таможенных пошлин снижает уровень налогообложения не только производителей, но и потребителей конечной продукции. По этой причине в ходе налоговых реформ 90-х годов в большинстве стран мира в важнейший источник бюджетных поступлений превратился НДС. Во всех странах, использующих НДС, наблюдается общая тенденция к увеличению налогооблагаемой базы за счет включения в нее новых видов услуг, покупка которых в массовом порядке в соседней стране технически неосуществима. Перекладывая с помощью НДС всю тяжесть налогового бремени на потребителя, государство стремится ликвидировать тем самым лазейки для уклонения от уплаты налогов как производителями, так и всеми категориями получателей доходов, а также потребителями продукции. В первую очередь это характерно для промышленно развитых стран, а также для их наиболее активных партнеров из числа развивающихся стран, например североафриканских, которые стремились провести свои налоговые реформы таким образом, чтобы они были в большей степени, чем прежде, ориентированы на развитие рынка 5 .

Для упрощения схемы национального налогообложения и облегчения процедуры сбора налогов в условиях возрастающей производственной, торговой и финансовой глобализации все шире применяются единые международные стандарты бухгалтерской и статистической отчетности и постепенно унифицируются национальные требования к налоговой политике разных стран 6 .

НЕФОРМАЛЬНЫЙ СЕКТОР АФРИКИ - ВАРИАНТ ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКИ

Неформальный сектор представляет собой важнейшую часть африканской экономики.

При этом теневые отношения развиваются здесь в двух встречных направлениях: во-первых, усиливается роль государства в теневой экономике, а во-вторых, активизируется процесс неофициальной самоорганизации в рамках неформального сектора.

Среди исследователей нет единства мнений в вопросе оценки сути и форм неформальной экономики. Начиная с 70-х годов изучение этого феномена приобретало все более широкие масштабы, поскольку он был обнаружен во всех группах стран - от высокоразвитых до развивающихся 7 . К 1990-м годам стала очевидной ограниченность первых оценок теневой экономики как особого типа экономической деятельности, который отличается от обычного типа тем, что не учитывается официальной статистикой. Подобные оценки не отражали всей широты и неоднозначности этого явления, его экономических, исторических и социально- психологических аспектов.

Каковы же современные представления о теневой (неформальной) экономике и ее характерные черты?

По мнению ученого 8 , к неформальной экономике относятся все виды хозяйственных отношений, которые не отражаются в официальной отчетности. Они могут различаться степенью легальности хозяйственных операций (выделяются легальная, внеправовая, полуправовая и криминальная экономика), мотивами отношения к отчетности (сознательное сокрытие хозяйственных операций от статистических и налоговых органов или просто недобросовестное ведение отчетности), а также полнотой охвата статистическим учетом.

Нередко определяющим для оценки теневой экономики считается не столько экономический, сколько социальный аспект данного феномена, поскольку именно он имеет наиболее серьезные и долговременные последствия для общества. Ведь помимо явно экономических мотивов неправового поведения экономических субъектов (прежде всего стремления к увеличению прибыли или получению сверхприбыли), существуют и важные неэкономические мотивации - желание повысить свой социальный статус, расширить круг властных возможностей, подавить деловых, политических и прочих конкурентов 9 .

Изменились и критерии отнесения экономической деятельности к разряду неформальной. Так, если американского исследователя в качестве главного критерия неформальности того или иного мелкого заведения рассматривал степень ре-

стр. 4


гулярности труда работников, наличие или отсутствие фиксированного размера их заработков, а также уровень рационализации труда, то в современных условиях их приводится более десяти, включая такие характеристики, как входные барьеры, технологии, управление, капитал, рабочее время, оплата труда, используемые финансовые услуги, отношения с покупателями, постоянные издержки, использование рекламы, государственные субсидии, рыночная ориентация 10 .

Расширился и круг лиц, включаемых исследователями в число занятых в неформальном секторе. К. Харт насчитывал всего две категории таких индивидуумов - в зависимости от вида получаемых ими доходов: легальные неформальные доходы в форме оплаты их труда в сельском хозяйстве, обрабатывающей промышленности, сфере услуг и в форме частных трансфертных платежей, либо незаконные неформальные доходы - в форме платы за оказание нелегальных услуг (ростовщики, контрабандисты, проститутки, рэкетиры, торговцы наркотиками и т.п.) и в форме преступных трансфертов в результате воровства) 11 .

В конце 1980-х годов в исследовании зарубежного ученого о роли неофициальной экономики в странах Северной Африки выделяется уже пять категорий занятых в неформальном секторе. К ним относятся незарегистрированные собственники предприятий и их служащие, то есть нелегальные работники; постоянно или временно незарегистрированные служащие на предприятиях официальной экономики; занятые различными незарегистрированными видами надомного промысла; лица, зарегистрированные на одних предприятиях, а фактически работающие в других, неформальных фирмах; незарегистрированные постоянно или временно занятые уличные разносчики, чистильщики обуви и др.; лица, занимающиеся нелегальным бизнесом, криминальные "элементы" и члены преступных сообществ 12 .

ПАНАЦЕЯ ОТ ОТСТАЛОСТИ?

К концу 1990-х годов в африканских национальных хозяйствах практически не осталось отраслей производства и, соответственно, видов профессиональной деятельности, не вовлеченных в той или иной степени в неофициальную экономику. Так, в подготовленном ООН докладе по материалам семинара, посвященного развитию африканского неформального сектора, речь идет уже не только о налаживании связей неформального сектора с формальным, но об их непосредственной взаимной интеграции 13 . Если добавить к этому широкий спектр бюрократических должностей разного уровня, предоставляющих возможность использовать незаконные способы получения доходов, то окажется, что неформальный сектор обеспечил в 90-е годы больше указываемых в докладе 60-70 процентов вновь созданных рабочих мест.

В связи с заметным расширением как сферы деятельности самого неформального сектора, так и его трактовок в 80-90-е годы не только у исследователей этой научной проблемы, но и у международных чиновников сложилось отношение к африканскому неформальному сектору как к своеобразной панацее от глубокой социально-экономической отсталости.

Причина столь парадоксальных умозаключений (и соответствующих рекомендаций африканским государственным органам со стороны международных организаций и их экспертов) в условиях поистине глобального размаха борьбы с неофициальной экономической деятельностью кроется, на наш взгляд, в вольном или невольном отождествлении неформального сектора с мелким и средним предпринимательством, действительно являющимся базой для устойчивого экономического развития. Между тем, как показывают некоторые исследования, не прослеживается прямой зависимости между размерами предприятий и их приверженностью теневой (неофициальной) деятельности. Напротив, для переходной экономики характерно, что вне зависимости от отрасли и региона, в которых действует то или иное предприятие, оно тем активнее участвует в неформальных операциях, чем успешнее идут его дела в легальной части бизнеса 14 . Что касается Африки, то в результате используемого многими государствами региона двойного стандарта в налогообложении в наиболее тяжелом финансовом положении оказываются относительно более крупные и благополучные предприятия, что вынуждает их скрывать часть своих доходов.

В то же время далеко не всегда "мелкое предприятие" автоматически означает "незарегистрированное предприятие". Так, по данным Д. Мида (США) и К. Моррисона (Франция), проводивших масштабные исследования малого бизнеса в семи странах, в том числе африканских - в Алжире, Тунисе и Нигерии - регистрируется подавляющее число предприятий с числом занятых менее 10 человек (в Алжире практически все мелкие производители и торговцы имеют сертификаты, так как в противном случае им грозит ощутимое административное наказание) 15 .

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГРАБЕЖ

Африка стала ареной взаимодействия, а возможно, и противоборства двух похожих, но имеющих разную природу и различные конечные цели процессов.

С одной стороны, расширяется исторически сложившийся внутри самой африканской экономики ее традиционный неформальный сектор, понимаемый как совокупность

стр. 5


не зарегистрированных официально (общенациональными или местными властями) предприятий (видов экономической деятельности).

С другой стороны, в 80-90-е годы по мере роста глобализации процесса теневая экономика распространяется в рамках национальных экономических систем, групп стран с близкими уровнями экономического развития и однотипным социально- экономическим устройством, мировой экономики в целом.

Сталкиваясь между собой в условиях неразвитой рыночной экономики, эти процессы способствуют существенному изменению роли экономических субъектов в процессе воспроизводства. Так, встраиваясь в деятельность предприятий современного сектора (к чему активно призывают в последние годы международные эксперты), в том числе филиалов ТНК или предприятий с участием иностранного капитала, как правило, через систему субконтрактов, местные неформальные заведения оказываются участниками одновременно двух форм хозяйственной делегализации, условно говоря, традиционной и современной.

Более того, достаточно длинная цепочка участников производственного процесса - посредников между основным заказчиком продукции (например, филиалом ТНК), ее основным производителем (местным предприятием неформального сектора), неформальной сбытовой организацией (торговой точкой) или следующим подрядчиком (субподрядчиком) - не только лишает государственную казну доходов от всех промежуточных сборов, но и фактически укрепляет своеобразные параллельные хозяйственные структуры. При этом в силу действующих для любой подпольной экономики "правил игры" каждая из этих структур замкнута на себя, поскольку чрезвычайно ограничена в своих возможностях расширения связей, развития партнерских отношений с другими подобными структурами. В отсутствии крупных мафиозных группировок, возникающих на более высокой стадии экономического развития, эти структуры пока не могут объединиться в полноценную самодостаточную "параллельную экономику".

Вместе с тем этот процесс, несомненно, происходит. Его направления, темпы и формы его развития тесно связаны, как это ни парадоксально, с действиями официальных властей, с особенностями проводимой ими экономической политики.

Здесь наблюдаются все виды коррупции - от примитивных взяток до вроде бы легального, но по сути незаконного взимания платежей в бюджет, как правило, местный.

Большинство стран Африки сталкивается с серьезными трудностями в аккумуляции средств для пополнения доходной части государственного бюджета. Предприятия государственного сектора не в состоянии выполнять эту задачу в том объеме, который необходим для удовлетворения потребностей финансирования страны и оказания социальных услуг населению.

Единственным инструментом государственного регулирования, способным решить в той или иной степени эту задачу, является система налогообложения. Но здесь африканские государства сталкиваются с общеизвестными обстоятельствами, которые обусловливают сохранение низкой доли налогов в ВВП бедных (как правило, беднейших, по классификации ООН) стран. К числу этих обстоятельств относятся: низкий доход на душу населения; преобладание в экономике трудно поддающегося налогообложению сельскохозяйственного производства; доминирование в крупном несельскохозяйственном производстве государственной собственности (в этом случае налоги, как правило, используются для поддержания неэффективных государственных предприятий и не способствуют заметному увеличению доходной части бюджета); немногочисленность достаточно крупных частных предприятий; нестабильная политическая обстановка, которая, с одной стороны, отпугивает потенциальных иностранных инвесторов, а с другой стороны, технически затрудняет сбор налогов; наконец, наличие обширного неформального сектора, который по определению не может служить источником более или менее значительного налогообложения.

Указанные обстоятельства, а также неэффективная структура самих налогов (например, внешнеторговые пошлины характеризуются чрезмерным количеством тарифных ставок и их высоким уровнем) побуждают государственные органы заниматься - формально на официальной основе - по сути, нелегальным изъятием части дохода у производителей. Так, государственные управления по сбыту, осуществляющие закупки сельскохозяйственной продукции, платят за нее фермерам ниже рыночных цен, облагая их в результате своеобразным скрытым налогом, который нигде не фиксируется как доход от налогообложения. Особенно большими возможностями в этом отношении располагают местные власти, вводя все новые исключения при взимании важнейших косвенных налогов с населения, прежде всего НДС (налога на добавленную стоимость). Эти поборы далеко не всегда соответствуют налоговому законодательству страны.

Дополняет картину состояние самих налоговых и таможенных служб. Их персонал, как правило, слабо подготовлен, плохо оплачивается и контролируется вышестоящими государственными органами. Взяточничество и коррупция процветают на всех уровнях власти, включая прямое укрывательство части налоговых поступлений.

Во многих африканских странах официальные местные налоги резко возросли в 1980-е годы, когда в условиях сильного экономического спада и последовавшего за ним гиперроста бюджетного дефицита ряд статей расходов был передан в ведение муниципальных органов управления. Между тем местные налоги неоднородны, а их сбор плохо регулируется и контролируется. В результате нередки случаи, когда ремесленники, занимающиеся одним и тем же видом деятельности, могут облагаться либо не облагаться налогом в зависимости от того, на какой стороне улицы расположено их заведение.

Подобная государственная политика открывает дорогу использованию должностного положения в личных целях - прежде всего, для нелегальных административных поборов (например, опрос таксистов в Нигере показал, что они отдают полицейским в виде взяток до 15 процентов своего дохода) 16 .

Кроме того, к уклонению от уплаты налогов производителей нередко побуждает само государство, чрезмерно усиливая налоговый гнет либо применяя к ним двойной стандарт. Так, значительно различаются ставки налогов, которые намного выше для предприятий, официально включенных в план по представлению отчетности, чем для остальных, как правило, не

стр. 6


включаемых в современный сектор экономики. В Сенегале, например, основную сумму налогов выплачивает относительно небольшая группа - получатели заработной платы и официально зарегистрированные предприятия.

Налогообложение неформального сектора осуществляется, насколько это возможно, путем выдачи разрешений на торговлю. Величина оплаты такого разрешения базируется на фиксированной государством оценке доходности данного вида предпринимательства и, как правило, мало связана с реальным уровнем производимой добавленной стоимости. В результате официально зарегистрированным предприятиям, имеющим относительно более высокий уровень доходности, выгоднее переходить в разряд неформальных, что они нередко и делают. Государство, которое, на первый взгляд,

должно было бы изменить такую невыгодную для бюджета фискальную политику, в большинстве случаев продолжает применять двойной подход: с одной стороны, усиливает налоговый пресс на еще функционирующие предприятия формального сектора и их работников, а с другой стороны, передает фискальные функции в отношении предприятий неформального сектора на откуп местной администрации. Последняя, в свою очередь, часто взимает фиксированную сумму сборов с мелких предприятий, независимо от уровня их доходности, ставя нередко их владельцев (а именно они составляют костяк неформального сектора) буквально на грань разорения, поскольку местные фиксированные налоги на товаропроизводителей, как правило, выше, чем центральные налоги.

Таким образом, криминализирующиеся органы государственного управления в странах Африки своей политикой нередко подталкивают хозяйствующих субъектов к уходу в "тень", в неформальный сектор. В результате в 1990-е годы этот сектор рос невиданными прежде темпами почти во всех развивающихся странах. Как отмечалось в докладе ЮНК- ТАД за 1997 год "О наименее развитых странах", практически весь экономический рост здесь приходится на неформальный сектор, в который перемещаются теперь не только большие массы незанятого в официальном производстве населения, но и целые отрасли экономики. В связи с быстрым распространением этого процесса возникает угроза деиндустриализации, "периферизации" целых национальных хозяйств 17 .

(Окончание следует)


1 The Underground Economies: Tax Evasion and Informal Distortion - / Ed. by Feige E.L. / - Cambridge, N.Y. etc.: Cambridge university press, 1989, pp. 21-26.

2 Последнее обстоятельство не является "завоеванием" исключительно новейшего времени: так, уже в XIX веке ведущие державы мира объединили свои усилия для искоренения такого неформального вида деятельности, как торговля рабами, вывозившимися в Новый Свет из Африки (Абрамова С.Ю. Африка: четыре столетия работорговли. М., Наука, 1992, с. 143-220). Начатое по инициативе Великобритании регулярное патрулирование африканского побережья военными судами Англии, Франции и Североамериканских Соединенных Штатов (САСШ) многократно увеличило издержки риска при торговле невольниками для неформальных работорговцев (судовладельцев) по сравнению с рабовладельцами из южных штатов САСШ, являвшихся к тому же нередко капитанами американских патрульных кораблей. Это вызвало резкий рост цен на невольников, а вследствие этого - увеличение числа работорговцев-контрабандистов, норма прибыли которых от этих торговых сделок стала достигать 1000-2000% (там же, с. 217, 224). В результате, по некоторым оценкам, в последние десятилетия трансатлантической работорговли из Африки нелегально было вывезено больше негров-рабов, чем за предшествующие три века легальной работорговли.

3 В современной Африке ярким примером в этом отношении можно считать контрабанду товаров из Гамбии в соседний Сенегал, где до сих пор сохраняются сложившиеся еще в 60-е годы в рамках протекционистской политики высокие импортные пошлины. Особенно высокие тарифы установлены на предметы роскоши (97%), чуть ниже - на товары иностранных предприятий (даже работающих внутри страны), составляющие конкуренцию аналогичным товарам национальных производителей (59%), и на другие потребительские товары - 48%, невысокие - на товары производственного назначения - 26% и наиболее низкие (всего 5%) - на товары социального назначения (лекарства, книги и др.).

В такой ситуации контрабанда товаров иностранного производства из Гамбии, где таможенные пошлины на импорт намного ниже, является чрезвычайно выгодной и для гамбийцев, и для перепродающих их сенегальцев. Однако весьма ощутимое для бюджета Сенегала уменьшение поступлений от таможенных сборов ведет к тому, что, государство стремится удерживать их на высоком уровне, а это, в свою очередь, стимулирует рост контрабанды. Разорвать этот "порочный круг" не могут даже колебания валютного курса.

4 Помимо незаконной торговли оружием и наркотиками, в нее входят отмывание денег, терроризм, кражи произведений искусства и предметов культуры, кражи интеллектуальной собственности, компьютерная преступность, экологическая преступность, угон самолетов, захват наземного транспорта, морское пиратство, торговля людьми, торговля человеческими органами, мошенничество со страховкой, ложное банкротство, проникновение преступных сообществ в легальный бизнес, коррупция и подкуп общественных и партийных деятелей, выборных лиц.

5 Tax Systems in the North Africa and European Countries. (Ed. By L. Bemardi, J. Owens). Boston, 1994, p. 55.

6 Государства Тропической Африки этим процессом пока почти не охвачены - всем им свойственна слабость налоговых рычагов государственного регулирования; так, в 1995 году доля налоговых поступлений в ВВП 46 стран Тропической Африки в среднем не превышала 15,7%, хотя показатели по отдельным странам разнились весьма значительно - от 8-10% (в Бенине, Гвинее-Бисау, ДРК, Камеруне, Мадагаскаре, Мали, Нигере, Руанде, Уганде, Сьерра-Леоне, Судане, Чаде) до 30,5-38,3% (в Зимбабве, Лесото и Сейшельских островах) (подсчитано по: Stotsky L.G., Wolde Mariam Asegedech. Tax Effort in Sub-Saharan Africa. Wash., IMF, 1997, p. 6).

7 Впервые неформальная экономика попала в поле зрения ученых еще в 1930-е годы (Gutmann P.M. The Subterranean Economy -"Financial Analyst Journal", N.Y., 1977, Vol. 33, ? 34, p. 24-27), но в научный оборот это понятие было введено в 70-е годы британским антропологом К. Хартом на основе проведенного им исследования доходов городского населения Ганы (Hart К., Informal Urban Income Opportunities and Urban Employment in Ghana - "Journal of Modern African Studies". L., 1973, Vol. 11, N 1, pp. 61-90).

8 Радаев В. Теневая экономика в России: изменение контуров -"Pro et Contra", М., 1999, т. 4, N 1, с. 5-21.

9 Рывкина Р. От теневой экономики к теневому обществу - "Pro et Contra". М., 1999, т. 4, N 1, с. 26.

10 Fidler P., Webster L. The Informal Sectors of West Africa - "The Informal Sector and Microfinance Institutions in West Africa" (Ed. by Webster L., Fidler P.). Wash., 1996, p. 6.

11 Hart K., Informal Urban Income Opportunities and Urban Employment in Ghana - "Journal of Modem African Studies". L., 1973, Vol. 11, N 1. p. 69.

12 Tax Systems in the North Africa and European Countries. (Ed. By L. Bemardi, J. Owens). Boston, 1994, pp. 165- 166.

13 Informal Sector Development in Africa. N.Y., UN, 1996, p. 5.

14 Симачев Ю. Теневая деятельность частных предприятий - "Вопросы статистики", 1997, N 7, с. 20-24.

15 Morrisson Ch., H. - B. S. Lecomte, K. Dudin. Micro-enterprises and the Institutional Framework in Developing Countries. P., OECD, 1994, p. 1613.

16 Berthelemy J.-C., Seck A., Vourc'h A. Growth in Senegal. A Last Opportunity? P., OECD, 1996, p. 173.

17 О наименее развитых странах. Доклад ЮНКТАД. Н.- Й., 1997.


© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/Глобализация-теневой-экономики-и-АФРИКА-2

Similar publications: LMoldova LWorld Y G


Publisher:

Edward BillContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Edward

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. МОРОЗЕНСКАЯ, Глобализация теневой экономики и АФРИКА (2) // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 24.03.2023. URL: https://library.md/m/articles/view/Глобализация-теневой-экономики-и-АФРИКА-2 (date of access: 22.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. МОРОЗЕНСКАЯ:

Е. МОРОЗЕНСКАЯ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Edward Bill
Chișinău, Moldova
171 views rating
24.03.2023 (425 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Интеллектуальная литература
23 days ago · From Moldova Online
МІЖНАРОДНА НАУКОВО-МЕТОДИЧНА КОНФЕРЕНЦІЯ "ВІТЧИЗНЯНА ВІЙНА 1812 р. І УКРАЇНА: ПОГЛЯД КРІЗЬ ВІКИ"
62 days ago · From Edward Bill
МІЖНАРОДНА НАУКОВА КОНФЕРЕНЦІЯ ЦЕНТРАЛЬНО-СХІДНА ЄВРОПА У ЧАСИ СИНЬОВОДСЬКОЇ БИТВИ"
Catalog: История 
67 days ago · From Moldova Online
Переезд в Румынию?
Catalog: География 
79 days ago · From Moldova Online
Второе высшее или все-таки курсы? Меняем профессию!
93 days ago · From Moldova Online
II CONGRESS OF FOREIGN RESEARCHERS OF POLISH HISTORY
141 days ago · From Edward Bill
III Summer SCHOOL "Jewish History and CULTURE of CENTRAL and Eastern Europe of the XIX-XX centuries"
Catalog: История 
150 days ago · From Moldova Online
США - АФРИКА - ОБАМА
159 days ago · From Edward Bill
Многие граждане Молдовы задаются вопросами о том, как именно можно получить румынское гражданство, какие документы для этого потребуются и какие могут возникнуть сложности.
Catalog: Право 
176 days ago · From Moldova Online
THE WORLD OF LUZOPHONY IN RUSSIA
Catalog: География 
177 days ago · From Edward Bill

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.MD - Moldovian Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Libmonster Partners

Глобализация теневой экономики и АФРИКА (2)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: MD LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Moldovian Digital Library ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android