Libmonster ID: MD-1030

Одной из самых влиятельных общин Израиля во второй половине 1990-х гг. стали выходцы из СССР и постсоветских государств, называемые "русскими". В мае 2005 г. из 6.9 млн. человек всего населения Израиля "русских" насчитывалось 950 тыс. (около 14%)1, при этом они составляют 16 - 17% граждан, имеющих право голоса [Фельдман, 2003, с. 279]. Понятно, что их голосование во многом решает исход выборов.

Работа В. Ханина посвящена изучению влияния "русских" на израильскую государственную машину, формирования политической сплоченности общины и дифференциации внутри ее. Рецензируемое сочинение принадлежит к очень малому количеству исследований подобного рода. Заслугой автора стала попытка объективного анализа происходивших в 1990-х - начале 2000-х гг. процессов, несмотря на безусловную трудность такого анализа, поскольку "речь идет не просто о живых, а, как правило, лично знакомых и все еще пребывающих во властных и околовластных структурах людях и текущих событиях, которые хотя и касаются тебя непосредственно, но не только дальние, но и ближние следствия которых совсем не очевидны" (с. 10).

Как можно судить из текста, работа по сбору материала для этой книги была начата еще в 1999 г. На широкой источниковой базе (периодическая печать, интервью, взятые автором, документы из личных архивов, материалы сайтов партий и общественных организаций) В, Ханин характеризует все - как влиятельные, так и маргинальные - "русские" политические партии, организации и движения. Работа тем более ценна, что автор сам принадлежит к одной из групп влияния - академической элите Израиля "русского" происхождения, которая играет определенную роль в принятии решений властными структурами.

Этничность, как совершенно справедливо отмечает В. Ханин, является важным фактором в работе механизмов политической системы Израиля. Первой этнической партией, возникшей еще в период ишува, считается партия "Новая алия" ("Алия хадаша"), объединившая выходцев из Германии и Австрии [Кармель, 2001, с. 868; Гейзель, 2001, с. 145]. А усиление этнического фактора в политической системе начинается с возникновения движения "Черные пантеры" (1970-е гг.). Тогда же стали формироваться "русские" организации и движения. В 1972 г. Блоком


М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. 290 с.

1 http://cursorinfo.co.il/novosti/2005/05/10/population/

стр. 211


МААРАХ при личном участии Голды Меир было создано Объединение репатриантов - выходцев из СССР (с. 28), а в 1977 г. - Союз ветеранов Второй мировой войны.

К концу 1970-х - началу 1980-х гг., как утверждает автор, относится становление "землячеств" - выходцев из различных городов СССР, которое состоялось уже по инициативе Никуда. Хотя другие авторы утверждают, что "русские" объединения и группы влияния стали появляться в Израиле в конце 1940-х - начале 1950-х гг., а их неформальные встречи относят еще к 1920 - 1930-м гг. Так, в 1955 г. было учреждено "Объединение выходцев из Минска и окрестностей в Израиле" [Эвен-Шошан, 1985, с. 465: Шавялёу, 2005; Рубінчык, 2005].

Основной причиной того, почему инициативы 1970-х - начала 1980-х гг. не переросли в оформление политической партии "русских" репатриантов, подобно ТАМИ, возникшей в 1981 г. и представлявшей интересы "восточных" общин, или сефардской религиозной ШАС, появившейся в 1984 г., стало прежде всего участие выходцев из России в создании "большинства "исторических" израильских партий" (с. 20). "Поколение выходцев из России - создателей ишува и Еврейского государства, - пишет В. Ханин, - было, пожалуй, единственной группой местного общества, кому не приходилось задавать самим себе вопрос, что значит для них "быть израильтянином", ибо они при всей своей "русскости" и были истинными израильтянами, став творцами большинства израильских социальных институтов, общественных структур и культурных кодов, равно как и местной версии "плавильного котла" еврейских диаспор на основе сионистской ивритской культуры" (с. 20).

В конце 1980-х - начале 1990-х гг. начинается активизация деятельности "русских" организаций и общественных объединений, которая, по мнению В. Ханина, была связана со следующими факторами: увеличение численности иммигрантов из СССР/СНГ в конце 1980 - 1990-х гг., распространение "поликультурализма" в израильском обществе, принятие в 1996 г. новой системы голосования, а также развитие "инфраструктуры "русской общины" в Израиле" (с. 27). Последнее было в большей степени связано с учреждением в 1987 г. организации "Сионистский форум" ("Сионистский форум евреев СССР в Израиле"), который в середине 1990-х гг. выступил с инициативой по формированию новых элементов политической системы Израиля.

Особую ценность голосов "русских" избирателей израильская политическая элита осознала после выборов в XIII Кнессет в 1992 г. [Кармель, 2001, т. 2, с. 896]. Тогда поддержка репатриантами партии Труда "стала едва ли не решающей".

Собственно самостоятельные "русские" политические партии появились в 1996 г.: первой возникла партия "Исраэль ба-алия" (ИБА), образовавшаяся из "Движения за изменение национальных приоритетов "Исраэль ба-алия"", которое было основано в 1995 г. В Ханин отмечает, что, несмотря на давно появившуюся идею формирования "самостоятельного "русского" партийного списка в Израиле", такие попытки завершались неудачей. В 1992 г. репатриантские списки ДА, "Тали" и "Единство" не прошли электоральный барьер.

"Русские" избиратели были недовольны степенью внимания израильской политической элиты к проблемам репатриантов. Однако только в 1995 г., как указывает В. Ханин, это недовольство оформилось в готовность общины поддержать самостоятельную "русскую" партию. Автор называет следующие причины сложившейся в середине 1990-х гг. ситуации: во-первых, "беспрецедентная по размаху кампания очернения алии из СНГ, развернувшаяся с благословения госструктур в 1992 - 1996 гг." (с. 70 - 71), во-вторых, ощущение "пренебрежительного" отношения израильской политической элиты к способностям "русских" иммигрантов и, в-третьих, появление лидеров с иной системой ценностей, нежели у поколения иммигрантов 1970-х - начала 1980-х гг. Так, у поколения 1990-х гг. имелся опыт возрождении еврейской жизни в СССР в период перестройки.

Но кроме ИБА, которая претендовала на то, чтобы сделаться единственной русской партией и представлять общинные интересы во властных структурах, в 1999 г. возникли еще две партии, в принципе претендовавшие на то же самое: "Наш дом - Израиль" (НДИ) и "Демократический выбор".

Среди причин раскола ИБА, которые называет автор, думается, наиболее важным следует считать идеологические и личные противоречия в руководстве. В партии имелись три группировки: "министров Н. Щаранского и Ю. Эдельштейна, контролировавших партаппарат; депутатов Кнессета Ю. Штерна и М. Нудельмана, занявших "правую" идеологическую нишу, и "левого" лагеря лидера парламентской фракции ИБА Р. Бронфмана" (с. 78).

стр. 212


В. Ханин также подробно останавливается на эволюции идеологических установок, организационной структуре и источниках финансирования "русских" партий Израиля. Он подчеркивает, что "результатом организационной и идейной эволюции "русских" партий ИБ А, НДИ и Демвыбор стала их интеграция в общеизраильские движения - соответственно Ликуд, "Ихуд леуми" ("Национальное единство") и "Мерец"". Автор отмечает, что "каждая из партий при этом избрала свою модель этой интеграции: "Наш дом - Израиль" составила ядро... блока "Ихуд леуми", превратив его остальные компоненты - партии "Моледет" и "Ткума" в своих младших партнеров; напротив, Демвыбор стал периферийной частью блока "Мерец", формально сохранив свою автономию; наконец, ИБА фактически растворилась в структурах партии Ликуд, разделив с этой партией сферы влияния на уровне низовых организаций" (с. 100).

Вместе с тем раскол ИБА можно считать также отражением идентификационных моделей иммигрантов и степени адаптации последних. Выделяют три такие модели - ассимиляция, интеграция, или, как ее еще называют, "интеграция без аккультурации", и изоляция. Непросто точно определить, на какую иммигрантскую среду ориентировалась та или иная партия - автор книги оставляет этот вопрос открытым, хотя, очевидно, можно утверждать, что на определенных этапах ИБА явилась отражением ассимиляции, НДИ - интеграции, а Демократический выбор - изоляции.

Сама элита также неоднородна. Прежде всего В. Ханин выделяет представителей разных волн иммиграции, ставших "источником формирования общинной элиты": "профессионалы" - репатрианты 1970-х гг., функционеры израильских государственных органов и политических структур, "идеалисты" - алия 1970 - 1980-х гг., деятели сионистского движения в СССР в подполье, и "прагматики" - приехавшие в Израиль в 1990-х гг., в большинстве не имевшие связи с сионистскими структурами до второй половины 1980-х гг.

Кроме того, "русская" элита состоит из нескольких "субкультурных групп, удачно обозначенных как "русские израильтяне", "русские евреи" и "москвичи"". Первые "признают себя хотя и специфической, но интегральной частью местной еврейской общины и/или израильской национально-культурной общности в целом", вторые "культивируют "культурно-ментальный" комплекс "русского" еврейства", а последние "идентифицируют себя с собственно русской культурой" (с. 130). Считается, что представители первой и второй групп придерживаются "правых" убеждений, во второй также наблюдаются и правоцентристские взгляды, в третьей - гораздо выше количество голосующих за "левых".

Автор книги выделяет "функциональные слои" элиты, представляющей интересы "русской" общины. Самый "верхний слой", входящий в собственно израильские политические круги, "включает примерно 200 человек". Как можно понять из повествования, это главным образом "политики национального и регионального уровней" - депутаты парламента, члены правительства, заместители мэров городов, а также "высшие функционеры основных "русских" партий". Определенным влиянием пользуются, кроме того, аналитики и специалисты в области избирательных технологий, чиновники "государственных и квазигосударственных учреждений", авторитетные лидеры, не занимающие определенное положение в политических кругах, но имеющие большие личные связи, деятели культуры, лидеры "репатриантских общественных организаций и структур", сотрудники "русских" средств массовой информации, бизнесмены.

Автор работы пытается также зафиксировать противоречия, которые существуют внутри общины, объединяя их в ряд групп: "социально-демографические и классовые", "этносоциальные и национально-культурные", а также "субэтнические, светскорелигиозные и идейно-политические", подробно останавливаясь на последних двух видах.

В. Ханин рассматривает три основные субэтнические группы еврейства бывшего СССР (называя их "цивилизационными зонами"): во-первых, "неашкеназские общины Средней Азии и Кавказа", во-вторых, "ашкеназские евреи из районов, присоединенных СССР накануне Второй мировой войны и в конце ее: Литва, Латвия, Эстония, Бессарабия, Восточная Галиция, Западная Белоруссия, Буковина и Закарпатье" (с. 184), и, в-третьих, "этническая территория "коренных" советских ашкеназских евреев, проживавших в СССР с момента его основания" (с. 185). Каждая из субэтнических групп составляла в 1970 - 1980-х гг. соответственно 40, 47 и 13% иммигрантов. Автор характеризует расхождения между указанными группами "русских" репатриантов.

Весьма характерной чертой "русской" общины являются "общинные символы". К положительным В. Ханин относит важную роль "русских" в "технологической революции" конца 1990-х гг. (с. 142), учреждение культурно-образовательных институций (которые автор почему-то называ-

стр. 213


ет "культурологическими"), таких как школы "МОФЕТ" или театр "Гешер", а также празднование Дня Победы и гражданского Нового года - 1 Января.

Важным фактором, характеризующим любую этническую группу в современном обществе, является удовлетворение потребности в общении для личности, принадлежащей к этой группе. Выполнение же общинных политических функций помогает облегчить вхождение в "чужое" общество. Указанную задачу призваны были решать различные объединения, о которых повествует автор книги, сгруппировав их по определенным принципам: политические организации, разделенные на "правых", "левых" и "центристов", и "земляческие союзы", "профессиональные объединения", "объединения благотворительного типа", культурно-просветительские объединения, средства массовой информации.

В последней главе книги автор подробно анализирует голосование выходцев из СССР/СНГ в 1992 - 2003 гг. Он отмечает, что "исследователям редко удается не только точно спрогнозировать, но и адекватно объяснить итоги голосования новых репатриантов" (с. 192), поскольку большинство концепций, объясняющих избирательное поведение репатриантов, упрощает происходящие в общине процессы.

Рассматривая несколько вариантов дальнейшего существования "русской" "секторальной" политики, В. Ханин делает вывод о том, что "единственная возможность, которую... следует исключить, - это исчезновение организованной "русской" общины с политической и общественной арены" Израиля (с. 241 - 242).

Стиль изложения В. Ханина отличается строгостью и одновременно простотой. Автор не только хорошо знает, но и тонко чувствует нюансы внутренней расстановки сил в политических структурах и в среде истеблишмента. И хотя некоторые из формулировок, использованных в книге, возможно, нуждаются в уточнении и дополнении, а многие затронутые вопросы - в дальнейшем исследовании, на что, собственно, автор указывает в своей книге, работа В. Ханина, несомненно, является весьма значимой, поскольку раскрывает важные аспекты политических процессов в Израиле. Примечательна характеристика "русской" общины, данная некогда в газете "Наш Иерусалим", которую приводит автор: "Мы не слились с тем народом, который жил в Израиле до нашего приезда. Скорее, алия начала 90-х образовала свой этнически-культурный слой, наложившийся на все предыдущие слои израильского общества. И поскольку страна маленькая, не только она изменила нас, но и мы ее" (с. 145). О том, как "русские" изменили политику в Израиле, а Израиль изменил "русских", и повествует рецензируемая работа В. Ханина.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Гейзель З. Политические структуры Государства Израиль. М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001.

Рубшчык В. Пра выхадцау з Беларусі і іх суполкі у Ізраілі // Да гісторыі беларускай дыяспары: Матэрыялы конкурсу маладых навукоуцау "Беларускай дыяспары прысвячаецца" (2004) Минск: МГА Згуртаванне беларусау свету "Бацькаушчына". 2005.

Фельдман Э. "Русский" Израиль: между двух полюсов. М.: Маркет ДС, 2003.

Шавялёу Д. Кароткі нарыс гісторыі абшчыны выхадцау з Беларусі у Ізраілі (1946 - 1991) // Да гісторыі беларускай дыяспары: Матэрыялы конкурсу маладых навукоуцау "Беларускай дыяспары прысвячаецца" (2004). Минск: МГА Згуртаванне беларусау свету "Бацькаушчына", 2005.

Кармель А. Все политическое: Лексикон израильской политики. В 2 т. Т. 2. [Лод]: Изд-во "Двир", 2001 (на иврите).

Эвен-Шошан Ш. Несколько слов об "Объединении выходцев из Минска и окрестностей в Израиле" // Минск- город и мать: История, дела, люди, быт. В 2 кн. Кн. 2: Еврейство Минска с 1917 г. до наших дней. [Иерусалим?]: Изд-во "Кирьят Сэфер", 1985 (на иврите).


© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/В-ХАНИН-РУССКИЕ-И-ВЛАСТЬ-В-СОВРЕМЕННОМ-ИЗРАИЛЕ-СТАНОВЛЕНИЕ-ОБЩИНЫ-ВЫХОДЦЕВ-ИЗ-СССР-СНГ-И-ЕЕ-РОЛЬ-В-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-СТРУКТУРЕ-СТРАНЫ-НА-РУБЕЖЕ-XX-И-XXI-ВЕКОВ

Similar publications: LMoldova LWorld Y G


Publisher:

Maria GrosuContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Grosu

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Д. Л. ШЕВЕЛЁВ, В. ХАНИН. "РУССКИЕ" И ВЛАСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ИЗРАИЛЕ. СТАНОВЛЕНИЕ ОБЩИНЫ ВЫХОДЦЕВ ИЗ СССР/СНГ И ЕЕ РОЛЬ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЕ СТРАНЫ НА РУБЕЖЕ XX И XXI ВЕКОВ // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 03.07.2024. URL: https://library.md/m/articles/view/В-ХАНИН-РУССКИЕ-И-ВЛАСТЬ-В-СОВРЕМЕННОМ-ИЗРАИЛЕ-СТАНОВЛЕНИЕ-ОБЩИНЫ-ВЫХОДЦЕВ-ИЗ-СССР-СНГ-И-ЕЕ-РОЛЬ-В-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-СТРУКТУРЕ-СТРАНЫ-НА-РУБЕЖЕ-XX-И-XXI-ВЕКОВ (date of access: 17.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Д. Л. ШЕВЕЛЁВ:

Д. Л. ШЕВЕЛЁВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ: ОПЫТ ИЗРАИЛЯ И ПАЛЕСТИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ
2 hours ago · From Maria Grosu
ПРЕРЫВАНИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА, ВЗРЫВ АГРЕССИИ И ЭКСТРЕМИЗМА... НЕ ИСКЛЮЧАЮТСЯ
7 hours ago · From Maria Grosu
ЮАР В ОЦЕНКАХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
10 hours ago · From Maria Grosu
"ЦАРСТВО" КВАМЕ НКРУМЫ
21 hours ago · From Maria Grosu
В. И. ГУСАРОВ. СЕВЕРНАЯ АФРИКА: ПОЛВЕКА НЕЗАВИСИМОГО РАЗВИТИЯ (социально-экономические аспекты)
Yesterday · From Maria Grosu
ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И КНДР
Yesterday · From Maria Grosu
ОПЫТ СОЗДАНИЯ "НОВОГО ЕВРЕЯ" - НИЦШЕАНСТВО И ФРЕЙДИЗМ В ИЗРАИЛЕ
Yesterday · From Maria Grosu

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.MD - Moldovian Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Libmonster Partners

В. ХАНИН. "РУССКИЕ" И ВЛАСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ИЗРАИЛЕ. СТАНОВЛЕНИЕ ОБЩИНЫ ВЫХОДЦЕВ ИЗ СССР/СНГ И ЕЕ РОЛЬ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЕ СТРАНЫ НА РУБЕЖЕ XX И XXI ВЕКОВ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: MD LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Moldovian Digital Library ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android