Libmonster ID: MD-1006

Наверное, из всех строк Натальи Горбаневской чаще всего я твержу про себя эти: "Кто о чем, а я, известно, о Тебе - что, мол, в мире этом тесном всё устроено чудесно и т.п.". Причем повторяю я их, понятное дело, в моменты, когда в чудесноустроенности тесного мира можно бы было и усомниться, - и слышу ее слегка позвякивающий, как хрусталь люстры, когда под окном проходит трамвай, но при этом спокойный голос, сообщающий нам хорошие вести.

Из всех встреч с ней, предсказуемо, самой памятной оказалась первая - это была холодная весна 1995 года, она позвонила и предложила пойти в Эрмитаж. Я очень волновалась, Горбаневская в моих юношеских списках значилась "настоящим поэтом", да к тому же и героем: я надеялась, что эрмитажная ситуация как-то заполнит пузыри моего волнения-молчания.

Но произошедшее, наша встреча и наш контакт, оказалось совсем в ином роде, чем обычные параллельные эрмитажные блуждания, когда люди, не пересекаясь, плавают между картинами. Напротив, Горбаневская требовала

стр. 213

полного внимания к художникам и работам, которые в тот момент ей казались наиболее острыми, наиболее важными в том ее сейчас. Мы останавливались у Кранахов - для нее они были неразрывно связаны с Бродским. В пору своих страстей по Басмановой Бродский водил Горбаневскую к "Венере и Амуру" и "Мадонне с Младенцем под яблоней" и спрашивал-утверждал: "правда, похожа". Крепко сбитые, крутолобые головы этих смертельных красавиц, их опасные прелести, рифмующиеся с яблоками вокруг них, были для Горбаневской приветом из юности - чем-то сродни фотографии, но не столько конкретного лика или ситуации, сколько эмоций - желания и тревоги.

В эстетической палитре самой Горбаневской тревога не играла определяющей роли, поэтому она решительно тянула меня к иной палитре. Вообще, во всех прогулках с ней я запомнила ее именно как ведущую - ходила она стремительно, иногда заметно опережая собеседника, заметив отсутствие которого оборачивалась в некотором смятении.

Тогда она увлекла меня к Фра Филиппо Липпи ("не путайте с Филиппино" - строго попросила она). Вот это было по ней. Спокойное победоносное сияние, но при этом не торжественное, а жалкое, слишком человеческое.

"Посмотрите на эти цвета, - строго приказала мне Горбаневская. - Какие чистые, теплые: здесь все ясно". Что нам ясно в "Видении Блаженного Августина"? Сомнение, радость - и тепло, идущее отовсюду, от всех предметов бытия; бытие как теплая и жалкая вещь.

С тех пор всегда, перечитывая или отщелкивая в голове ее стихи, я думаю о Филиппо Липпи - здесь все ясно. Вот ее стихи на гибель поэта - поскольку эта гибель в корне изменила географию и арифметику моей судьбы (в смысле, счеты с этой самой судьбой), я их прочитала по появлении очень внимательно:

  
  
 Уйдя за скобки, 
 как за скобу коробки,  
 шкатулки музыкальной,  
 стихи не робки, 
 но не торопки,  
 они не торопливы,  
 откатывая как отливы,  
 плеснув о берег дальный. 
  
 



Смерть человека, связанного (с) литературой, Горбаневская трактует как явление грамматическое - выход за скобки. Ты более не волен в тексте, в том числе в своем собственном, от тебя остаются только формы и ритмы твоих грамматических и ритмических периодов. "Не робки, но не торопки", подобны волне, длятся столько, сколько длится дыхание, как ни дик этот термин в контексте литературного рассуждения, естественны. Полагаю, общим местом, точкой отсчета являются рассуждения о стабильности поэтической формы Горбаневской - восьмистишие и краткострочие. С момента своего юношеского, программного, изумленно-благодарного обращения к Бартоку она заняла свою нишу - музыкальности и легкости. С того момента эта ниша за ней и осталась, и те, кто сейчас продолжает импровизировать в созвучии с ней, развивать этот тон (скажем, Машинская, Булатовский, Сунцова), помечены этой эстетической задачей: проводить свои караваны через игольное ушко.

Горбаневскую всегда занимали только совершенно главные, глобальные вопросы, но она интонировала их как легкие, ни в коем случае, не дай Б-г, не простые, но легкие: витающие над нами, ведущие нас. Парадоксально, но

стр. 214

именно о ней, мне кажется, сказано некрасовское "блажен незлобивый поэт". Причем сказанное иронически в ее случае обрело смысл иной и смысл прямой. Уж казалось бы, если кому из поэтов второй половины русского двадцатого века было с чего озлобиться, так это ей. Марафон по психушкам в рассуждении о судьбе своего младенца - сюжет зачетный. Однако с собственным выбором такой судьбы поэт Горбаневская справилась несравненно. Стихи ее постепенно и неукоснительно наполнялись светом, движением, устремлялись вверх: стихи-облака.

  
  
 В пятнах от варенья,  
 Стихами говоришь.  
 Вот моя деревня,  
 Приедешь - угоришь.  
 Красная рябина  
 Раскинула крыла.  
 Вот моя чужбина,  
 Печаль моя светла. 
  
 



Свою чужбину она наполнила укрощением чужих языков: язык публицистики для русского поэта такой же иностранный, как, скажем, в ее случае - польский. Его нужно полюбить, соблазнить, им надлежит овладеть. Она вступала в новые языки, новые задачи с любопытством, легкостью, дерзостью. Легкое дыхание, легкая походка, легкий язык. И на этом легком своем языке всегда один и тот же вопрос, один и тот же адресат:

  
  
 Перед тем, как на дно пойти, 
 Как причудить эту тень и не крикнуть, 
 Не пропеть: "Боже, отпусти!" 
  
 



Ее пора породила нескольких поэтов-женщин разительной мощи (рядом Ахмадулина, Мнацаканова, младше - Шварц и Седакова), каждая из которых строила sui generis интенсивный, прямой литературный разговор с Божеством. У Горбаневской это разговор о радости. Вообще насколько в русской мысли (не станем гнать захудалый каламбур) это ощущение исключительное - само собой разумеется вроде. Ее плеяда горевала, ламентировала, ужасалась (было, было чему), Горбаневская смирялась и призывала - к радости.

Было чему? Тому, что была музыка над ними, тому, что стихи ее рождались и читались, тому, что неподалеку от ее парижского дома был излюбленный бар, куда можно было ходить играть в настольный футбол, тому, что, когда выходишь из Эрмитажа, над Дворцовой площадью круглее всего небо. Перебирая сейчас в памяти ее строфы, воспроизводя выражения ее лица, голоса и молчания, я задействую этот ею изобретенный интонационный механизм - радоваться тому, что здесь все ясно.


© library.md

Permanent link to this publication:

https://library.md/m/articles/view/БЛАЖЕННЫЕ-ВИДЕНИЯ-НАТАЛЬИ-ГОРБАНЕВСКОЙ

Similar publications: LMoldova LWorld Y G


Publisher:

Maria GrosuContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.md/Grosu

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Полина Барскова, БЛАЖЕННЫЕ ВИДЕНИЯ НАТАЛЬИ ГОРБАНЕВСКОЙ // Chisinau: Library of Moldova (LIBRARY.MD). Updated: 25.06.2024. URL: https://library.md/m/articles/view/БЛАЖЕННЫЕ-ВИДЕНИЯ-НАТАЛЬИ-ГОРБАНЕВСКОЙ (date of access: 17.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Полина Барскова:

Полина Барскова → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ: ОПЫТ ИЗРАИЛЯ И ПАЛЕСТИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ
an hour ago · From Maria Grosu
ПРЕРЫВАНИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА, ВЗРЫВ АГРЕССИИ И ЭКСТРЕМИЗМА... НЕ ИСКЛЮЧАЮТСЯ
7 hours ago · From Maria Grosu
ЮАР В ОЦЕНКАХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
10 hours ago · From Maria Grosu
"ЦАРСТВО" КВАМЕ НКРУМЫ
21 hours ago · From Maria Grosu
В. И. ГУСАРОВ. СЕВЕРНАЯ АФРИКА: ПОЛВЕКА НЕЗАВИСИМОГО РАЗВИТИЯ (социально-экономические аспекты)
Yesterday · From Maria Grosu
ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И КНДР
Yesterday · From Maria Grosu
ОПЫТ СОЗДАНИЯ "НОВОГО ЕВРЕЯ" - НИЦШЕАНСТВО И ФРЕЙДИЗМ В ИЗРАИЛЕ
Yesterday · From Maria Grosu

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.MD - Moldovian Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Libmonster Partners

БЛАЖЕННЫЕ ВИДЕНИЯ НАТАЛЬИ ГОРБАНЕВСКОЙ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: MD LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Moldovian Digital Library ® All rights reserved.
2019-2024, LIBRARY.MD is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Moldova


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android