LIBRARY.MD - цифровая библиотека Молдовы, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: MD-197
Автор(ы) публикации: А. И. НЕДОРЕЗОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Социалистические страны Центральной и Юго-Восточной Европы добились общепризнанных успехов в создании нового общества. Осуществленные здесь экономические и политические преобразования привели к глубоким изменениям в социально-классовой структуре. Анализ этих изменений позволяет рельефно представить динамику и глубину основных социальных сдвигов, происходящих в процессе становления и развития новой общественно- экономической формации, проследить исторические судьбы основных классов и социальных слоев, закономерности и национальную специфику сложного движения к социальной однородности.

Значительный интерес, проявляемый к процессам формирования новой социально-классовой структуры представителями разных общественных наук1 , продиктован политической и научной актуальностью данной проблематики, а также практической потребностью стран региона, вступивших в период строительства развитого социализма.

Анализ социально-классовой структуры и происходящих в ней изменений позволяет понять не только существо и специфические черты знаменательных сдвигов в обществе, но и дать оценку достигнутых результатов деятельности классов в области хозяйственной и интеллектуальной жизни, предусмотреть основную направленность этой деятельности классов и их последующего развития, определить темпы и методы строительства развитого социалистического общества, возможные способы осуществления руководящей роли рабочего класса и его партии на новом этапе общественной жизни.

Для понимания всей глубины принципиальных изменений, происшедших в социально-классовой структуре зарубежных социалистических стран Европы, рассмотрим вначале социально-классовую структуру существовавшего здесь прежде буржуазного общества. Характерная для этих стран многоукладность экономики, предопределявшаяся сти-


1 См.: К. И. Микульский. Классовая структура общества в странах социализма. М. 1976; М. Марков. Към въпроса за класовите изменения в НРБ. София. 1960; В. Иванов. Класова структура и социално единство. София. 1971; "Structura sociala a Romaniei socialiste". Bucuresti. 1971; "Socialni struktura CSSR a jeji vyvoj v 60 letech". Praha. 1972; H. Jedruszczak. Zatrudnienie a przemiany spoleczne w Polsce w latach 1944 - 1960. Wroclaw. 1972; C. Jonescu. Omul, societatea, socialismul. Dinamica structurii sociale in Romania. Bucuresti. 1973; F. Charvat a jini. Socialne tridni struktura Ceskoslovenska. Praha. 1978. Анализу данной проблематики уделяется место в работах: "Рабочий класс и строительство социализма в странах Центральной и Юго-Восточной Европы". М. 1977; "Работническата класа в етапа на изграждане на развитото социалистически общество". София. 1973; Г. Штельтнер, Х. Пурганд, К. Штефан. Рабочий класс социалистического содружества в 70-е годы. М. 1979 (пер. с нем. яз.).

стр. 49


хийностью ее развития и разным уровнем отдельных, в особенности национальных, районов, сохранением остатков прежних общественно- экономических формаций, вызывала большую дифференцированность социального состава общества, усложняла социально-классовую структуру. Наряду с государственно-капиталистическим укладом существовали частнокапиталистический и мелкотоварный уклады, а в Албании, кроме того, и патриархальный. За этими укладами стояли определенные классы и социальные группы.

Страны Центральной и Юго-Восточной Европы накануне второй мировой войны являлись преимущественно аграрными или аграрно-индустриальными. Подавляющая часть национального дохода создавалась здесь в сельском хозяйстве, главным образом в мелкотоварном крестьянском производстве. Так, доля промышленности в создании совокупного продукта сельского хозяйства и промышленности в 1937 г. составляла: в Болгарии - 33,8%, Венгрии - 42%, Румынии - 35%, Польше - 47,7%, Албании - 18,3%, Югославии - 28%; лишь в промышленно развитой Чехословакии эта доля поднималась до 57%2 .

Это обстоятельство обусловило общий характер социально-классовой структуры населения и, в частности, относительно небольшой удельный вес промышленного пролетариата. Так, в Болгарии крестьянство составляло 69%, а рабочий класс-всего 17% населения. Фабрично-заводских рабочих в стране насчитывалось в 1939 г. всего 92 тыс. человек, причем подавляющая часть их работала на мелких предприятиях в горной, текстильной и пищевкусовой промышленности. 135 тыс. человек работали в ремесленных мастерских3 . В Румынии в сельском хозяйстве было занято 76,7% населения и лишь 8% - в промышленности. По данным на 1930 г., на предприятиях добывающей и обрабатывающей промышленности, а также на транспорте было занято 457 тыс. (включая мастеров и учеников), почти половина из них работала в мелком кустарном и ремесленном производстве. Помимо этого, в стране насчитывалось 612 тыс. сельскохозяйственных рабочих4 . В Польше, по данным на 1938 г., 70% работающих были заняты в сельском хозяйстве. Крестьянство составляло свыше 50% населения. Число рабочих (вместе с семьями) достигало 10,5 млн. человек, или 30,2% населения. Однако рабочих в промышленности и горном деле насчитывалось всего 1,7 млн. человек, в то время как в сельском хозяйстве - 3,1 миллиона. В качестве домашней прислуги работали 415 тыс. человек5 . В Венгрии в промышленности и строительстве работало 24,1%, в сельском хозяйстве-53% самодеятельного населения. Общая численность рабочих достигла 1 млн. человек, из них 19% работало в текстильной и 27,6% в металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности6 . В Югославии, по данным на 1938 г., в сельском хозяйстве было занято 76% населения страны. К пролетариату статистика относила 34,6%,


2 Централен държавен архив на НРБ. Министерство на труда и социалните грижи, ф. 210, оп. 1 - 2, арх. ед. 14, л. 1; "Страны социализма и капитализма в цифрах". М. 1966, стр. 34; "Мировая социалистическая система хозяйства". Т. 4, М. 1967, стр. 21, 359; "Zeme socialisticke soustavy. Statisticky prehled". Praha. 1961; "Социалистическая индустриализация стран народной демократии". М. 1960, стр. 182.

3 "Икономика на България". Т. 2. Икономиката на България през преходния период от капитализма към социализма. София. 1972, стр. 374; В. Иванов. Указ. соч., стр. 188; М. Исусов. Работническата класа в България. 1944 - 1947. София. 1971, стр. 87.

4 "Situatia clasei muncitoare din Romania 1914 - 1944". Bucuresti. 1966, p. 237; N. N. Constantinescu, V. Axexiuc. Capitalismul monopolist in Romania. Bucuresti. 1962, p. 104.

5 Я. Щепаньский. Изменения в классовой структуре польского общества. "Социалистическая мысль в Польской Народной Республике". М. 1968, стр. 54; J Zarnowski. Spoleczenstwo drugiej Rzeczypospolitej 1918 - 1939. Warszawa. 1973, s. 32.

6 "Рабочий класс и строительство социализма", стр. 38.

стр. 50


однако в этой группе 77% составлял сельский пролетариат (включая владельцев земельных участков до 2 га) и лишь 23% фабрично-заводской. К крестьянству и мелкой буржуазии города югославская статистика относила 59,2% населения7 . Что касается Албании, то здесь в 1938 г. в сельском хозяйстве сосредоточивалось 87,9% самодеятельного населения. Вся промышленность состояла из 47 предприятий, в основном мануфактурного типа. Имелось также около 5 тыс. мелких ремесленных мастерских. Рабочий класс насчитывал всего около 15 тыс. человек, в основном сезонных рабочих8 .

В Чехословакии и в восточной части Германии в отличие от перечисленных стран в довоенные годы наблюдалось иное положение. Здесь характерным было преобладание населения, занятого в промышленности и строительстве при ведущем положении рабочего класса. Так, в Чехословакии, по переписи 1930 г., рабочие и служащие составляли 61,4% населения, на долю крестьянства приходилось 22,8%, мелких ремесленников и торговцев - 6,6%9 . В Восточной Германии, по данным 1949 г., доля занятых в промышленности, строительстве и ремесле составляла 40,9%, в сельском и лесном хозяйстве - 30,6%. Остальные работали на транспорте, в торговле и других отраслях непроизводственной сферы10 .

При относительной малочисленности промышленного пролетариата в большинстве стран региона характерным являлся незначительный удельный вес в его составе квалифицированных рабочих, который, например, в Румынии составлял всего 30%, в Болгарии- 35,8%11 . Как свидетельствуют приведенные данные, во всех странах значительную долю среди занятых составляли сельскохозяйственные сезонные городские рабочие. Большая часть промышленного пролетариата была распылена по мелким предприятиям, что значительно понижало возможности его классовых выступлений, политической и профессиональной организованности. Все это, вместе взятое, при относительно небольшом удельном весе промышленного пролетариата в большинстве стран региона, разумеется, уменьшало возможности его политического и духовного воздействия на трудящиеся массы, а следовательно, затрудняло победу социалистической революции. Однако не следует при этом упускать из виду то, что общественная роль рабочего класса значительно больше, чем его доля среди населения. Она предопределяется тем, что "пролетариат, - как учил В. И. Ленин, - экономически господствует над центром и нервом всей хозяйственной системы капитализма"12 .

Крестьянство, составляя в большинстве этих стран преобладающую часть населения, имело глубоко дифференцированную внутреннюю структуру. На нижней ступени социальной лестницы в деревне находился сельскохозяйственный пролетариат. В некоторых странах (Польша, Югославия, Румыния) в 30-е годы он составлял большую часть класса пролетариев в целом, а также значительную, если не преобладающую, часть сельских тружеников. В Чехословакии эта категория составляла 43% работающих в сельском хозяйстве13 , а в Польше его


7 Там же, стр. 13; T. Vinski. Klasna podjela stanovnistva i nacionalnog dohotka Jugoslavije u 1938. Zagreb. 1970, s. 17.

8 Н. Д. Смирнова. Образование Народной Республики Албании. М. 1960, стр. 31; К. Миша. История профессионального движения в Албании. М. 1960, стр. 28.

9 "Statisticka rocenka republiky Ceskoslovenske. 1957". Praha. 1957, s. 43. "О развитии чехословацкой экономики". Прага. 1973, стр. 203.

10 "Карманный статистический справочник Германской Демократической Республики". Берлин. 1976, стр. 29.

11 "Икономика на България". Т. 2, стр. 411; Т. Бэлаж. Румыния. Страна и народ. Бухарест. 1972, стр. 27.

12 В. И. Ленин. ПСС. Т. 40, стр. 23.

13 А. И. Недорезов. Аграрные преобразования в народно- демократической Чехословакии. М. 1954, стр. 19.

стр. 51


численность достигала более 3 млн. человек, в 2 раза превосходя число занятых в промышленности. В Югославии число поденщиков и батраков в 3 раза превосходило число работающих в промышленности. К сельскому пролетариату примыкала прослойка владельцев наделов до 2 га, то есть парцелльных хозяйств, или, применяя ленинскую терминологию, пролетарских или полупролетарских хозяйств. Основным источником их существования также была продажа рабочей силы. Эта категория составляла в Чехословакии 44,2% хозяйств, имела 4,5% земли, в Югославии соответственно - 34,3 и 6,5%14 . Аналогичным было ее положение и в других странах.

Группа парцелльных и мелких хозяйств (до 5 га) составляла в среднем в отдельных странах 60 - 70% всех хозяйств, имела в своем владении от 15 (Польша, Чехословакия) до 28% (Румыния и Югославия) земельной площади. В ГДР эта группа, составлявшая 56% хозяйств, имела всего 10,3% земли15 .

Владельцы средних крестьянских хозяйств, основная часть которых находилась в группе, имевшей от 5 до 10 га, являлись уже относительно тонкой социальной прослойкой, составлявшей от 10% (Венгрия) до 26% (Болгария) общего числа хозяйств. Ей принадлежало от 10% (ГДР) до 36% (Болгария) земли16 . Правда, часть среднекрестьянских хозяйств была в группе хозяйств, имевших от 10 до 20 га земли. Поэтому удельный вес среднего крестьянства, вероятно, можно было бы поднять до 30% общего числа хозяйств. Соответственно увеличится и доля земельной площади, принадлежавшей этой социальной группе.

Рассмотренным категориям сельского населения противостояли две другие социальные группы деревни: зажиточные крестьяне (кулаки) и крупные землевладельцы - помещики. Первые из них, связанные с крестьянством лишь общим укладом жизни, иногда личным участием в работе в своем хозяйстве, являлись, по существу, владельцами капиталистических предприятий, основанных на эксплуатации наемных рабочих и превращавших значительную часть доходов в капитал. От крупного предприятия в земледелии кулацкое хозяйство отличалось лишь масштабами производства. В руках таких хозяйств (основная часть их находилась в группе от 20 до 50 га), составлявших по численности от 5% до 12% общего числа хозяйств, сосредоточивались, как это было, например, в чешских районах, значительная часть (до 35%) земли, много сельскохозяйственных машин17 . К числу помещичьих можно отнести хозяйства свыше 50 га земли. Небольшое их число владело в большинстве стран от 32% (Румыния) до 48% (Польша) всей земельной площади18 . Лишь в Албании и Югославии доля крупного землевладения не превышала 20%. Болгария, где крупнокапиталистическое землевладение велось приблизительно на 2% земли, являлась в этом отношении исключением.

Что касается других социальных слоев мелкой буржуазии (кроме крестьянства), то их экономическую основу составляли мелкие промышленные предприятия, ремесленные мастерские, мелкие магазины,


14 Там же, стр. 28; "Enciklopedije Jugoslavije". T. 4. Zagreb. 1960, s. 647.

15 "Месячни известия на главната дирекция на статистиката 1947", N 1, стр. 25 (данные 1934 г.), (перепись 1931 г.). "Reformy agrarne i polityka rolna w europejskich krojach democracji ludowej". Warszawa. 1974, s. 148; "Statisticky zpravodaj", 1950, c. 2; "Anuarul statistic al Romaniei 1939 - 1940". Bucuresti. 1943, p. 403; Enciklopedije Jugoslavije". T. 4, s. 647; "Zeme socialisticke soustavy. Statisticky prehled", s. 83.

16 "Месячни известия на главната дирекция на статистиката 1947", N 1, стр. 25; "Zeme socialisticke soustavy. Statisticky prehled", s. 28; "Einheit", 1956. Hf. 7, S. 591 (данные 1939 г.).

17 А. И. Недорезов. Указ. соч., стр. 26.

18 "Reformy agrarne i polityka rolna", s. 148.

стр. 52


как в городе, так и в деревне. Владельцы таких предприятий вместе с членами семей в разных странах составляли 8 - 12% населения19 .

Таким образом, в структуре всех стран Центральной и Юго-Восточной Европы, не исключая и промышленно развитые государства, преобладало мелкобуржуазное население. К Венгрии, как к Польше и Чехословакии, не говоря уже о типично аграрных странах, можно полностью отнести характеристику социальной структуры населения, примененную В. И. Лениным в отношении западных капиталистических стран. Отмечая на III конгрессе Коминтерна характерное для них преобладание мелких производителей и мелкой буржуазии, он говорил, что "в большинстве капиталистических стран эти классы представляют очень сильное меньшинство, приблизительно от 30 до 45% населения. Если мы присоединим к ним мелкобуржуазный элемент рабочего класса, то выйдет даже больше 50%"20 .

Промежуточное положение в обществе занимала интеллигенция, распадавшаяся на буржуазную, мелкобуржуазную и пролетарскую прослойки, в зависимости от того, чьи интересы наиболее сознательно отражала и на чьей стороне та или иная прослойка вела политическую и идеологическую работу. Общая численность интеллигенции в отдельных странах Центральной и Юго- Восточной Европы была различной. В то время как в Болгарии ее доля составляла 3 - 3,5% всего занятого населения (1940 г.), в Чехословакии она достигала (1930 г.) - 7,72%, а в Польше (1938 г.) - 5,7% (вместе с членами семей). В этом отношении все страны региона существенно отставали от Западной Европы и США, где доля интеллигенции достигала 19% в Германии (1939г.) и 24% - в США21 .

Характерной чертой региона в 30-е годы являлось преобладание среди интеллигенции групп, связанных в первую очередь с просвещением и здравоохранением (60 - 70% общей ее численности). Значительно меньший удельный вес имела техническая интеллигенция, работавшая в промышленности и сельском хозяйстве (от 4% до 10%)22 .

Класс крупной буржуазии при всей его относительной малочисленности (от 5 до 10% населения) занимал во всех странах господствующее положение в экономической, политической и культурной жизни. Установление более или менее точной его численности затруднено буржуазной статистикой. Существуют и разные критерии определения составляющих его групп. К этому классу наряду с капиталистическими предпринимателями можно отнести представителей финансовой и крупной торговой буржуазии, крупных землевладельцев, высокооплачиваемых государственных чиновников и управляющих крупными предприятиями. Ведущей группой буржуазии являлись представители монополистического промышленно-банковского капитала, которые вместе с крупными землевладельцами составляли своеобразную буржуазно-помещичью олигархию. Эта очень узкая по численности социальная группа, насчитывавшая в каждой из стран региона, как правило, несколько десятков семей, контролировала ключевые отрасли экономики, присваивая подавляющую часть национального дохода. Всесилие этих промыш-


19 Например, Я. Жарновский определяет численность мелкой буржуазии Польши (без крестьянства) в 1938 г. в 4,1 млн. человек, что составляло 11,8% населения (J. Zarnowski. Op. cit, s. 32). Я. Щепаньский называет цифру в 3536 тыс. человек, что составляло 11% населения (Я. Щепаньский. Указ. соч., стр. 30). Чехословацкие источники определяют число мелких предпринимателей в 1930 г. в 1153 тыс. человек, или 8,2% населения ("Demograficka prirucka". Praha. 1967, s. 36).

20 В. И. Ленин. ПСС. Т. 44, стр. 41.

21 К. Димитров. Социологическата структура на буржуазното общество в България и професионалната структура на интелигенцията. "Социологически проблеми", София, 1970, N 4, стр. 77 - 78; "Dynamika socialnej struktury v CSSR". Bratislava. 1968, s. 95; J. Zarnowski. Op. cit., s. 32.

22 J. Zarnowski. Op. cit., s. 32; К. Димитров. Указ. соч., стр. 77.

стр. 53


ленных магнатов, банковских тузов и земельных латифундистов играло решающую роль в определении политического строя, включая установление фашистских и других диктаторских режимов, характерных для большинства стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Замедленность хозяйственного развития рассматриваемых стран в 20-е и 30-е годы свидетельствовала о том, что буржуазия в качестве господствующего класса оказалась неспособной решить проблему развития производительных сил, как, впрочем, и многие другие социально-экономические вопросы.

В целом буржуазное общество стран Центральной и Юго-Восточной Европы представляло собой дифференцированную систему с большой пестротой социального состава населения. Взаимоотношения классов в этом обществе характеризовались антагонистическими противоречиями между буржуазией, с одной стороны, и пролетариатом вместе с трудовым крестьянством - с другой. В самом буржуазном обществе были заложены объективные предпосылки установления новых социальных связей между рабочим классом и другими угнетенными слоями трудящихся, предпосылки создания союза рабочего класса с трудовым крестьянством. Однако ни в одной стране накануне второй мировой войны не удалось добиться практического создания такого союза, что объяснялось как влиянием на рабочий класс реформистских, мелкобуржуазных партий, так и недостаточно высоким уровнем классовой сознательности трудового крестьянства. Однако в таких странах, как Болгария, Чехословакия, Польша и Югославия, намечались уже некоторые признаки его формирования.

В годы войны социальные, общественно-политические и идеологические связи в обществе претерпели существенное изменение. Оно заключалось в резком падении влияния буржуазии, пошедшей на сотрудничество с германским империализмом, и в значительном усилении авторитета рабочего класса в обществе, что привело к формированию его союза с остальными массами трудящихся. Первостепенную роль в этом повороте во взаимосвязях трудящихся масс сыграла активная борьба рабочего класса против фашизма и выработанная коммунистами программа глубоких социально-экономических преобразований. Компартии стран Центральной и Юго-Восточной Европы учитывали глубокую социально-классовую и идеологическую дифференциацию общества, факт преобладания в нем мелкобуржуазных масс, их настроения и политическую зрелость. Нельзя было, в частности, игнорировать приверженность крестьянства к частной собственности на землю, а также тот факт, что значительные слои мелкой буржуазии города, крестьянства и интеллигенции питали иллюзии в отношении политики некоторых из буржуазных и мелкобуржуазных партий, находившихся в оппозиции к фашизму и сохранявших идеологические и политические связи с отдельными слоями населения. Эти обстоятельства обусловили характер и темпы революционного процесса, оказали влияние на последовательность политических, экономических и социальных преобразований.

Формирование качественно новой структуры общества в странах региона, начавшееся после установления народно-демократического строя, было связано с проведением важнейших социально-экономических мероприятий в годы революции и строительства материально-технической базы социализма, а именно: национализации промышленности и кредитно-банковской системы, имевшей своим результатом ликвидацию крупной финансово-промышленной буржуазии и принципиальное изменение положения рабочего класса в системе производственных отношений; аграрных преобразований, приведших к ликвидации крупных землевладельцев, с одной стороны, и к изменениям в социальной структуре крестьянства - с другой; с осуществлением социалистической индустри-

стр. 54


ализации и кооперирования крестьянства, которые вызвали принципиальные изменения самого характера классов и их взаимоотношений. Названные два этапа: революционных социально-экономических преобразований и строительства основ социализма - составляют в целом переходный период от капитализма к социализму, после которого с середины 60-х годов в большинстве стран региона началось строительство развитого социалистического общества. Эти глубокие качественные изменения социально-классовой структуры общества в переходный период от капитализма к социализму происходили в ходе острой борьбы между двумя антагонистическими общественными системами, которая охватывала все стороны жизни: экономическую, социальную, политическую и идеологическую. Сами качественные изменения структуры общества носили комплексный характер, проникая во все сферы и элементы этой структуры, охватывая все классы, социальные слои и группы, принципиально изменяя их отношения и связи, как и содержание и функции самой структуры.

В течение относительно короткого по времени этапа осуществления революционных социально-экономических преобразований в области аграрных отношений (земельная реформа) и национализации крупной промышленности и банков была проведена экспроприация средств производства у крупной промышленно-финансовой и верхушки аграрной буржуазии. Эти мероприятия, непосредственно связанные с общей социальной направленностью антифашистского национально-освободительного движения, будучи осуществленными в основном в период с 1944 по 1948 г. (в ГДР - до 1950 г.), имели своим следствием превращение средств производства в промышленности в общественную собственность, ликвидацию позиций не только местного, но и всех групп иностранного (прежде всего германского) крупного капитала.

Революционно-освободительное значение этого акта во всех странах региона заключалось в том, что из класса, лишенного средств производства, эксплуатируемого, политически бесправного пролетариат превращался в класс, владеющий этими средствами, распоряжающийся ими на благо общества, а также осуществляющий руководство экономической, политической и духовной жизнью общества. Этот величайший исторический поворот в судьбах пролетариата ознаменовал его принципиально новое положение в обществе, в системе классовых взаимоотношений. Именно актом национализации во многих странах региона началось принципиальное преобразование социально- классовой структуры общества, изменение социальной сущности рабочего класса. Придя к власти и овладев командными высотами народного хозяйства, рабочий класс в качестве руководителя общества смог начать формирование социалистического сектора и перевод народного хозяйства на рельсы планового развития. Доля социалистического сектора в производстве промышленной продукции после национализации составляла: в Албании (1947 г.) - 73%, в Болгарии (1949 г.) - 94%, в ГДР (1950 г.) - 76,5%, в Венгрии (1949 г.) - 92%, в Польше (1947 г.) - 89,6%, в Румынии (1948 г.) - 51,4%, в Чехословакии (1948 г.) - 86,1%, в Югославии (1948 г.) - около 80%23 .

Но хотя национализация подорвала в корне экономическое могущество крупной буржуазии, а в некоторых странах частнокапиталистический сектор в промышленности был практически полностью ликвидирован, сохранялись еще существенные позиции частного сектора в ремесле и торговле, не говоря уже о сельском хозяйстве, где этот сектор


23 "Икономика на България". Т. 2, стр. 148; П. В. Галенко. Социалистическая национализация основных средств производства в Польской Народной Республике, М. (1964, стр. 316, 326; "Социалистический лагерь". Справочник М. 1962, стр. 306, 400; D. Bilandzic. Jdeje a praksa drustvenog razvoja Jugoslavije, 1945 - 1973. Beograd. 1973, S. 41.

стр. 55


оставался преобладающим. Так, в Польше в частных руках оставалось еще около 400 тыс., главным образом мелких, предприятий. Число их к 1961 г. уменьшилось до 187 тысяч. В Чехословакии к 1949 г. в частном секторе находилось еще около 20% общего числа предприятий24 . Значительным был удельный вес частного сектора в производстве промышленной продукции в Румынии, где он составлял в 1948 г. 48,6%, и в ГДР (в 1950 г. - 23,5%)25 .

Еще более существенными были позиции частного предпринимательства в сфере распределения. Доля частного сектора в товарообороте составляла в 1949 г. 13,1% в Болгарии, в Чехословакии - 20%, 23,5% -в Албании (1950 г.), 30% - в Венгрии (1950 г.), 28,8% - в Румынии, 45% - в Польше и даже до 52,8% в ГДР (1950 г.)26 . Естественно, что наличие большого числа в основном мелких частных ремесленных и торговых предприятий не могло не найти своего отражения в социальном составе населения.

Помимо национализации, освободившей как рабочий класс, так и крестьянство от гнета монополистического капитала, особую роль в изменении социальной структуры общества сыграла земельная реформа, вызвавшая глубокие принципиальные изменения в аграрных отношениях. В основу законов о земельной реформе было положено осуществление демократического требования крестьянства: "Земля - тем, кто ее обрабатывает". Однако условия изъятия земли и максимум надела, оставляемого собственникам, были различными в отдельных странах. Этот максимум достигал, например, 20 га в Болгарии и 50 га - в Чехословакии, Румынии, Венгрии и Польше27 . Земельные наделы передавались в частную собственность прежде всего безземельным и малоземельным. Поэтому непосредственный выигрыш от перераспределения земельной собственности получило безземельное и мелкое трудовое крестьянство, что привело к уменьшению этих социальных категорий населения.

Существенным для формирования новой социальной структуры в деревне было и то, что на распределяемой земле создавались не крупные или кулацкие хозяйства, как при проведении аграрных реформ в этих странах в межвоенные годы, а в основном там, где для этого позволяли условия, среднекрестьянские хозяйства (в Венгрии, Чехословакии и Польше) или хозяйства мелких крестьян до 5 га - в Албании, Болгарии и Румынии (где размер отчужденного земельного фонда не позволял в полной мере удовлетворить всех желающих получить землю). При этом право распоряжаться полученной землей (продавать ее, отдавать в залог или аренду), как правило, ограничивалось, что имело существенное значение для пресечения в будущем концентрации земельной собственности в частных руках.

Земельная реформа устранила крупное землевладение, а вместе с ним - помещиков и крупную аграрную буржуазию (кроме Болгарии, где они отсутствовали). Передача помещичьей земли в руки крестьянства привела к существенным социальным изменениям и сдвигам в социально-классовой структуре деревни. В разных странах эти изменения и сдвиги были различными по своей глубине. Ограниченный характер они имели в Болгарии, где небольшой земельный фонд, полученный в результате изъятия земли у частных лиц, общин, монастырей и церк-


24 Я. Щепаньский. Указ. соч., стр. 34; "Rozvoj ceskoslovenskeho prumyslu". Praha. 1962, s. 91.

25 "Социалистический лагерь". Справочник, стр. 306.

26 "Икономика на България". Т. 2, стр. 149.

27 "Основные законодательные акты по аграрным преобразованиям в зарубежных социалистических странах". Вып. II. Т. V. М. 1957 - 1960. В Югославии в 1953 г. на основе Закона о земельном максимуме индивидуальное землевладение было ограничено 10 - 15 га.

стр. 56


вей (243 тыс. га), скромный размер надела, как и небольшое число получивших его, не могли оказать существенного влияния на структуру крестьянского землепользования28 , а следовательно, и на социальную структуру деревни, хотя реформа и здесь сыграла свою роль в ограничении кулацко- капиталистического землевладения и в уменьшении бедности в деревне.

В других странах земельная реформа привела к более глубоким изменениям социально-классовой структуры деревни. В Югославии было изъято у крупных землевладельцев 1566 тыс. га. Половина этого фонда (794 тыс. га) перешла в руки 300 тыс. крестьянских семей, в значительной массе ранее безземельных29 . В условиях Югославии полученный надел давал возможность мелким крестьянам вести свое хозяйство. В Албании изъятая у крупных землевладельцев земля (320 тыс. га) была разделена между 70,6 тыс. батраков и безземельных крестьян, в среднем по 4 га на хозяйство30 , что имело своим результатом общее значительное увеличение крестьянского землевладения и прослойки среднего крестьянства. В Румынии помещичью землю получило более 900 тыс. крестьян и батраков, в результате чего сократилась в 3 раза численность батраков, уменьшилось число не обеспечивающих себя мелких хозяйств и на 37% увеличилось число мелких хозяйств, имевших от 3 до 5 га. Менее значительно (на 2,8%) увеличилась группа хозяйств, имевших от 5 до 10 га31 . В Венгрии 3,3 млн. хольдов помещичьей земли получили сельскохозяйственные рабочие (около 70%), владельцы парцелльных и мелких хозяйств, причем более 90% из 600 тыс. семей, получивших землю, относились к аграрному пролетариату. Результатом реформы явилось увеличение числа мелкокрестьянских хозяйств. Выросла также с 12,6% до 17,3% доля земли, принадлежащей группе среднего крестьянства (10 - 20 хольдов), хотя удельный вес этой группы в общем числе хозяйств остался практически без изменения32 .

В Польше, Чехословакии и ГДР земельная реформа вызвала еще более существенные социальные последствия. В этих странах в результате реформы была изъята большая площадь земли, и ее раздел привел к значительному увеличению количества в первую очередь среднекрестьянских хозяйств и уменьшению числа мелких хозяйств. В руки польского крестьянства перешло более 6 млн. га земли, было создано 814 тыс. новых хозяйств. 254 тыс. хозяйств получили дополнительные участки размером приблизительно в 2 га. В результате резко возросло количество среднекрестьянских хозяйств при одновременном уменьшении числа парцелльных. Группа среднекрестьянских хозяйств (от 5 до 14 га), составлявшая 38,6% (1950 г.), имела теперь в своем распоряжении 59% всей земли, группа мелкокрестьянских (2 - 5 га), составляя 31,3%, имела 20,1% всей земли33 . Средний крестьянин стал центральной фигурой польской деревни.

Значительное увеличение среднекрестьянских хозяйств произошло в Чехословакии, особенно в чешских районах, где сосредоточивалась основная масса изъятого у прежних землевладельцев земельного фонда. Число хозяйств, имевших от 5 до 10 га, увеличилось в 1949 г. по сравнению с 1930 г. на 6,6%, а группа от 10 до 20 га - на 13,1%. Составляя в целом 27,5% общего числа хозяйств, группа от 5 до 20 га (в большинстве своем, в условиях народной демократии, среднекрестьянских хозяйств) располагала теперь 34,9% земли34 . В ГДР земель-


28 "Reformy agrarne i polityka rolna", s. 33.

29 Ibid., s. 83.

30 "Zeme socialistiske soustavy. Statisticky prehled", s. 87.

31 Т. А. Покивайлова. Социалистическое преобразование сельского хозяйства в Румынии. М. 1974, стр. 43 - 45.

32 "Reformy agrarne i polityka rolna", s. 44, 266.

33 Ibid., s. 162, 171, 172.

34 А. И. Недорезов. Указ. соч., стр. 162.

стр. 57


ная реформа привела к ликвидации крупнокапиталистических и юнкерских хозяйств и существенно увеличила крестьянское землевладение, что имело результатом осереднячивание деревни. Землю получили 559 тыс. человек (безземельные, мелкие крестьяне и переселенцы). В хозяйствах, имевших до 20 га (44,5%), после реформы сосредоточилось 70% всей земли35 . Это были в основном средние крестьянские хозяйства.

Следующим последствием реформы являлось значительное сокращение удельного веса зажиточного крестьянства (кроме Румынии). В центральных и юго-восточных районах Польши он снизился на 49%, в Чехословакии - на 38,4%, в ГДР - приблизительно в 2 раза, в Венгрии - на 1 /3 36 .

Важным социально-экономическим и политическим результатом реформы во всех странах являлась национализация части земли и создание на ней государственных хозяйств (имений). Следовательно, социалистические производственные отношения стали развиваться и в сельском хозяйстве. Доля государственных имений по сельскохозяйственной площади составляла в 1950 г. в Албании - 5,3%, в Чехословакии - 8%, в Польше - 8,9%, в Югославии - 18,8%37 . Занятые в госхозах рабочие стали частью социалистического рабочего класса. Общее же число сельскохозяйственных рабочих в результате реформы значительно уменьшилось.

После завершения в странах Центральной и Юго-Восточной Европы таких социально-экономических преобразований, как национализация промышленности, банков и земельная реформа, наряду с принципиальным изменением положения рабочего класса и возросшим удельным весом трудового крестьянства все еще сохранялись некоторые рудименты прежней структуры капиталистического общества, прежде всего в лице лишенных средств производства и еще обладающих ими представителей буржуазии. Сохранились в связи с этим антагонистические противоречия, которые служили источником острой классовой борьбы, проявившейся особенно ощутимо в попытках свергнутых классов восстановить свое былое господство, опираясь на поддержку внешнего капиталистического мира.

С конца 40-х годов в странах региона началось строительство основ социализма путем осуществления социалистической индустриализации и социалистического кооперирования крестьянских хозяйств, мелкой торговли и ремесла. Осуществляя эту генеральную линию под руководством коммунистических и рабочих партий, страны в короткие сроки создали материально-техническую базу нового общества. Уже в 1965 г. валовая продукция промышленного производства составила по сравнению с 1950 г. в Болгарии - 691%, в Венгрии - 383%, в Польше - 475%, в Румынии - 649%, в Чехословакии - 354%, в ГДР - 205% (от уровня 1955 г.), в Югославии с 1947 по 1972 г. она увеличилась почти в 10 раз38 .

Бурный рост промышленного производства имел место исключительно в социалистическом секторе, благодаря чему удельный вес частного сектора еще более понизился, а затем последний практически был


35 К. Stokigt. Der Kampf der SED um die deutsche Bodenreform. B. 1964, S. 266; "Reformy agrarne i polityka rolna", s. 124, 126, 127.

36 "Reformy agrarne i polityka rolna", s. 168; А. И. Недорезов. Указ. соч., стр. 165; Л. Н. Нежинский. Очерк истории народной Венгрии. 1948 - 1962. М. 1969, стр. 48.

37 "Сельское хозяйство европейских стран социализма". Бюллетень научной информации Института экономики мировой социалистической системы АН СССР. М. 1969, стр. 35.

38 "Статистический ежегодник стран - членов СЭВ. 1974" (далее - СЕ СЭВ). М. 1974, стр. 27 - 34; "Социалистическая Федеративная Республика Югославия". М. 1975, стр. 48.

стр. 58


вытеснен полностью из промышленности. Такой скачок в ее развитии имел существенные последствия для всех сторон общественной жизни. Во всех странах региона доля промышленности в создании национального дохода стала преобладающей при одновременном снижении доли сельского хозяйства. Создание современной индустрии и как следствие этого коренное изменение соотношения отраслей народного хозяйства привели к тому, что указанные страны из аграрных или аграрно-индустриальных превратились в индустриально-аграрные.

Принципиальные изменения в экономической структуре происходили одновременно с глубокими сдвигами в социально-классовой структуре общества. Это было связано в первую очередь со значительным увеличением численности рабочего класса, вызванным появлением новых отраслей производства, строительством новых и расширением старых предприятий. Число рабочих и служащих в 1965 г. по отношению к уровню 1950 г. составило в промышленности: Болгарии - 266%, достигнув 895 тыс., ГДР - 123% (2785 тыс.), Чехословакии - 153% (2411 тыс.), Венгрии - 224% (1566 тыс.), Польши - 173% (3498 тыс.), Румынии - 266% (1674 тыс. человек). В Албании численность рабочих с 1950 до 1960 г. возросла в 3 раза, достигнув уровня в 293,7 тыс. человек, в СФРЮ за 1953 - 1975 гг. выросла в 2,6 раза39 .

Такой стремительный рост рабочего класса и служащих, занятых в основном в промышленности, привел к существенному увеличению их удельного веса среди населения во всех без исключения зарубежных социалистических странах Европы. Их доля достигла в 1965 г.: в Болгарии - 59,2%, в Венгрии - 72,8%, в ГДР - 80,5%, в Румынии (1966 г.) - 52,2%, в Чехословакии (1961 г.) - 84,2%, в Польше (1960 г.) - 60,4%40 . Подавляющую часть в этой социальной группе составляли рабочие, а среди них - занятые в промышленном производстве. Так, в Болгарии рабочие составляли в 1965 г. 42% населения, служащие - 17%, в Румынии (1966 г.) соответственно - 40% и 12,3%, в Чехословакии (1961 г.) - 56,3% и 27,9%, в Венгрии (1960 г.) - 56,3% и 14,8%41 .

В конечном итоге процесс быстрого промышленного развития социалистических стран Центральной и Юго-Восточной Европы привел к тому, что уже в первой половине 60-х годов рабочий класс занял ведущее положение в социальной структуре общества. Ввиду того, что бурно развивающееся социалистическое промышленное производство стало играть определяющую роль в создании национального дохода, рабочий класс превратился в основную производительную силу общества. В этом заключался один из важнейших итогов в строительстве основ социализма в странах региона. Упрочение ключевого положения рабочего класса в общественном производстве не могло не повлиять на повышение ведущей роли рабочих в обществе. Это проявилось как в увеличении их представительства в органах законодательства и исполнительной власти всех ступеней, так и в выдвижении передовых рабочих на руководящие посты в общественных организациях, на самих предприятиях и т. п. Неизменно нарастал в эти годы удельный вес рабочих в коммунистических и рабочих партиях.

Среди источников роста рядов рабочего класса в период строительства основ социализма на первом месте стоит избыточная рабочая сила, которую во многих странах Центральной и Юго-Восточной Европы порождали до войны относительное аграрное перенаселение и безрабо-


39 СЕ СЭВ. 1974, стр. 27 - 34, 219; К. И. Микульский. Указ. соч., стр. 155.

40 СЕ СЭВ. 1976, стр. 17.

41 "Резултати от преброяване на населението на 1.XII.1965". Т. I, ч. I. София. 1967, стр. 504; Clea Aurel. Structure sociala si de clasa in socialism in etapa actuala in tara nostra. Bucuresti. 1972, p. 4; "Demograficka prirucka", s. 36; "Статистический ежегодник 1974". Будапешт. 1974, стр. 37.

стр. 59


тица. Этот бич деревни был существенно уменьшен уже в первые годы социалистического строительства, а в Чехословакии ликвидирован полностью. В последующие годы стала высвобождаться излишняя рабочая сила в деревне в процессе кооперирования и механизации сельскохозяйственного производства. Все это сделало крестьянство одним из основных источников пополнения рабочего класса. Так, в Венгрии каждый второй рабочий в прошлом являлся крестьянином. По данным социологических исследований, удельный вес влившихся в рабочий класс мелких и средних крестьян и членов их семей к 1967 г. в Чехословакии достигал 33,7% общей численности рабочего класса, чиновников, служащих и членов их семей - 12,3%, ремесленников и кустарей - 5,5%, представителей буржуазии - 2,9%42 . В таких странах, как Болгария, Румыния, Югославия и Польша, пополнение рабочего класса за счет крестьян было еще более значительным. В Болгарии с 1944 г. по 1952 г. 55,5% пополнения рабочего класса происходило за счет бывших бедных и средних крестьян, а в 1959 - 1967 гг. 73,5% новых рабочих являлись бывшими крестьянами-кооператорами. В результате в конце 1967 г. 55,8% промышленных рабочих страны по своему социальному происхождению были выходцами из среды крестьян, ремесленников или их детьми. В Польше свыше половины сегодняшних рабочих выросли в селе43 . В Румынии 70% рабочих, пришедших в промышленность с 1950 по 1973 г., - выходцы из деревни44 .

Многие из крестьян, влившихся в ряды рабочего класса, продолжали владеть небольшими участками земли. Категория рабочих-крестьян, значительная и в период капитализма, в ряде стран региона была довольно многочисленна в переходный период и остается такой в настоящее время. В Югославии в 1973 г. доля хозяйств рабочих-крестьян достигала 27,4% всех хозяйств села, а владели они 35% всей площади земли частного сектора. В Чехословакии она составляла в 1969 г. около 12% общей численности рабочих и служащих страны. В Венгрии в 1969 г. лицами, жившими за счет сочетания зарплаты и доходов от сельского хозяйства, были 12% населения страны, в то время как собственно крестьяне составляли 19%45 . Столь же существенной указанная прослойка является в Румынии, ГДР, Албании и Польше.

Чрезвычайно важные социальные последствия имело включение в промышленное производство большого числа женщин. Доля женщин среди работающих в народном хозяйстве достигала в 1966 г.: в Чехословакии - 45%, в Польше - 46%, в Венгрии - 39%, в Болгарии - 44%, в ГДР, Албании и Румынии - 47%, В Югославии (1961 г.) - 35,4%46 . Благодаря включению женщин в производство значительно повысилась общая занятость населения, которая составляла по всей группе зарубежных социалистических стран Европы (кроме Албании) в 1963 г. приблизительно 47%47 .

Характерным являлось и территориальное перераспределение рабочего класса, связанное с осуществлением социалистической индустриализации прежде экономически отсталых районов и с политикой выравнивания промышленного развития отдельных районов, с ростом новых промышленных центров. В целом закономерными для всех стран реги-


42 "Рабочий класс и строительство социализма", стр. 109; "Socialni structura CSSR a jeji vyvoj v 60. letech", s. 53.

43 К. Димитров. Изменения в социально-класовата структура през годините на народната власт. "Социологически проблеми". София. 1974, бр. 4, стр. 4.

44 Г. Штельтнер, Х. Пурганд, К. Штефан. Указ. соч., стр. 48.

45 Г. И. Шмелев, В. Н. Стародубровская. Социально-экономические проблемы развития сельского хозяйства европейских социалистических стран. М. 1977, стр. 75.

46 Ю. Л. Пивоваров. Население социалистических стран зарубежной Европы. М. 1970, стр. 72, H. Jedruszczak. Op. cit., s. 326.

47 Ю. Л. Пивоваров. Указ. соч., стр. 69.

стр. 60


она являлись опережающие темпы промышленного развития прежде отсталых аграрных и национальных районов. В связи с этим здесь наблюдается относительно более быстрый рост кадров рабочего класса и повышение его удельного веса среди населения. Показательна в этом смысле Словакия, которая до второй мировой войны была аграрно-сырьевым придатком чешских промышленных районов, а в настоящее время превратилась в индустриально развитую республику. В 1950 г. в сельском и лесном хозяйстве Словакии было занято 56,7% от общего числа работающих (в целом по стране - 32,9%), в то время как в промышленном производстве, строительстве и ремеслах - всего 17,8% работающих (в целом по стране - 34,4%). В 1973 г. доля занятых в сельском и лесном хозяйстве сократилась до 20,8%, а занятых в промышленности и строительстве возросла до 43,7% (в целом по стране составляя 47,8%)48 .

Существенные изменения произошли в соотношении числа промышленных и сельскохозяйственных рабочих и в концентрации рабочего класса. Если при капитализме в ряде стран региона большинство составляли сельскохозяйственные пролетарии, то в ходе строительства социализма соотношение изменилось в пользу промышленных рабочих. При этом основная их часть сосредоточивалась на крупных предприятиях, насчитывающих более 500 рабочих. В Чехословакии уже в 1962 г. почти 64% рабочих и служащих было сконцентрировано на таких предприятиях, в то время как в 1930 г. доля занятых на них составляла лишь 24%. В Румынии на таких предприятиях работало в 1972 г. 90%, в Югославии в 1971 г. - 80% всех рабочих. В Венгрии на предприятиях с числом рабочих более 1 тыс. работало в 1970 г. 42% рабочих49 . Таким образом, подавляющая или по крайней мере большая часть рабочего класса стран региона была связана с крупным современным промышленным производством, что повысило в самом рабочем классе значение его ядра - индустриальных рабочих, определяющих общий идейно- политический уровень рабочего класса.

В годы строительства основ социализма резко возрос как профессиональный, так и общеобразовательный уровень рабочего класса. В настоящее время квалифицированные рабочие составляют во всех странах региона более половины промышленных рабочих50 . Следующей прослойкой является группа рабочих, которую условно можно назвать средней категорией. Она отличается от кадровых рабочих меньшей продолжительностью трудового стажа, более низким уровнем квалификации. Наконец, третья категория - это неквалифицированные рабочие, численность которых особенно значительной была в первые годы строительства социализма. По мере работы на производстве они приобретали квалификацию и повышали свой общеобразовательный уровень51 . В целом все эти категории составляют фактически вновь сформированный на этапе строительства основ социализма класс общества - социалистический рабочий класс. Он не только обладает средствами производства и освобожден от эксплуатации, но и более организован, более квалифицирован и образован по сравнению с пролетариатом буржуазного общества. Он был подготовлен на этом этапе к решению задач строительства зрелого социалистического общества, хотя значительный


48 "Statisticka rocenka republiky Ceskoslovenske, 1958", s. 52; M. Barnovsky. 30 rokov hospodarskeho rozvoje Slovenska. "Historicky casopis". Bratislava, 1975, c. 3, s. 353; СЕ СЭВ. 1974, стр. 404.

49 "Рабочий класс и строительство социализма", стр. 367; "30 let budovani CSSR. Ekonomiko-statisticky prehled". Praha. 1973, s. 76.

50 "Польская Народная Республика". М. 1974, стр. 36; "Современная Румыния". Бухарест. 1974, стр. 28; "Socialni struktura CSSR a jeji vyvoj v 60. letech", s. 62; "Vyvoj spolecnosti CSSR v cislech". Praha. 1965, s. 75.

51 "Рабочий класс - ведущая сила мирового революционного процесса". М. 1973, стр. 27 - 28.

стр. 61


приток крестьян и представителей мелкобуржуазных слоев города в рабочий класс и привел первоначально в некоторых странах к определенному снижению в его составе доли кадровых рабочих, а включение в состав рабочего класса значительных масс мелкой буржуазии усилило его социальную неоднородность. Адаптация этих масс произошла в трудовом процессе путем длительного профессионального обучения и идеологического перевоспитания.

Закономерным следствием бурного промышленного развития зарубежных социалистических стран Европы и интенсивного увеличения численности рабочего класса и служащих явилось резкое изменение соотношения между населением, занятым в промышленности и занятым в сельском хозяйстве. Доля занятых в промышленности и строительстве в 1973 г. составляла: в Болгарии - 40,5%, в ГДР - 49,9%, в Польше - 39,1%, в Чехословакии - 47,8%, в Венгрии - 43,5%, в Румынии - 36,3%. Соответственно доля занятых в сельском и лесном хозяйстве уменьшилась к этому времени: в Болгарии - до 31,5%, в Венгрии - до 24,4%, в Чехословакии - до 15,9%, в ГДР - до 11,6%, в Румынии - до 42,1%, в Польше - до 32,2%, в Югославии - до 36% (1971 г.)52 . Не менее важную роль сыграл в этом изменении и перевод мелкотоварного крестьянского и ремесленного производства на рельсы крупного социалистического производства.

Включение многомиллионных масс крестьянства и других мелких товаропроизводителей в социалистическую экономику в большинстве стран было осуществлено посредством кооперации. В конце 50-х - начале 60-х годов во всех зарубежных социалистических странах Европы, кроме Югославии и Польши, процесс преобразования мелкого товарного сельскохозяйственного производства в социалистическое был завершен. В деревне утвердились социалистические производственные отношения. На их основе там сложился и консолидировался новый класс социалистического общества - кооперированное крестьянство.

Процесс кооперирования в некоторых странах продолжался сравнительно длительное время, что отражалось, естественно, и на темпах преобразования социально-классовой структуры страны в целом.

В Румынии еще в 1973 г. насчитывалось, вместе с семьями, 732 тыс. крестьян- единоличников, составлявших 3,5% самодеятельного населения. В Чехословакии в 1969 г. 13% населения, занятого в сельском хозяйстве постоянно (без МТС), являлось крестьянами-единоличниками, 63,4% - членами кооперативов и 23,6% - сельскохозяйственными рабочими государственных имений53 . Однако общей тенденцией на этом этапе в странах региона оставалось увеличение удельного веса кооперированного крестьянства среди сельского населения. Но по мере увеличения в сельском хозяйстве удельного веса государственных хозяйств, аграрно-промышленных комбинатов доля этой группы имеет тенденцию к сокращению. В новом социально однородном классе кооперированных крестьян интегрированы все социальные прослойки прежнего крестьянства: полупролетарские слои, мелкое и среднее крестьянство и в некоторой степени его зажиточные слои. Например, в Венгрии в 1961 г. из общего числа членов кооперативов 14,4% были в прошлом безземельными рабочими, 79,4% - мелкими средними крестьянами, имевшими до 15 хольдов, 4,7% - зажиточными крестьянами, имевшими свыше 15 хольдов, и 1,5% - выходцами из других категорий населения54 .


52 СЕ СЭВ. 1974, стр. 401 - 404; "Статистический ежегодник СФРЮ". Белград. 1972, стр. 79.

53 E. Traistaru. Mobilitatea socioprofesionala populatiei active. Grajova. 1975, p. 47; "Statisticka rocenka CSSR, 1972", s. 306.

54 К. И. Микульский. Указ. соч., стр. 209 - 210.

стр. 62


Устанавливающиеся в коллективном хозяйстве социалистические производственные отношения в корне меняют положение крестьян по отношению к средствам производства, которые становятся в кооперативе одной из форм общественной собственности. Радикальным образом меняется и роль крестьян в системе общественного труда. Главным источником доли общественного богатства, получаемой членом кооператива, является труд в общественном хозяйстве. В этих условиях союз рабочего класса и крестьянства приобрел качественно новый характер, социалистическая ориентация крестьян повысила политическую стабильность общества. Изменение отношения крестьянства к средствам производства, повышение общего уровня его материальной и духовной жизни, расширение его участия в политической жизни страны, формирование его социалистической идеологии - все это является свидетельством глубокого изменения положения и роли крестьянства в социально-экономической и политической жизни социалистических стран, а равным образом и свидетельством начала важного процесса стирания существенных различий между кооперативным крестьянством и рабочим классом, порожденных предшествующей формацией.

Определенное значение в сохранении некоторых классовых различий между рабочим классом и кооперативным крестьянством как на этапе строительства основ социализма, так затем и развитого социализма имеет специфика труда в промышленности и в сельском хозяйстве. В промышленности рост механизации и автоматизации труда рабочего, как правило, обгоняет аналогичные процессы в сельском хозяйстве. Например, в Чехословакии в 1965 г. доля ручного труда в сельском хозяйстве составляла 90,3%, а механизированного - всего 9,7%, тогда как в химической промышленности на долю первого приходилось 23,6%, а второго - 73%. В болгарском кооперированном крестьянстве (37,2% населения) работники умственного труда составляли в 1965 г. 2,1%, механизаторы - 3,5%, работники физического (ручного) труда - 82,5% (остальные - это лица несельскохозяйственного труда, обслуживающий персонал и работающие в личном хозяйстве)55 . Эти данные свидетельствуют о том, что и после построения основ социализма в сельском хозяйстве многих зарубежных социалистических государств Европы преобладал ручной труд, хотя энерговооруженность сельского хозяйства в Болгарии возросла с 1952 по 1965 г. более чем в 3 раза. Однако фондовооруженность в сельском хозяйстве была там все еще в 2,8 раза меньше, чем в промышленности56 .

В Югославии и Польше, где производственное кооперирование деревни находится в начальной стадии, продолжает развиваться, хотя и в ослабленной форме, дифференциация крестьянства. Она связана с дроблением крестьянских наделов. В этом отношении характерна Югославия. Здесь число карликовых хозяйств с наделами до 2 га возросло с 977 тыс. в 1949 г. до 1027 тыс. в 1969 году. Такой надел недостаточен для ведения хозяйства, и его владельцы ищут дополнительного заработка. В то же время группа крупных крестьянских хозяйств (от 20 до 50 га земли), хотя и сократилась за это время приблизительно на 21%, насчитывала, однако, в 1969 г. 278 тыс. хозяйств. Широко используя технику (60% тракторного парка) и наемную рабочую силу (в 1972 г. - около 70 тыс. рабочих), эти хозяйства играют существенную экономическую роль57 .

Специфично развитие польской деревни. Социалистический сектор представлен здесь государственными хозяйствами - госхозами - и ко-


55 "Резултати от преброяване на населението на 1.XII.1965". Т. I, ч. 1, стр. 353 - 405; "Socialni struktura CSSR a jeji vyvoj v 60. letech", s. 61.

56 "Мировая социалистическая система хозяйства". Т. 4, стр. 47; "Работническата класа в етапа "а изграждане на развитого социалистическо общество", стр. 102.

57 "Vjesnik", Zagreb, 19.XII.1972.

стр. 63


оперативами. В 1975 г. на его долю приходилось 27,4%, на долю индивидуального сектора - 72,6% земельной площади. Их удельный вес в товарной продукции составлял соответственно 24,1% и 75,9%. Общее число занятых в госхозах в 1970 г. достигало 386 тыс. человек. Мелкое крестьянское производство ведут 3,2 млн. единоличных хозяйств. Из них в 1974 г. 11,2%, имеющих более 10 га, владели 34,2% сельскохозяйственных угодий, а 65,5%, имеющих до 5 га, - 27,7% земли58 . Большую роль в развитии кооперативного движения в Польше играют сельскохозяйственные кружки, являющиеся в настоящее время наиболее распространенной формой приобщения крестьянства к коллективным методам хозяйствования.

Процесс формирования новой социальной структуры общества охватил в странах региона также ремесленников, кустарей и мелких торговцев. Их приобщение к социалистическим производственным отношениям осуществлялось путем кооперирования или добровольного перехода в состав рабочих и служащих, нередко в той же сфере торговли или соответствующих отраслях промышленности. Однако определенное число некооперированных ремесленников, как и крестьян-единоличников, практически во всех изучаемых странах, хотя и в разной мере, сохраняется вплоть до сегодняшнего дня. Удельный вес этих двух прослоек составлял в Венгрии (1970 г.) 2,8%, в ГДР (1971 г.) - 3,7%, в Польше (1974 г.) - 23,6%, в Румынии (1973 г.) - 4,2% и в Чехословакии (1977 г.) - 0,8%59 . В Югославии в 70-е годы индивидуальным сельским хозяйством было занято 36,4% населения, ремеслом - 1,8%60 . Существование мелкобуржуазных прослоек является одной из причин наличия в зарубежных социалистических странах партий, выражающих специфические интересы непролетарских слоев населения и имеющих своих представителей в органах законодательной и исполнительной власти всех ступеней.

О значительности и масштабах изменений, происшедших с мелкой буржуазией в странах региона, завершивших кооперирование сельского хозяйства в годы строительства основ социализма, свидетельствует пример Чехословакии. Здесь из более чем 4 млн. представителей мелкой буржуазии и членов их семей, имевшихся в 1946 - 1947 гг., к 1961 г. осталось собственниками средств производства только около полумиллиона, а в 1969 г. - всего 380 тыс., главным образом мелких крестьян в горных районах61 . Остальные влились в ряды рабочих и другие социальные слои. Это один из примеров интенсивных социальных сдвигов, характерных, собственно, для всех слоев населения социалистических стран. В основе этих перемен лежит ускорение социально- экономического развития. Они свидетельствовали об устранении каких-либо социальных перегородок для перехода из одной социальной группы в другую, как и о все большем стирании социальных различий между классами и слоями общества.

На этапе строительства основ социализма пока еще сохраняются существенные различия между физическим и умственным трудом. Именно этим обусловлено выделение интеллигенции в особую социальную прослойку. Ее общественное положение в социалистическом обществе коренным образом меняется. Вместе с рабочим классом и крестьянством она активно участвует в решении вопросов государственного управления, хозяйственного и культурного строительства. Бурное развитие общественного производства, образования и общей культуры ведет


58 "Rocznik statistyczny 1976", Warszawa, 1976, s. 55, 227; "Maly rocznik statistyczny 1976", Warszawa, 1976, s. 156.

59 СЕ СЭВ. 1978, стр. 15; E. Traistaru. Op. cit., p. 47.

60 "Materijalni a drustveni rozvoj SFR Jugoslavije 1947 - 1972". Beograd. 1973, s. 84, 112.

61 "Socialni struktura CSSR a jeji vyvnj v 60. letech", s. 33.

стр. 64


к повышению общественной роли интеллигенции, увеличению ее численности, удельного веса в составе населения, усилению дифференцированности ее рядов.

Эти процессы в разных странах имели свою специфику. В Чехословакии и ГДР, где доля интеллигенции была значительной еще до революции, ее увеличение не было столь заметным, как в других социалистических странах. В Болгарии доля интеллигенции (включая служащих) выросла с 6,38% в 1948 г. до 24,09% в 1972 г.; в Румынии с 8,7% всех работающих в 1956 г. до 22% в 1969 году. В Польше работники умственного труда в 1966 г. составляли 33% общей численности всех занятых в народном хозяйстве (без индивидуальных крестьянских хозяйств)62 . В новых общественных условиях существенная часть представителей интеллигенции по своему происхождению связана с рабочим классом и крестьянством. Так, 45% служащих инженерно- технического профиля в Чехословакии - выходцы из среды рабочих63 .

Характерными являются изменения в структуре интеллигенции. В 1960 г. доля специалистов с высшим и средним образованием, занятых в сфере материального производства, повысилась в Болгарии до 45% их общего числа, а в 1971 г. - даже до 56,5%, в то время как доля лиц так называемых "просветительских" профессий снизилась до 20,5%. В Польше доля работников умственного труда, занятых в промышленности, повысилась с 16% их общего числа в 1931 г. до 27,3% в конце 60-х годов, в то время как доля занятых в органах правосудия и гражданской администрации за это же время снизилась с 25,9% до 9,1%. В Румынии в 1970 г. в промышленности было занято 36,9% интеллигенции, а численность административных кадров из числа интеллигенции сократилась в 1966 г. по сравнению с 1950 г. на 40%64 . В результате развития системы высшего образования и других форм подготовки кадров высшей квалификации (в том числе большой помощи в этом деле со стороны СССР) во всех зарубежных социалистических странах Европы сложилась практически новая, социалистическая интеллигенция. Характерной чертой ее являются тесные социальные связи с рабочим классом и кооперированным крестьянством, базирующиеся и развивающиеся на основе общей заинтересованности в победе социализма, сходстве материальных и духовных интересов, общности идеологии.

Большинство стран Центральной и Юго-Восточной Европы в начале 60-х годов построили основы социализма и вступили в этап строительства зрелого социалистического общества. Решения съездов братских партий, определивших в конце 60-х и начале 70-х годов основные направления строительства развитого социализма, предусматривали дальнейшее развитие социально- классовой структуры путем сближения и укрепления единства классов и социальных слоев общества, совершенствование его политической организации, углубление демократизма, формирование социалистической личности и социалистического образа жизни. Новый этап социалистического строительства развертывается в атмосфере углубляющейся международной социалистической интеграции, которая создает благоприятные условия для ускоренного экономического, социального и духовного развития народов стран социалистического содружества.

Дальнейший быстрый рост производительных сил на этапе строительства развитого социалистического общества сопровождался новыми


62 В. Веселовский. Структурное изменение в современном социализме. "Вопросы философии", 1969, N 2, стр. 55; "Structura sociala Romaniei socialiste", p. 79.

63 "Socialni structura CSSR a jeji vyvoj v 60. letech", s. 46.

64 В. Веселовский. Указ. соч., стр. 49, 57; "Structura sociala Romaniei socialiste", pp. 81 - 82.

стр. 65


сдвигами как в области экономики, так и социально-классовой структуры общества. Для социальных сдвигов существенное значение имеет дальнейшее развитие в первую очередь промышленного производства, которое ведет к увеличению общей численности и удельного веса рабочих и служащих, в особенности численности промышленных рабочих, к новому перераспределению трудовых ресурсов в пользу промышленности. Объем ее валовой продукции составлял в 1977 г. от уровня 1960 г.: в Болгарии - 513%, в Венгрии - 295%, в ГДР - 275%, в Польше - 430%, в Румынии - 770%, в Чехословакии - 275%65 . Численность рабочих и служащих в народном хозяйстве составила в 1977 г. в Болгарии - 218% от уровня 1960 г., в Венгрии - 137%, в ГДР - 118%, в Польше - 169%, в Румынии - 207%, в Чехословакии - 135%66 . Значительно увеличился удельный вес рабочих и служащих в общем составе населения. В таких государствах, как НРБ, ГДР и ЧССР, он достиг в 70-е годы более 80%, причем доля рабочего класса среди занятого населения составляла: в НРБ (1971 г.) - 53,2%, в Чехословакии (1970 г.) - 60,5% 67 , в Венгрии (1975 г.) - 58%68 . Существует значительная разница в источниках пополнения рабочего класса по отдельным странам, предопределяющего изменение его удельного веса. В то время как в ГДР, Венгрии и Чехословакии рост его численности происходит главным образом за счет естественного воспроизводства городского населения, в Болгарии, Польше и Румынии продолжается довольно значительный приток сельского населения в промышленность, как и в другие несельскохозяйственные отрасли.

Все движение хозяйственной жизни и целенаправленная политика коммунистических и рабочих партий продолжают оказывать решающее воздействие на социальные процессы в странах региона, в первую очередь в плане формирования социальной однородности населения. Наблюдается процесс сближения рабочего класса, трудового крестьянства и интеллигенции в сферах как производительной деятельности, так и духовной жизни, быта и т. п. Социалистические производственные отношения создали благоприятные предпосылки для проявления в полной мере творческой стороны труда рабочего и крестьянина. Труд рабочих все более сближается с трудом инженеров и техников, а труд крестьянина с трудом техника и агронома, усиливается, становясь нередко преобладающей, его творческая сторона.

Быстрый рост национального дохода во всех социалистических странах и социалистический принцип распределения материальных благ способствуют выравниванию условий материальной жизни всех классов и социальных слоев социалистического общества. Все это приводит к стиранию различий в образе жизни, а также к сближению этих основных классов и социальных групп населения. В этом проявляется одна из сторон сложного процесса движения социалистического общества к социальной однородности. На такой основе во всех странах социалистического содружества в настоящее время развиваются и укрепляются социальные связи рабочего класса с его главным союзником - кооперированным крестьянством, а также с социалистической интеллигенцией, упрочивается их политическое и идейное единство, причем носителем этого общественного прогресса, его движущей силой является рабочий класс. Это сближение классов и слоев социалистического общества нельзя воспринимать как механическое смешение отдельных слоев трудящихся, как тенденцию к их абсолютному социальному равен-


65 СЕ СЭВ. 1978, стр. 19 - 26.

66 Там же.

67 Н. Попов, А. Милошевски. Социално-икономическите изменения в НРБългария през периода 1944 - 1974. София. 1974, стр. 213.

68 "30 лет чехословацкой экономики и общего развития ЧССР". Прага. 1975, стр. 2; "Рабочий класс и строительство социализма", стр. 109.

стр. 66


ству. Это прежде всего процесс идейно-политического сближения крестьянства и интеллигенции с рабочим классом, протекающий параллельно с интенсивным внутренним развитием всех классов и слоев социалистического общества. При этом социальная структура развитого социалистического общества определяется теперь общественными отношениями, не оставшимися от капитализма, а вновь сформированными при социализме.

Что касается рабочего класса, то наряду с отмеченным выше увеличением его численности и удельного веса среди населения научно-технический прогресс ведет к усилению его общей концентрации и сосредоточению наиболее квалифицированной части в отраслях, развивающихся под воздействием этого прогресса или же появившихся в результате его. В 70-е годы в странах СЭВ около 50% рабочих было занято на предприятиях, имеющих более 1 тыс. человек всех работающих69 ., Типичный для рассматриваемых стран более интенсивный рост числа рабочих в важнейших для обеспечения технического прогресса отраслях можно проиллюстрировать на примере Румынии. Если за период с 1960 по 1972 г. число промышленных рабочих увеличилось здесь в 3,3 раза, то в электро- и теплоэнергетической отраслях оно выросло в 6 раз, в машиностроении и металлообработке - более чем в 4 раза, в химии - более чем в 8 раз, в цветной металлургии (включая добычу руды) - приблизительно в 5 раз70 .

Расширение отраслей, непосредственно связанных с развитием научно- технического прогресса, ведет к сосредоточению в них наиболее квалифицированной части рабочего класса. Это требует все более высокой профессиональной подготовки, результатом чего является и общее повышение удельного веса высококвалифицированной рабочей силы. Удельный вес высококвалифицированных рабочих в промышленности ГДР только с 1962 г. по 1972 г. возрос с 44% до 52,5%, в то время как доля рабочих средней квалификации снизилась с 42% до 37,9%, а неквалифицированных - с 14% до 9,6%71 . За 20 лет, начиная с середины 50-х годов, число квалифицированных рабочих в Болгарии увеличилось в 4 раза, в Венгрии и ГДР - в 2 раза при уменьшении доли малоквалифицированных и подсобных рабочих. Резко повысился и уровень образованности трудящихся. В Венгрии доля окончивших 8 классов среди рабочих составляла в 1973 г. 56%, в Польше за 1965 - 1975 гг. число рабочих с 8-летним образованием удвоилось72 .

Качественное изменение рабочего класса проявилось и в значительно возросшей его оснащенности новейшей техникой. Так, в Чехословакии с 1945 г. по 1975 г. оснащенность промышленных рабочих техникой, машинами и оборудованием возросла в 4 раза (в области сельского хозяйства - в 10 раз)73 . Однако, несмотря на развитие механизации и автоматизации труда, еще относительно длительное время будет сохраняться потребность и в физическом малоквалифицированном или неквалифицированном труде, не говоря уже о высокой доле ручного труда у рабочих, занятых на машинах, монтажных, ремонтных и т. п. работах. Так, каждый третий рабочий в ГДР все еще занят ручным трудом74 .

Творческий умственный труд в промышленности социалистических стран характерен в первую очередь для представителей интеллигенции. В этом лежит объективно обусловленная предпосылка выделения и собственного развития этого социального слоя, необходимого для нормального функционирования социалистического общества и его дальнейшего


69 Г. Штельтнер, Х. Пурганд, К. Штефан. Указ. соч., стр. 126.

70 Там же, стр. 127.

71 Там же, стр. 145, 147.

72 Там же, стр. 140; "Tarsadalomfudomanyi Kozlemenyek", 1977/1, 47 - 55. old.

73 "30 лет чехословацкой экономики и общего развития ЧССР", стр. 6.

74 Г. Штельтнер, Х. Пурганд, К. Штефан. Указ. соч., стр. 147.

стр. 67


развития. В. И. Ленин отмечал, что интеллигенция "останется особой прослойкой впредь до достижения самой высокой ступени развития коммунистического общества"75 . Социалистическая интеллигенция во всех странах региона представляет наиболее быстро растущую группу. В ее ряды все в большей степени вливаются представители рабочего класса и крестьянства. Это один из путей сближения интеллигенции с рабочим классом, которое по-прежнему идет в первую очередь по линии совместной трудовой деятельности в крупных производственных коллективах.

Следовательно, в социалистическом обществе все еще остаются существенные различия между классами и слоями по культурному уровню и техническим знаниям, содержанию и характеру труда, размерам зарплаты и в целом по образу жизни. Не замечать этих различий - значит не понимать, какой сложный и длительный процесс предстоит еще пройти этому обществу по пути преодоления различий между рабочим классом, крестьянством и интеллигенцией.

Важнейшей чертой социальных процессов в развитом социалистическом обществе является дальнейшее укрепление союза рабочего класса с крестьянством, что имеет особо важное значение, так как степень сближения этих двух классов является главным показателем и формой достижения социальной однородности общества. Решающее значение имеют при этом сближение форм собственности, расширение материально-технической базы сельского хозяйства, внедрение в него индустриальных методов, повышение образования и культуры крестьянства. Все это осуществляется благодаря материальной и духовной помощи крестьянству со стороны рабочего класса.

Все большее распространение промышленных методов ведения сельского хозяйства и связанной с этим специализации, концентрации и кооперирования, особенно в межпроизводственных предприятиях, не только ведет к вытеснению или облегчению физического труда. Неизбежным следствием этих процессов являются изменения в организации и формах труда, появление или рост квалифицированных кадров сельского хозяйства, дальнейшее изменение всего уклада жизни в деревне. Изменение характера труда и развитие кооперированного крестьянства в качестве социалистического класса, происходящие под руководством рабочего класса, приведут в конечном итоге к ликвидации социальных и культурных различий между городом и деревней.

Параллельно с этими процессами, происходящими внутри классов и социальных групп, продолжают развертываться и углубляться явления интернационализации, в первую очередь рабочего класса, а также крестьянства и интеллигенции стран социалистического содружества, охватывающие как их внешние связи, так и формирование самосознания. В процессе социалистической экономической интеграции все больше преодолевается национально-государственная обособленность классов и социальных слоев отдельных стран, сближаются их характерные черты, внутренняя структура, процессы развития сознательности и культуры на базе общего сближения и выравнивания уровней развития стран социалистического содружества.

Процесс интернационализации сопровождается и обусловливается широким развитием производственных связей и разнообразных контактов между коллективами предприятий. Одна из сторон этого процесса заключается в формировании интернационалистического сознания трудящихся, характерной чертой которого является глубокое понимание ими значения международной солидарности, ответственности за судьбы социализма, жизненной необходимости прочного единства и нерушимого союза народов социалистических стран. Особое место в процессе интернационализации занимают международный обмен опытом работы,


75 В. И. Ленин. ПСС. Т. 44, стр. 351.

стр. 68


строительство совместных объектов, сотрудничество представителей инженерно-технической интеллигенции и рабочих в разработке проектов крупных сооружений и машин. Интернационализация классов является важнейшей стороной общего процесса сближения народов социалистических стран.

Рабочий класс реализует все эти процессы интернационализации при социализме на основе принципов пролетарского интернационализма. В то же время на рабочий класс, его структуру, уровень квалификации, на образ мышления и поведения влияют явления все более усиливающегося международного разделения труда, концентрации, специализации и кооперации производства между социалистическими странами.

Таким образом, в период перехода от капитализма к социализму во взаимосвязи с созданием материально-технической базы нового общества и его политическим развитием в зарубежных социалистических странах Европы проходил сложный процесс коренного преобразования социально-классовой структуры населения. Главным результатом этого процесса явились устранение эксплуататорских классов, коренное изменение положения рабочего класса, крестьянства и интеллигенции в общественном производстве и политической системе, складывание принципиально новых социальных связей рабочего класса, крестьянства, интеллигенции. Возникла социально-классовая структура нового типа, что, как отмечал секретарь ЦК БКП А. Лилов, "является главным достижением реального социализма и вместе с тем основным фактором и мощным ускорителем его всестороннего социального прогресса"76 .

В связи с этим возникает вопрос об основном содержании и движущих силах истории общества на этапе развитого социализма, когда классовая борьба перестает действовать как основной движущий фактор исторического развития общества и в качестве такового выдвигаются другие явления социально- экономической и политической жизни. Среди них определяющее положение в истории общества получают прогрессивные изменения в социально- экономических связях и отношениях людей, и процесс исторического развития можно рассматривать как историю изменений в социально-классовой структуре, как диалектический процесс сближения классов и их внутреннего развития. Такая трактовка исторического процесса дает возможность по-новому взглянуть на многие общественные явления, наблюдаемые теперь в социалистических странах, включая процессы совершенствования социальных отношений, происходящие во взаимосвязи с ростом общественного производства, совершенствованием структуры народного хозяйства и являющиеся закономерным развитием социально-экономических и политических результатов общественного прогресса, достигнутых в ходе народно- демократических и социалистических революций и строительства социализма.


76 А. Лилов. Реальный социализм - конкретно-истерическая материализация научного социализма. "Проблемы мира и социализма", 1979, N 4, стр. 38.

Orphus

© library.md

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.md/m/articles/view/ПРЕОБРАЗОВАНИЕ-СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВОЙ-СТРУКТУРЫ-В-СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ-СТРАНАХ-ЕВРОПЫ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Moldova OnlineКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.md/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

А. И. НЕДОРЕЗОВ, ПРЕОБРАЗОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВОЙ СТРУКТУРЫ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ // Кишинёв: Библиотека Молдовы (LIBRARY.MD). Дата обновления: 14.02.2018. URL: http://library.md/m/articles/view/ПРЕОБРАЗОВАНИЕ-СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВОЙ-СТРУКТУРЫ-В-СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ-СТРАНАХ-ЕВРОПЫ (дата обращения: 23.05.2018).

Автор(ы) публикации - А. И. НЕДОРЕЗОВ:

А. И. НЕДОРЕЗОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Moldova Online
Кишинев, Молдова
71 просмотров рейтинг
14.02.2018 (98 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
Историческая наука за рубежом. КОРОТКО о КНИГАХ
Каталог: Книговедение 
6 дней(я) назад · от Moldova Online
КОНФЕРЕНЦИЯ О БОРЬБЕ СССР ЗА МИР И БЕЗОПАСНОСТЬ НАРОДОВ
Каталог: История 
6 дней(я) назад · от Moldova Online
Г. М. КОРОСТЕЛЕВ, В. С. КРАЕВ. БУРЖУАЗНЫЕ КОНЦЕПЦИИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ. КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Каталог: Политология 
6 дней(я) назад · от Moldova Online
СИМПОЗИУМ ПО ИСТОРИИ СИБИРСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ССЫЛКИ
Каталог: История 
6 дней(я) назад · от Moldova Online
Рецензии. А. Т. РОМАН. УЧАСТИЕ ТРУДЯЩИХСЯ МОЛДАВСКОЙ АССР В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТОВ (1924 - 1940)
Каталог: Экономика 
6 дней(я) назад · от Moldova Online
Рецензии. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ РУССКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО ДВИЖЕНИЯ И ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ
Каталог: История 
6 дней(я) назад · от Moldova Online
Историческая наука в СССР. Рецензии. УКРЕПЛЕНИЕ БРАТСКОЙ ДРУЖБЫ И СОТРУДНИЧЕСТВА СТРАН СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СОДРУЖЕСТВА
Каталог: История 
6 дней(я) назад · от Moldova Online
О СОВРЕМЕННОЙ БУРЖУАЗНОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ДЕМОГРАФИИ
Каталог: История 
70 дней(я) назад · от Moldova Online
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА И "НОВЫЕ МЕТОДИКИ"
Каталог: История 
70 дней(я) назад · от Moldova Online
ОРГАНИЗАЦИИ ПРОЛЕТАРСКОЙ КУЛЬТУРЫ 1920-х ГОДОВ И КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ
Каталог: Культурология 
70 дней(я) назад · от Moldova Online

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПРЕОБРАЗОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВОЙ СТРУКТУРЫ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Библиотеке

Молдавская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.MD - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK