LIBRARY.MD - цифровая библиотека Молдовы, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: MD-283
Автор(ы) публикации: Ф. ГРЕКУЛ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

В советской русской и молдавской исторической литературе пока нет труда, который познакомил бы читателя с историей Молдавии с древнейших времён до наших дней, с историческими судьбами молдавского народа, веками боровшегося против местных угнетателей и иноземных поработителей. Нет по истории Молдавии и отдельных монографических исследований, посвященных молдавскому городу вообще и, в частности, городу второй половины XV века. Румынская буржуазно-националистическая историография, рассматривавшая Бессарабию как колонию Румынии, не ставила перед собой задачи изложения подлинной истории молдавского народа. Вопроса о молдавских городах только мимоходом касались такие авторы, как молдавский господарь и историк Д. Кантемир, русский архидиакон. П. Алепский, русский археограф конца XVIII и начала XIX в. Н. Бантыш-Каменский и другие представители дворянско-буржуазной историографии. Румынские историки Н. Йорга, И. Урсу, И. Фи-

стр. 119

литти и К. Журеску, затрагивавшие вопрос о городах дунайских княжеств Валахии и Молдавии, принадлежали к буржуазно-националистическому, реакционному направлению в науке. Ими были выдвинуты различные "теории" об "отсталости" молдавского народа, о том, что в Молдавии вплоть до XIX в. отсутствовала торговля хлебом, отсутствовали и города.

Учитывая особую важность и актуальность этого вопроса, мы решили дать хотя бы краткий очерк истории молдавского города второй половины XV в. и тем самым опровергнуть лживые утверждения румынских буржуазных историков.

Восстановление государственного единства Молдавии в XV в., которому было положено прочное начало ещё при господаре Александре Добром (1400 - 1432), было связано прежде всего с глубокими экономическими сдвигами. Страна начала возрождаться из пепла и руин после татарского нашествия.

Успешно стало развиваться сельское хозяйство. Производительность труда в феодальном хозяйстве значительно возросла, что свидетельствовало также об увеличении спроса на сельскохозяйственные продукты, расширение внутреннего рынка в свою очередь способствовало подъёму феодального хозяйства страны в целом. Благоприятная внутренняя и внешняя обстановка в Молдавии во второй половине XV в. толкала феодалов на реорганизацию хозяйства для поднятия его производительности и увеличения доходности. Расширение собственной запашки феодала и перевод ленно-зависимых крестьян на индивидуальное землепользование и частично на денежную ренту были хозяйственными мероприятиями, связанными с ростом рыночных отношений и способствовавшими со своей стороны развитию городов. Но самое главное - что рост производительности труда и успехи в земледелии вызвали не только общий экономический подъём в стране, но значительно усилили отделение ремесла от земледелия, развитие отдельных отраслей ремесленного производства. Всё новые и новые города становились экономическими центрами, распространявшими своё влияние на значительную территорию. Создавались новые территориально-административно-хозяйственные области, называвшиеся державами, волостями.

Города ещё продолжали быть связанными с господарскими и феодальными имениями в районе городской округи.

Но основную массу городских жителей составляли мелкие купцы, ремесленники, беднота, кормившаяся случайной работой. Все эти категории городского населения были вынуждены покупать хлеб и другие продукты. Поэтому в город шли со своими продуктами сельского хозяйства все, кому нужны были деньги: и боярин, и дворянин-землевладелец, и монастырские власти, и отчасти крестьяне городской округи. Так ближайшие к городу деревни постепенно втягивались в орбиту товарообмена. Каждый город (град, место) состоял из двух частей: собственно крепости, окружённой стенами, или кремля и посада (suburbium), где жили ремесленники, купцы, тортовые люди. Население сёл, окружавших город, обязано было ходить на строительство города-посада, а также поддерживать в порядке городские укрепления, копать рвы, строить дороги, возводить стены.

Развивались города в собственном смысле слова, города как торгово-ремесленные центры с непрерывно действующим внутренним рынком.

Класс феодального общества Молдавии - крестьянство - в условиях роста производительности труда в сельском хозяйстве неизбежно должен был переживать процесс дальнейшего углубления общественного разделения труда и распадаться на два сословия: на сельское крестьянство и на горожан-ремесленников. Некоторые крепостные крестьяне бежали в город, спасаясь от тяжёлого феодального социально-экономического гнёта.

Итак, рост производительности труда, вызвавший общественное разделение труда между городом и деревней, и расслоение крестьянства явились толчком к дальнейшему развитию города, как торгово-ремесленного центра, к развитию городского сословия.

Немаловажную роль в развитии молдавских городов сыграло наличие в стране большого количества сельскохозяйственных продуктов, сырья, а также баснословная дешевизна их, которая рано начала привлекать к себе внимание иностранных купцов, смотревших на Молдавию как на сырьевую базу и рынок сбыта своих промышленных изделий. В росте городов были заинтересованы и господари Александр Добрый и Стефан Великий, которые заботились о развитии экономики страны, в частности о процветании торговли, тем более что сами они имели больший доход от торговых пошлин, что позволяло им занять более самостоятельное положение по отношению к феодальной знати. Кроме того для укрепления господарской власти в волостях строились города - "грады", которые одновременно служили крепостями и убежищами от нашествия неприятеля, а также административно-политическими центрами, позволявшими феодальной знати держать в полном повиновении зависимое от неё сельское несвободное население. Таким образом, функции города были разнообразны: город - это, во-первых, крепость, кремль, во-вторых, - это центр торговли и ремесла и, в-третьих, - это административно-хозяйственный и политический центр, к которому стягивались все нити управления прилегающей к городу округи.

Росту молдавских городов, кроме вышеизложенных основных причин, способствовало также удобное географическое местоположение Молдавского княжества на торговых путях. В частности, после нашествия татар вместо пришедшего в упадок старого торгового пути Львов - Киев - Перекоп начинает приобретать значение новый международный путь, шедший через Молдавию: Львов - Черновицы - Сучава - Яссы - Белгород. Этот путь играл большую роль в экономическом развитии

стр. 120

молдавских городов и всей страны. Города возникали в зависимости от количества и качества сырья в данной городской округе, т. е. от того, что производили прилегающие к городу сёла, от расположения местности, удобства её для торговли.

Не следует ни преувеличивать, ни приуменьшать значение города изучаемого периода. В этом городе ещё имелось крупное и мелкое феодальное землевладение, господарское, боярское, дворянское и монастырское, представленное городскими вотчинами, дворами и слободками феодалов-землевладельцев. Городские жители занимались ремёслами и торговлей, но не порывали связи и с сельским хозяйством. Они занимались также скотоводством, огородничеством, садоводством, виноградарством и частично землепашеством.

Начиная со второй половины XV века можно говорить о значительном оживлении городской жизни и оформлении городского сословия и городского строя.

Молдавские города развились на основе городов славянских, о чём свидетельствует самое их название, как, например, Белгород, Черн, Ясьский торг, Романов торг на Пруте, Немеч на Молдове, Баня и другие. По своему этническому составу город этого времени, особенно в Северной и Южной Молдавии, был славянским.

Ко второй половине XV в. на территории Молдавского княжества можно насчитать до тридцати городов, причем их численность неуклонно растёт до тех пор, пока этот процесс не прерывается турецким нашествием.

Ранние феодальные города не всегда возникали на водных и сухопутных торговых путях. Такое размещение характерно для более позднего времени, когда города приспосабливаются к географическим условиям, к качеству и количеству местного сырья и т. д. В начале XV в. города были почти равномерно рассеяны по всей территории страны. Меньше всего их насчитывалось в треугольнике между реками Прут и Днестр, т. е. на территории современной Бессарабии. Здесь мы находим всего шесть городов: древнеславянские города Белгород (Аккерман), Килия, Сороки, а также Тигинь (Бендеры), Дргеев и Лапушна.

Названные пункты отделяла друг от друга обширная территория, на которой отсутствовали поселения городского типа или грады-крепости. Однако значение этих шести городов, и особенно Килии, Белгорода и Бендер, огромно.

Раннефеодальные города были сосредоточены в основном на северо-западной и южной границах Молдавии. Густой вал городов-крепостей не случайно опоясывал Молдавию именно с этих сторон. Это объяснялось взаимоотношениями Молдавии с соседями: Валахией, Венгрией, Польшей и Турцией. Расположенные здесь города служили прекрасными бастионами против неприятельских вторжений, а также надёжной зашитой для населения.

С той стороны, где для Молдавии не было внешней угрозы, города-крепости почти отсутствовали. Рост городов как торгово-промышленных центров на этой территории выходил за рамки XV в., и они уже не имели военно-стратегического значения. Их роль совершенно иная.

Молдавские города во второй половине XV в. разделялись на два вида: города господарские и городские поселения на землях духовных и светских феодалов. Наибольшими правами пользовались города, непосредственно подчинённые господарю: Сучава, Яссы, Васлуй, Роман, Баков и другие. Они находились в привилегированном положении. Города же, возникшие на землях феодалов, располагали меньшими правами и в большей степени зависели от земельных собственников. Кроме того наряду с городами, расположенными на господарских и частновладельческих вотчинах, появились поселения полугородского, полусельского типа, так называемые местечки. Они возникали в результате развития товарного производства, поэтому не имели укреплённых стен и с внешней стороны были скорее похожи на деревню, чем на город с городскими строениями. Так, неподалёку от Днестра возникло местечко Резина, которое во второй половине XV в. являлось вотчиной-селом и принадлежало писарю Фёдору1 . Расположенный на торговом пути, этот пункт был быстро вовлечён в орбиту товарообмена и перерос рамки села, превратившись в местечко и начав выполнять функции города как центра товарообмена. Таким же путём возникли города-местечки Кишинёв2 Ботошаны3 и другие, ставшие со временем важными центрами товарообмена. Город Яссы (Ясьскый торг) также первоначально представлял собою деревню, принадлежавшую крупному феодалу из богатого рода Яшь4 , а затем вырос в прекрасный город.

В жестокой борьбе горожан, поддерживавшихся господарем, с владельцами городских поселений вотчинного типа феодальный частновладельческий город постепенно превращался в господарский. Господарская власть распространялась на всё большее количество городов, которые постепенно переходили в ведение господарского казначея. Ярким примером этому служит тот же город Яссы. Господарь овладел им, сделав его своей резиденцией, а затем Яссы стали столицей страны.

Познакомившись с основными причинами, вызвавшими строительство и рост городов и поселений городского типа, остановимся на географическом размещении молдавских городов второй половины XV века.

Среди городов, о которых говорят источники второй половины XV в., в первую очередь надо назвать город Сучаву5 , расположенный на р. Сучаве, правом притоке


1 Bogdan I. Documente le lui Stefan cel Mare. Vol. II, p. 70 - 72. Bucuresti. 1913. (В дальнейшем Documente.)

2 Там же, I, стр. 116.

3 Там же, II, стр. 215.

4 Iorga N. Istoria lui Stefan cel Mare, p. 14. Bucuresti, 1904.

5 Documente, I, p. 18.

стр. 121

р. Серет. Древний город был окружён каменными стенами и сторожевыми башнями. Ещё теперь, спустя более чем шестьсот лет, сохранились руины сучавского кремля, которые говорят о былом военно-стратегическом значении этого города и его укреплений.

Молдавская государственность складывалась в недрах славянских государств: Киевской и Галицкой Руси. От них были унаследованы характерные черты управления и организации города.

Из Сучавы, первоначальной столицы Молдавии, осуществлялось руководство всей страной. Сюда сходились все нити управления тридцатью городами, из которых около семнадцати были волостными центрами. Вокруг городских стен Сучавы так же, как и других городов, развивался город-посад-търг, или торг.

На правом берегу р. Прут, в Буковине, ещё в XIII в. был основан славянский город Черн (Черновицы)6 , ставший затем транзитным пунктом, местом сбора первой пошлины при входе в Молдавию.

На севере Бессарабии, на правом берегу Днестра, существовал древнейший русский город - крепость Хотин7 , первоначально известный не столько как торгово-промышленный центр, сколько как крепость-убежище для населения, а так же как бастион против, польских вторжений в Молдавию. Хотин, окружённый рвами и высокими стенами, числился, по выражению Д. Кантемира, среди "величайших" городов Молдавии8 .

На том же, правом берегу Днестра был основан русский город Сороки9 . Он был окружён четырёхугольной каменной стеной, естественными каменными валами и искусственными рвами, одной стороной он прилегал к Днестру, который служил хорошей естественной защитой для города. Через Сороки проходила торговая дорога с северо-запада на восток. Это обстоятельство способствовало его быстрому росту.

Ниже по Днестру, на его правом берегу, ещё с XIII в. существовала сильнейшая крепость - город Тигинь10 (Бендеры). И теперь ещё можно видеть остатки его каменных стен. От города Бендеры находилась в зависимости почти вся южная часть Бессарабии - Буджак. Татары и турки придавали большое военно-стратегическое значение Бендерам, а также ещё двум городам большой экономической, торговой и политической важности - Килки11 и Белгороду12 , впоследствии переименованному турками в Аккерман.

В районе бывшей городской округи Бендеры-Тирасполь и поныне сохранились названия двух слободок, которые плотно прилегали к городу Бендеры, как бы прижавшись к городской стене. Эти посадские слободки именуются: Закрепостная Слободка, т. е. слободка за крепостью, и Кирпичная Слободка. Обе они стали впоследствии составными частями города. Остатки городской стены - земляной вал и ров - можно видеть и в настоящее время, проезжая по дороге Тирасполь - Бендеры. Очень хорошо видны также городские ворота при входе в Бендеры со стороны Тирасполя.

У устья Дуная был расположен известный древний портовый город Килия, а вблизи устья Днестра - город Белгород, занимавшие значительное место в торговле с генуэзскими факториями северного Причерноморья. Килия и Белгород играли огромную роль в экономической и политической жизни Молдавского государства, не имея по своему значению равных среди остальных молдавских городов. С ними могла соперничать только Сучава, как столица государства, которая и в экономическом и в политическом отношениях стояла выше других городов. Килия и Белгород были действительными "воротами" княжеств.

На правом берегу р. Бырлад стояли два древних, в прошлом галицких, города: Текучь13 и Бырлад14 , - через которые проходила оживлённая торговая дорога на портовый город Галаць. А на р. Путна, на земле, находившейся в монастырском владении, вырос городок, носивший имя реки, - город Путна15 .

В этом же районе был основан город-крепость Крачуна16 . Небольшой городок Серет17 был расположен на правом берегу одноимённой реки. На р. Тротуш, на торговом пути в Семиградье (Трансильвания), появился город Тротуш18 . Вокруг него находились соляные промыслы, принадлежавшие господарю. Город начал быстро расти, к нему стекалось много людей, искавших пристанища. На правом берегу р. Быстрицы, при её впадении в р. Серет, находился город Баков19 , одна из резиденций молдавских господарей. А немного выше, на левом берегу той же реки, была основана крепость и город Пятра20 , что означает в переводе на русский язык город-Камень, так он первоначально и назывался.

У устья рек Молдавы и Серета, на правом берегу р. Молдавы, был расположен город Роман21 , или Новоград, хорошо укреплённый, с большим торгом-посадом, достроенный молдавским господарем Романом в 1394 году. При Александре Добром (в 1408 г.) на р. Баглуе, впадающей в р. Прут, на месте ранее существовавшей "деревушки" из нескольких дворов была положена основа будущему прекрасному,


6 Documente, II, p. 334.

7 Там же, II, стр. 274.

8 Кантемир Д. Историческое, географическое и политическое описание Молдавии, стр. 37. М. 1789.

9 Там же, II, стр. 425.

10 Там же, стр. 273.

11 Там же, II, стр. 96.

12 Там же.

13 Там же, стр. 63.

14 Там же, стр. 279.

15 Там же, I, стр. 150.

16 Iorga N. Указ. соч., стр. 131.

17 Documente, I, стр. 83.

18 Там же, II, стр. 274.

19 Там же, I, стр. 4.

20 Там же, стр. 5.

21 Там же, стр. 342.

стр. 122

живописному и богатому памятниками древней культуры Молдавии городу Яссы22 , ставшему резиденцией господарей, а затем и столицей Молдавии. На р. Лопушна, в районе современного города Кишинёва, был основан город Лапушна23 .

В междуречье Прут и Васлуй, напротив города Васлуй, расположился город Хушь24 , неукреплённый, открытый, как и другие населённые пункты, полугородского, полусельского типа. На р. Васлуй, у устья её притока, был основан хорошо защищенный с трёх сторон реками город Васлуй25 . Здесь 17 января 1475 г. произошло знаменитое сражение между турецкими и молдавскими войсками, отмеченное Марксом в "Хронологических выписках"26 . У истоков р. Баглуя, неподалёку от монастыря Побрата, существовал город Хырлов27 . В междуречье Быстрицы и Прута, недалеко от небольшого городка Бая28 (или, как он ещё именуется в источниках второй половины XV в., град Баня), был расположен город-крепость Немец29 , куда часто укрывались крупнейшие феодалы и господари. На р. Реуте (в Бессарабии) во второй половине XV в. стоял древнейший город Оргеев30 (Орыга), по-молдавски именуемый Орхей. Город был известен своим торгом, на который из разных стран съезжались купцы для покупки крупного рогатого скота, особенно знаменитых оргеевских волов. На правом берегу р. Серет ещё с конца XIII в. существовал город Аджуд31 . В междуречье Прута и Серета был основан известный город Дорохой32 . В источниках второй половины XV в. упоминается ещё город Долгополье33 (1411 г.), местечко Ботошаны34 , Кишинёв и другие.

В городах находились основные монастыри Молдавии, здесь зародилась письменность, возникли первые очаги культуры, получили своё развитие живопись и архитектура. В монастырях появились и первые молдавские летописи на славянском языке, дошедшие до наших дней как исторические памятники древней культуры молдавского народа. Монастыри Путна, Воронец и другие сохранили нам эти ценные источники. В Яссах было положено начало славянской школе, которая готовила учёных людей страны. Здесь же, в Яссах, на основе славянской школы позже выросла греко-латинская духовная академия.

В городах концентрировались государственные и общественные учреждения. На города опирался в своей политике Стефан Великий, группируя вокруг них свои вотчины. Города приносили доходы государству и, в частности, господарю.

Городские жители подобно сельскому населению не представляли собой однородной массы. Население молдавского города второй половины XV в. делилось на две основные группы: землевладельцев и городчан, или, как их именуют источники, месчан (от слова "мисто", место - город). К первой категории относятся люди не тяглые, пыркалабы - коменданты городов, наместники, дворники, воротники, городские старосты, городовая стража, духовенство, служилые люди и лица местной администрации. По своему экономическому и политическому положению в феодальном обществе, по своему отношению к средствам производства все названные разряды населения принадлежали к господствовавшему феодальному классу. Землевладельцы жили в своих собственных дворах и не платили господарю никакого оброка.

Городчане в большинстве случаев не владели землёй ни в самом городе, ни за его пределами. Основной источник их существования заключался не в земельной собственности, а в личном труде. Это ремесленники разных профессий, "чёрный" люд и другие. Часть городчан составляли люди тяглые, платившие оброк господарю, а если они сидели на землях феодалов, то и землевладельцам. К категории городчан можно отнести торговых людей, местных и иностранных купцов. Постепенно выкристаллизовывалась верхушка торгово-ремесленного населения городов, ставшая одним из привилегированных феодальных сословий средневековья. Указанный процесс социального расслоения торгово-ремесленного населения сопровождался жестокой классовой борьбой.

Источники второй половины XV в. чётко проводят грань между городом и деревней. С одной стороны, они говорят о селе35 , с другой стороны, в них фигурируют город36 , град37 , место38 , мисто39 , торг40 , замок41 . Такая же грань устанавливается между сельским и городским населением. С одной стороны, в источниках упоминаются резеши, "люди", межиаши, соседи и холопы. С другой стороны, встречаются "мешчане"42 , "месчане"43 , "мистичи"44 , "бюргеры"45 и т. д. Приведённые термины, которые всё чаще начинают появляться в источниках, целиком и полностью соответствуют по своему внутреннему содержанию западноевропейскому понятию "бюргер", "буржуа" в отличие от деревенского жителя.

Таким образом, при сохранении феодальных производственных отношений, не достигших ещё своего расцвета в условиях


22 Documente, I, p. 32.

23 Там же, II, стр. 273.

24 Там же, стр. 189.

25 Там же, I, стр. 88.

26 Архив Маркса и Энгельса. Т. VII, стр. 203.

27 Documente, I, стр. 150.

28 Там же, II, стр. 275.

29 Там же, стр. 274.

30 Там же, стр. 98.

31 Там же, стр. 274.

32 Там же.

33 Там же, I, стр. 91.

34 Там же, стр. 419.

35 Там же, I, стр. 95.

36 Там же, стр. 14.

37 Там же, стр. 95.

38 Там же, II, стр. 63.

39 Там же, стр. 276.

40 Там же, стр. 261.

41 Там же, стр. 413.

42 Там же, стр. 63.

43 Там же, стр. 154.

44 Там же, I. стр. 10.

45 Там же, II, стр. 272.

стр. 123

господства натурального хозяйства, в недрах феодального способа производства зарождаются ростки будущего капиталистического общества.

"Тоти истиннни шолтузове и паргарове (представители городской администрации. - Ф. Г. ) и оуси наши мешчане от места от Брълад и пак оуси оубогии люди от оусих сель що к тому месту прислухают (и що) по хотар (межа, граница. - Ф. Г. ) осажени соут"46 , - говорится в одном источнике, датированном 1495 годом. Здесь ясно различаются город и деревня, городское и сельское население. В тарханной грамоте от 12 апреля 1458 г. отмечается, что часть горожан-"мистич" состоит из тяглых людей, которые должны нести повинности и платить оброк в пользу господаря. "Тоты люди, - говорится в этом источнике, - ис тех сёл да не имают ни мыто от их тръговли платити, ни от рибу, ни от капуста. А також варе колико люди слухаютъ къ митрополию, да не имает их судити ни шолтузы (бургомистр, префект. - Ф. Г. ), ани пръгаре (члены городского совета. - Ф. Г. ) ни глоб (штраф. - Ф. Г. ) браги ис них, ни радци тръговских, ни за сваду (сору. - Ф. Г. ), ани мытници щоби им мыто не узяли; ни дан да не дадут, съ иними мистичи (горожанами. - Ф. Г. ) ни подводу, ни на млинох (мельниц. - Ф. Г. ) наших да не робят"47 .

Господарь Стефан Великий, издавая ту или иную грамоту или торговый привилегий для сельских и городских жителей, не смотрел на всё население как на однородную массу. Так, в торговом привилегии 1472 г. читаем: "шолтоузомъ и пръгарем и въсем орошаном (горожанам. - Ф. Г. ) и въсемъ купцемъ, от големии до малыи"48 .

В договоре, заключённом между Стефаном Великим и польским королём Альбрехтом, о духовных лицах и светских феодалах говорилось как о горожанах, поскольку они жили в городе. Однако они не порывали связи со своими вотчинами, в которых работало несвободное крестьянство.

"Мы Георгие архиепископь Сучавскыи и земли молдавской, Василие епископь Долнеи епискупии Романова тръга, Иоаникие епископь Радовскои епископии, Ион Тъоутул логофет (канцлер. - Ф. Г. ), Дума Влаикоулович паркалаб (комендант крепости. - Ф. Г. ), Болдор дворник. Хръман паркалаб, Щефоул пръкалаб, Дума Брудур паркалаб, Тоадер и Негрил старости хотинскии, Еремия и Драгоше паркалабове немецкии, Шандру пръкалаб новоградскии, Лоука Арбоуре соучавскии, Ион Грумаз староста черновскии, Иванко и Алекса пръкалаби орхенскии, Косте паркалаб сороцкии, Кълнъу спътар (меченосец. - Ф. Г. ) Исак вистерник (казначей. - Ф. Г. ), Думша постелник (камердинер. - Ф. Г. ), Могила чашник, Ион Фрунтеш столник, Петрика комис (конюший. - Ф. Г. )... с прядреченным велможным Ио Стефаном воеводою"49 . Таковы были те руководящие городские должности, которые занимали представители высшего духовенства и светские феодалы. Весь этот служебный и административный персонал относился к господствующему классу землевладельцев, к верхушке общества. Все они жили в городах и управляли оттуда своими вотчинами, держа в полном повиновении сельское население.

Таким образом, из приведённых источников видно, что городское население по своему социально-экономическому и политическому положению было довольно пёстрым. С одной стороны, мы встречаем в городах крупнейших светских и духовных феодалов, служилых людей, местную администрацию, с другой стороны, - городчан: купцов разных калибров, ремесленников, тяглых людей, которые тянут тягло и платят оброк и дань, "убогих людей", которые не порвали ещё связи со своим хозяйством или же продали свои крохотные участки и стали свободными от средств производства. Вся эта вторая категория городчан образует посадский люд и не относится к классу землевладельцев. Так шёл процесс классового расслоения в среде самого городского бюргерства на торгово-ремесленные верхи и низы - плебс.

По своему этническому составу жители города, как и страны в целом, не представляли единства. Основными жителями городов в XV в. были молдаване. Но кроме них в городах жили русские, украинцы, поляки, армяне, венгры, итальянцы, греки, цыгане, татары и другие. Первое место среди них занимали славяне, которые являлись древнейшими обитателями страны.

Число жителей отдельных городов в связи с общей неразработанностью истории молдавского города пока не установлено.

Города становились центрами местных рынков, между которыми под влиянием внутренней и внешней торговли стали устанавливаться известные экономические связи. Однако при господстве натурального хозяйства внутренний обмен был ещё незначительным. Он был связан с такими городскими центрами, как Сучава, Килия, Белгород, Васлуй, Роман, Баков, Оргеев. Города являлись и центрами внешней транзитной торговли, находившейся, главным образом, в руках иностранных купцов - поляков, итальянцев, армян и других. Внешняя торговля была оживлённой уже при Александре Добром, ещё более она увеличилась при Стефане Великом. Центром её являлся город Сучава, расположенный на перекрёстке торговых путей и тесно связанный с рынками иностранных государств.

Как "было отмечено выше, Александр Добрый и Стефан Великий расширили свои владения в направлении приморья. Это способствовало развитию внутренней и внешней торговли, общему оживлению хозяйственной жизни в Молдавии и привело к ещё большему экономическому и политическому усилению молдавских феодалов-землевладельцев, принимавших активное участие во внутренней и внешней торговле.


46 Documents, II, p. 62 - 63.

47 Там же, I, стр. 10.

48 Там же, II, стр. 315.

49 Там же, II, стр. 425.

стр. 124

Светские и духовные феодалы, нуждавшиеся в деньгах, выносили на рынки излишки сельскохозяйственных продуктов. Товарно-денежные отношения, хотя и очень медленно, стали проникать в народное хозяйство страны.

На внутреннем рынке не было недостатка я произведениях сельского хозяйства, животноводства, садоводства, виноградарство и огородничества. На торгах Молдавии, согласно данным источников, фигурировали товары трёх видов, во-первых, продукты питания - хлеб50 (пшеница, жито), мёд, рыба, мясо, масло, капуста, яблоки; во-вторых, крупный и мелкий рогатый скот, свиньи, лошади; особую группу товаров составляли куницы, лисы, белки и т. п.; в-третьих, продукты ремесленного произ-ства - плужные лемехи, косы, серпы, ножи, шапки, верхнее платье, выделанные и сырые шкуры, верёвки, шерсть, гончарные и деревянные изделия.

В жалованной тарханной и несудимой грамоте от 13 марта 1466 г., на пять лет освобождавшей жителей села Негоешты от пошлин, содержатся указания на связь крестьян с рынком и на обращавшиеся в товары сельскохозяйственные продукты и ремесленные изделия. "А кто усхочет... мито от них (несвободных крестьян. - Ф. Г. ) брати от оусего их товару: или от риба свижая или от мажи (возок. - Ф. Г. ) соленой или от соли или от соукно или от платно или от железо или от плавъ (паром. - Ф. Г. ), или от горници, или от древеном соудинам или от капоуста или от яблок или пак от воску или от присного меду, коли имути продавати, или боуд що имути продавати, или пак где боудут коуповати, или живих товаръ или мертвих; или воли или яловици или барановъ или кони или кобили, или... звири: или коуници или билици... имъ ничто да не заборонено, и без мито..."51 .

В орбиту товарообмена постепенно вовлекались светские и духовные феодалы, желавшие увеличить доходность своего феодального хозяйства. Они обращались, к внутреннему и внешнему рынкам в качестве продавцов излишков сельскохозяйственных продуктов, рыбы, скота, мёда и др., а также в качестве покупателей промышленных товаров.

В тарханной грамоте, данной духовному феодалу Феоктисту, говорится: если "кого он (Феоктист. - Ф. Г. ) пошлёт от слуг монастырских или от брати з монастире с потребами монастирскими до Келии, или житомъ, или медомъ или по рибу, или пак буд не чимъ, а мито да не имают платити"52 . Как видим, настоятель монастыря выступает здесь в роли торговца хлебными злаками, продуктами пчеловодства и т. п. "Слободно и доброволно послати, - читаем в другой аналогичной грамоте Немецкому монастырю, - свои три межи по рибу, или до Келию, или до Озерах, или до Белограда, или на Днистря, или буд на которою сторону по нашей земли... и муть що продавати, или куповати..."53 .

Одним из наиболее крупных торговых людей в рассматриваемое время, как видно из источников, был сам господарь Стефан Великий. Пользуясь всевозможными привилегиями, он сделался активным участником внутренней и внешней торговли. Господарь являлся монополистом в торговле красной рыбой, воском и племенными лошадьми. Стефан Великий почти ежемесячно посылал в Польшу по нескольку возов рыбы54 . В торговом привилегии 1466 г. господарь, обращаясь к львовским купцам, говорил, что за воск и рыбу они будут расплачиваться с ним лично55 . В документе, датированном 1500 г., указывается, что Стефан Великий "со своим товаром" послал в город Брашов своего меченосца "для продажи и купли необходимых вещей"56 . "Известны также крупнейшие местные купцы-профессионалы, которые занимались торговлей и жили исключительно на доходы от неё. Это Мирча, Гавриил, Андрика, Козма, Игнатий, Костя, Еремия, Микул, Доброта и другие57 . Большинство из них производили торговые операции со скотом. Один из купцов, например, продал в 1463 г. оптом 60 тыс. баранов58 . Часть перечисленных купцов занималась перепродажей товаров, становясь посредниками между иностранными торговцами и местными потребителями. Таков некий Андрейка, о котором говорится в документах, что он имел для продажи 3000 ножей, 1000 кусков стали, 424 куска красильного вещества, 86 поясов, большое количество пряностей. То же самое рассказывается о Драгане, который жил в Сучаве и обладал в качестве товаров семью коврами и семью пальто (из тканой шерсти в виде шинели); о Мартине, торговавшем саблями (кортами), перцем, красильным веществом, хлопком, рисом. Как крупный перекупщик и торговец коврами, красильным веществом и перцем59 был известен Васько.

В целях развития торговли Александр Добрый и Стефан Великий приглашали в Молдавию искусных купцов, специалистов по торговым делам. Так, Александр пригласил из Армении и поселил в Молдавии триста семейств армянских купцов, которые считались лучшими торговцами60 .

Молдавия, будучи транзитной страной между Востоком и Западом, служила прекрасным рынком сбыта и товарообмена.


50 Documente, I, p. 159, 143; II, 275, 369; I, 96, 11, 262, 272 - 276, 273, 368, 468, 274; I, 96.

51 Там же, I, стр. 96.

52 Там же, стр. 159.

53 Там же, стр. 143.

54 Urscu I. Stefan eel Mare, p. 386. Bucuresti. 1925.

55 Там же.

56 Documente, II, p. 468.

57 Urscu I. Указ. соч., стр. 388.

58 Hurmuzachi. Documente privitoare la istoria Romanilor, culese de Bucuresti 1893. Vol. IV, p. 36.

59 Urscu I. Указ. соч., стр. 388.

60 Накко А. История Бессарабии с древнейших времён, ч. I-II, стр. 108 - 109. Одесса. 1876.

стр. 125

Здесь иностранные купцы продавали свои ремесленно-промышленные товары в Молдавии же они находили дешёвое сырьё, огромные количества продуктов животноводства и сельского хозяйства и т. п.

Исключительное значение в экономическом и политическом развитии Молдавского государства имели портовые города Килия и Белгород, которые служили главными центрами экспорта товаров. Через эти порты вывозились на Восток пшеница, ячмень, овёс. Недаром Молдавия считалась "житницей" Востока и Италии.

Молдавское княжество поддерживало торговые связи с городами целого ряда государств, например, Кафой, Очаковом, Таной, Генуей, с богатыми факториями северного Причерноморья. В Молдавию приезжали со своими промышленными товарами и пряностями купцы из восточных стран: Китая, Тибета, Туркестана и Индии61 . Отсюда они вывозили скот, продукты животноводства и сельского хозяйства, а также промышленные изделия, которые доставлялись на рынки Молдавии купцами более развитых в промышленном отношении стран.

Но особенно оживлённая торговля велась с такими торгово-промышленными центрами, как Львов, Краков, Брашов. Это было обусловлено турецкими завоеваниями, в результате которых центр торговли переместился на север и северо-запад, восточные же торговые связи были парализованы и начали постепенно замирать. Классики марксизма указывали, что господство турок представляло собою "серьёзное препятствие для развития естественных богатств фракийско-иллирийского полуострова"62 .

Центрами товарообмена, как указывалось выше, были и портовые города Килия и Белгород. Ведущая роль этих транзитных пунктов определялась их географическим положением - близостью к Чёрному морю, а также богатством окружающих районов (рыбные промыслы на реках Дунае и Днестре, добыча соли у г. Гротуша и в соляных озёрах Днестровского лимана). Килия и Белгород были связаны оживлённой внешней торговлей с известным городом Галицкой Руси - Львовом. Львовские купцы совершали поездки в Белгород на Чёрном море, близ устья р. Днестра, а оттуда направлялись морем в Кафу, которая являлась невольничьим рынком.

Через Брашов и в особенности Львов молдавские купцы были втянуты в среднеевропейскую торговлю. Они, как и львовские купцы, бывали на ярмарках Торна, Гданска, Кракова, Познани, Брацлава и Нюрнберга. Но по сравнению с теми масштабами, какие приняла торговля Молдавии с генуэзскими факториями северного Причерноморья, и особенно с такими экономическими центрами, как Львов, Брашов, Сибин и другие, обороты по среднеевропейской торговле имели для молдавского купечества второстепенное значение.

Заботясь о развитии внешней торговли, Стефан Великий заключал торговые договоры с Полыней (в Оверхелеуие 1459 г.), Венгрией (1472 - 1473 г.) и прочими странами, давал привилегии львовским, брашовским и другим купцам и подтверждал торговые привилегии иностранного купечества, выданные его предшественниками, в частности Александром Добрым (1408 г.) Эти торговые договоры и привилегии служат ценным источником, на основании которого можно судить о размерах товарооборота, интенсивности торговли и характере торговых связей Молдавии с различными странами. Самым богатым и интересным по своему содержанию является торговый привилегий, данный львовским купцам в 1460 году. Здесь перечислены все основные молдавские города, здесь нашли своё количественное и качественное отражение товары, выбрасывавшиеся на рынок сбыта. В этом привилегии указываются главные торговые пути, проходившие через Молдавию. Наконец, здесь имеются указания на пошлины, цены на товары, обращавшиеся в то время деньги, единицы измерения.

Права иностранных купцов охранялись государственной властью. Им разрешалось беспрепятственное передвижение по всей стране. Проявляя по отношению к ним особую заботу, господари выделяли специальную стражу для сопровождения их торговых караванов. Этим правом свободного передвижения по стране и охраны своих товаров купцы пользовались, как явствует из источников, ещё при Александре Добром. Купцы должны были только платить известные пошлины, которые точно устанавливались в торговых привилегиях. "Лишили их (львовских бюргеров. - Ф. Г. ) на том праве и подтвердили есмо им того права, как мают ходити по нашей земли, - говорит Стефан Великий, - их коупци свободно и добровольно и которым обычаемъ имают мыта платити от своего товара"63 . Далее привилегий перечисляет виды товаров и указывает конкретно размеры и характер пошлин, а также называет основные товарохранилища - склады. "Поченши где естъ головное мыто, на складе оу Сочаве, от соукна от гривноу три гроши, а от крамных речей (мелкие изделия. - Ф. Г. ), що соут розмаити (вынесут продавать. - Ф. Г. ) речи, поченши (начатое. - Ф. Г. ), полотно литовское и кросенское и моудрое, и от бархату, и от початого соукна, и от ногавици (штаны. - Ф. Г. ) и от харса (полотно, - Ф. Г. ), и от ножи, и от коси, и от серпи, циновии (цинковые. - Ф. Г. ) речи, миси, конвици, пояси, покочини (кованые. - Ф. Г. ), циквы (стволы. - Ф. Г. ), шафрон, шапкы, плоужная желиза, корди (венгерские сабли. - Ф. Г. ), мечи, и от иншии речи дробних щож ко крамоу слоухают, а от того от оусего щобы платили оу Серети мыто от гривноу три гроши"64 . Так торговый привилегий определял круг ремесленных товаров, которые продавались на рын-


61 Накко А. Указ. соч., стр. 173.

62 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IX, стр. 374.

63 Documente, II, p. 273.

64 Там же.

стр. 126

ках Молдавии. Эти товары, составлявшие важную статью импорта, высоко ценились в стране, и спрос на них был достаточно велик, так как они производились в Молдавии в недостаточном количестве. Львовские купцы могли здесь купить "заморские" товары, а также местное сырьё, скот, продукты и т. п. "А коли имоут коупити, - гласит далее этот источник, - татарский товаръ или заморскыи оу Сочаве; или шолку, и перецъ, и камхи (ткань. - Ф. Г. ) и тебенкы (шёлк особого качества. - Ф. Г. ) и темиянъ (ладан. - Ф. Г. ) или грецкы кфас, или инбир, или перецъ, а они абы платили от гривноу три гроши мыто"65 . Здесь названы товары, принадлежавшие купечеству Востока, которое продавало их на молдавских рынках львовским купцам.

Несомненно, большая часть этих товаров находила себе потребителей внутри самой Молдавии.

Согласно данным источников, большой спрос у иностранных купцов имели местные молдавские товары. К их числу относятся продукты сельского хозяйства, животноводства, виноградарства, садоводства, пчеловодства, огородничества, скот (всех видов), всевозможное сырьё, - словом, все дары богатой, плодородной земли, добытые трудом непосредственного производителя - крестьянства. Труд этот находил своё воплощение в предметах, фигурировавших на внутреннем и внешнем рынке, но результатами этого труда пользовались феодалы-землевладельцы, а также купцы, наживавшие большие богатства на торговле.

Ряд стран - Польша, Венгрия, Подолия, Галицкая Русь - не вывозил хлеба из Молдавии, наоборот, они сами отправляли свою пшеницу по Днестру в Килию и Белгород, а оттуда на остров Кипр, в Геную, Венецию и Константинополь. Поскольку Польша, Венгрия, Галиция, Подолия не были заинтересованы в экспорте хлеба из Молдавии, постольку этот товар исключался из торговых привилегий, которые давались купцам указанных стран, в частности венгерским и львовским. Зато названные выше купцы вывозили из Молдавии другие товары, особенно сырьё, и наживали большие суммы денег на перепродаже предметов молдавского вывоза на своих внутренних рынках.

О том, какие именно товары экспортировались Молдавией, какого качества и в каком количестве, говорит хотя бы привилегий от 3 июля 1460 года. "А кто идет до Лвова, на головном мыте оу Сочаве от скотыны 1 грош, от десят свини 1 грош, а от десят овець ешче один грош, а от коня или от кобылоу по шести гроши, а от сто билинъ (пушной зверь. - Ф. Г. ) один грош, от сто лисици 10 грош, от сто овчин соранных (сырых. - Ф. Г. ) четыри гроши, от сто кожи ягнячий два гроши, от сто кож скотых 15 гроши, .... от сто овецъ оу Сочаве шестдесят гроши"66 .

Таким образом, главным предметом экспорта в Польшу, Венгрию и другие соседние страны были продукты животноводства, а также сырьё, которое там перерабатывалось, а затем в переработанном виде частично опять попадало в Молдавию. Таким образом, непрерывно функционировал внутренний рынок и его ёмкость расширялась. Это подтверждают следующие выдержки из источника: "а на перевозы от воза, или от немецкых или орменскых (армянских. - Ф. Г. ), по четири гроши, але коли имоут возыты поромом: а коли будет лёд или имоут ходити оу брод; тогди перевоза ни гроша да не дадоут"67 .

Кроме постоянно действовавших рынков ("торгов"), в Молдавии два раза в год открывались ярмарки, на которые съезжались купцы из большего количества стран, чем на обычные рынки.

В молдавских городах размещались склады - товарохранилища иностранных купцов. Главные склады были расположены в городе Сучаве. Отсюда товары распределялись по всей территории Молдавии и за её пределы. "На складе оу Сучаве"68 , - говорит господарь Стефан Великий, отмечая торговое значение города Сучавы. Кроме того иностранные купцы, как свидетельствуют источники, имели свои дома и постоялые дворы, где они останавливались или постоянно жили. Об этом говорит хотя бы следующая выдержка из источника: "А ешче есми дали Ливовчаном абы держали собы один дом торговскым обычаемъ оу Сочаве"69 , предоставление товарохранилища купцам стало уже "торговским обычаем".

Большое место в торговых связях Молдавии занимала Трансильвания с её знаменитыми для тех времён торгово-ремесленными центрами Сибин и Брашов Стефан Великий всячески поощрял польских и трансильванских купцов, давая им разные привилегии, так как они снабжали его оружием и другими ценными для господаря и страны товарами. "Оусим людем и оусим купцем, на то да имают от нас тот закон и тое право що имали от нашего дида от Александра воеводы, - говорил Стефан Великий, утверждая старые привилегии брашовским купцам, - коли до нашей земли приидут съ торговлею, шобы доброволно имъ приити до нашей земли съ своею торговлею... и по градом и по тръгом, продавати свою торговлю, и сукна и платно и бобов... И щобы они волни были купити собе и вол и коров и пакъ що купили"70 .

Брашовским купцам Молдавия продавала продукты животноводства, скот, сырьё и т. д., а покупала кустарно-промышленные изделия и вооружение, в котором крайне нуждалась. "И по сем прошу твоя милость, - писал Стефан Великий брашовскому бургомистру в 1470 г., - яко нашего приятеле, аби еси лишил слуга наша Михаю мештер (мастер. - Ф. Г. ), аби пришёл до


65 Documente, II, p. 273.

66 Там же.

67 Там же, стр. 275.

68 Там же, стр. 273.

69 Там же, стр. 276.

70 Там же, стр. 261 - 262.

стр. 127

нас съ мечи и съ оръжие..."71 . Брашов являлся основным поставщиком вооружения и других металлических изделий, а также сукон, полотна и т. п. "Милый и ласковый приателеве, - говорил молдавский господарь, обращаясь с письмом к брашовским городским вельможам, - ведайте ваша милость аже там до вашей милости послали есми нашего верного боярина, пана Тотрушана ... с нашим товаром, аби там нам купил що ест нам потреба... где стримени (стремена от сёдел. - Ф. Г. ), где оръжие, где поворози (верёвки. - Ф. Г. ), как он вамь узьвелит"72 .

В другом источнике находим разрешение "въсем орошаномъ (горожанам. - Ф. Г.) и въсемъ купцемъ, от големии до малый, от Брашова... слободно и доброволно исъ въсеми своими торговлеми"73 беспрепятственно и без всякой заботы ходить по торгам и сёлам, ибо господарь обеспечивает их спокойствие и благополучную доставку их товаров до места назначения по всей территории страны. Брашовские купцы имели так же, как и львовские, в городах Молдавии свои склады товаров, сохранность которых была обеспечена государственной властью.

Таким образом, Молдавское княжество сделалось важной торговой перевалочной базой и рынком товарообмена для иностранных государств. От этой торговли страна получала большие экономические выгоды, способствовавшие её экономическому росту и обогащению представителей господствующего класса - бояр, а также купечества.

Источники указывают на наличие торгово-экономических и политических связей Молдавии со следующими центрами: Москвой, Галичем, Киевом, Львовом, Брацлавом, Каменцем, Коломией, Корецом, Краковом, Дубровицей, Гродно, Люблином, Могилёвом, Пинском, Вельницей, Вильно, Смоленском, затем Браилой, Галацем, Тырговиштем (Валашские города), Кафой, Монголом (Крымом), Венецией, Будой (столица Венгрии), Прагой и другими74 . Поэтому на рынках Молдавии можно было встретить купцов из разных стран: русских, украинцев, поляков, чехов, сасов, венгров, немцев, евреев, валахов, итальянцев, татар, турок, греков, армян. Однако торговые связи Молдавии с перечисленными городами были далеко не одинаково прочными. Они зависели от взаимоотношений Молдавии с иностранными державами, от пространства, которое отделяло Молдавию от этих стран, и от других причин экономического и политического характера.

Лучшим источником для определения торговых путей, шедших через территорию Молдавии, изучения пошлин, денежной системы и других вопросов, связанных с городской торгово-ремесленной деятельностью, являются торговые привилегии местным и иностранным купцам, выданные молдавскими господарями. Из этих источников видно, как образовался новый крупный международный торговый путь, шедший к побережью Чёрного моря через Львов - Черновицы - Сучаву - Яссы - Белгород75 .

Молдавский господарь Стефан Великий старался упрочить значение этого международного пути. Поэтому он специально снижал пошлины или совсем освобождал от них купцов, направлявшихся через Молдавию к портовым городам Белгороду или Килии. "А тото мыто татарское, що было оустановлено оу Былом городе, а мы тото мыто Ливовчаном отпоустили, абы не давали ни пинеза, хоте от тысяча коп"76 , - говорил Стефан Великий, поощряя торговые отношения Молдавии с львовскими купцами.

Торговый путь, о котором идёт речь, довольно точно устанавливается хотя бы по торговому привилегию от 3 июля 1460 года. В последнем говорится: "А кто идётъ до татарской стороны, от дванадесят кантари (весы. - Ф. Г. ) що се важит оу Сочаве один роубль серебра, оу Яском тръгу 30 гроши, а оу Лапоушном 30 грош, а оу Билом городе пол роубли серебра"77 . На Белгороде документ приостанавливает перечисление пошлин и переходит к другой теме. Таким образом, Львов - Черновицы - Сучава - Белгород - это основной тракт, шедший через Молдавию и приносивший большой доход государственной казне.

Второй торговый путь лежал через города: Львов - Черновицы - Сучава - Роман - Баков, Аджуд - Путна - Васлуй - Бырлад - Текуч. Он определяется на основе того же интересного и содержательного торгового привилегия 1460 года. "А кто повезётъ соукно до Басараб, дати имет на головном мыте оу Сочаве от гривноу три гроши, а оу Романова тръгоу и оу Бакове и оу Ажуда и оу Поутною и оу Васлоуи и оу Берладе и оу Текоучи от воза 2 злати"78 .

Третий торговый путь шёл от Хотина по Днестру до Белгорода79 . По нему сплавлялась пшеница из Польши, Галиции, Венгрии, Подолии, Молдавии, Украины в молдавские портовые города Килию и Белгород, откуда через посредничество генуэзцев хлеб и другие товары поступали в восточные страны.

В Трансильванию, к знаменитым торгово-ремесленным центрам Сибин и Брашов можно было попасть двумя путями: первый шел от Сучавы к Долгополью и Родне, а оттуда на Быстрицу, второй лежал от Сучавы по направлению Баи, а затем на Немец и Быстрицу80 . Впоследствии образовался ещё о?ин торговый тракт взамен "молдавского пута", потерявшего своё международное торговое значение. Он проходил через Васлуй, Бырлад, Текучь, Галаць, Исакча, Бабадаг, вдоль побережья Чёрного моря, к Константинополю. Образование последнего торгового пути относится к концу XV в.


71 Documente, II, стр. 337.

72 Там же, стр. 315.

73 Там же, стр. 468

74 Там же, стр. 365, 381, 394, 466, 458.

75 Там же, II, стр. 273.

76 Там же, стр. 274 - 275.

77 Там же, стр. 273.

78 Urscu I. Указ. соч., стр. 374.

79 Там же, стр. 374 - 375.

80 Там же, стр. 374.

стр. 128

(после 1484 г.) и связано с турецкими завоеваниями на северном побережье Чёрного моря.

Остановимся кратко на торговых пошлинах и на денежной системе Молдавии второй половины XV века. Пошлины с купцов взимались мытниками не только при въезде и выезде с товарами из Молдавии, но и во всех торговых центрах страны, даже в сёлах. Это были пошлины за пользование рынками, дорогами, мостами, перевозами. Все названные доходы шли в пользу господаря, которому нужны были средства для содержания обширного административно-управленческого аппарата, а также для собственного хозяйства.

Торговые пошлины устанавливались по усмотрению господаря: одних купцов он мог поощрять, другие, напротив, не имели никаких привилегий. Крестьяне, за очень редкими исключениями, совсем не пользовались льготами. Правда, крестьяне того или другого землевладельца могли быть освобождены тарханной грамотой от пошлин, но фактически освобождение это касалось не их, а их хозяина-землевладельца, который хотел выжать как можно больше доходов из населения своих вотчин. Свободные же крестьяне-резеши, выступавшие на рынке со своими товарами, все без исключения облагались пошлинами.

Единицы обложения были разные. Пошлины выплачивались: во-первых, со стоимости товара, во-вторых, с его веса и, в-третьих, с единицы счёта. В том случае, когда пошлины взимались со стоимости товара, единицей измерения считалась гривна (основная весовая и денежная единица). Это ясно видно из торгового привилегия 1460 г., в котором говорится, что в Сучаве при сборе великой пошлины с сукна собиралось три гроша с гривны. Пошлина второго вида взималась с веса товара. Например, за двенадцать весовых единиц львовские купцы должны были уплачивать один рубль серебром. Торговый привилегий отчётливо различает вес и стоимость товаров. "Оу Сочаве от 12 кантари (весов. - Ф. Г. ) що имоут ся важити 1 рубль серебра"81 , а "кто позезётъ соукно... от гривноу три гроши"82 . Наиболее распространённой была пошлина со штучного товара. Она взималась с поголовья скота или со шкур всех видов. В торговом привилегии говорится, что в Сучаве с каждой единицы крупного рогатого скота поступает в качестве пошлины 1 грош, за десять овец или свиней взыскивается 6 грошей, за одну лошадь - 6 грошей, за сто беличьих шкурок - 1 грош, за сто лисьих шкурок - 10 грошей, за сто овчин - 4 гроша, за сто смушек - 2 гроша, за сто шкур крупного рогатого скота - 15 грошей и т. д.83 .

"Великая" пошлина, или, как она ещё называлась по месту её сбора, сучавская, уплачивалась большей частью в Сучаве, но иногда купцы могли платить её в том городе, где останавливались для продажи своего товара. Это видно из грамоты от 23 апреля 1460 г., представлявшей собой пожалование господарем пошлины города Бакова духовному феодалу Евстратию. "Евстратие, мыто великое и малое и перепис от Бакова, - дали, - такожде и мыто от Тазлова... Що за купци, и буд от коле, приидута имут складати свои товаръ у Бакове, а они (монахи. - Ф. Г.) с них да возьмут великое мыто от гривны"84 . Приведённый документ указывает, что "великая" пошлина взималась в виде исключения и на местах: "а товаръ що проминет, а они да берут от воза как право"85 . Крестьяне, выносившие свой товар на рынок, иногда платили пошлины натурой. Это свидетельствует о недостаточном ещё обращении денег в стране: "котории боудут возити рабу, он (крестьянин. - Ф. Г. ) абы давал от едну мажу едну рибу, - говорится в тарханной грамоте 1495 г., - а от един возок також едну рибу..."86 . Подобные указания мы находим и в других аналогичных источниках87 .

Из рассмотренных нами материалов выясняется, что в Молдавии существовали торговые пошлины двух видов: "великая" и "малая". "Великая" пошлина взималась только один раз, как правило (знавшее, правда, исключения), в городе Сучаве и в основном со стоимости товара. "Поченши где есть головное мыто, на складе оу Сочаве, от соукна от гривноу три гроши"88 , - говорится в торговом привилегии 1460 года. Таким образом, пошлина составляла три процента, со стоимости товара. Иногда название "великая пошлина" заменяется в источниках словом "сучавская", однако совершенно ясно видно, что в этих случаях речь идёт именно о "великой" пошлине, которая собиралась обычно в Сучаве. "А Сочавское мыто нигдеъ да не платетъ лише оу Сочаве, хоте бы за морем ходили"89 . Таким образом, после уплаты "великой", или сучавской, пошлины, как отмечают источники, купцы могли идти хоть за море. Но впереди их ещё ждала "малая" пошлина. "Малая" пошлина взималась за транзит в разных городах, расположенных на торговых путях. Почти все города Молдавии оказались в сфере торговых путей, поэтому "малая" пошлина приносила государству значительные доходы. Она собиралась со стоимости товара, с его веса и с единицы счёта. Это определённо устанавливается торговыми договорами и привилегиями. "А кто повезётъ, - говорил господарь Стефан Великий в 1460 г., - соукно до Басараб, дати имет на головном мыте оу Сочаве от гривноу три гроши, а оу Романова тръгоу и оу Бакове и оу Ажуда и оу Поутною и оу Васлоуи и оу Берладе и оу Текоучи от воза 2 злати"90 . Здесь перечислен ряд городов, расположенных на торговом пути, ведшем в Валахию.

Если купцы направлялись со своими това-


81 Documente, II, стр. 274.

82 Там же, стр. 274.

83 См. Там же, стр. 273.

84 Там же, I, стр. 37.

85 Там же.

86 Там же, II, стр. 64.

87 Там же, стр. 482.

88 Там же, стр. 273.

89 Там же, стр. 262.

90 Там же, стр. 274.

стр. 129

рами в сторону Черного моря, они должны были, кроме "великой", или сучавской, пошлины, платить "малую" транзитную пошлину в Яссах, Лапушне, Бендерах, Белгороде. Транзитные города довольно точно определяются в источниках, в особенности в торговом привилегии, данном львовским купцам 3 июля 1460 года. В этих источниках фигурируют следующие транзитные пункты, в которых собиралась "малая" пошлина: Роман, Баков, Аджуд, Путна, Васлуй, Бырлад, Текучь, Бая, Молдовица, Тротуш, Серет, Черновицы, Дорохой, Хотин и Тазлов. Таким образом, наличие большого количества транзитных городов сделало Молдавию прекрасным рынком товарообмена между Востоком и Западом.

Пошлины платились также за пользование рынками, дорогами, мостами, перевозами (переправами). "А оу Черновци от фоурманского воза мыто четири гроши, а от орменского воза шесть гроши, - и далее, - а на перевозы от воза, или от немецкых или орменскых, по четири гроши, але коли имоут возыты поромом"91 , - так говорится в привилегии 1460 года. Пошлины вносили в казну и местные жители, и иностранцы, однако некоторым купцам, в особенности иностранным торговцам и монастырям, в виде исключения давались льготы. Тарханная грамота 1457 г., с одной стороны, говорит, что всё население территории Молдавии независимо от подданства при обращении к рынку должно было облагаться сборами, а с другой, - что от них освобождались привилегированные купцы и представители господствующего класса землевладельцев. Более того, часть пошлин могла быть пожалована кому-либо по усмотрению господаря. "Даём и подтверъждаем, - говорил Стефан Великий в 1457 г., - сим нашим листом даание дида нашего... Александра... мито от Баковскаго тръга и от Тазлове, и камены воскоу от Баковскаго тръга... А такожъ оу тихъ вишеписаных митахъ и откаменъ воскоу ни един тарканъ да не боудет, ни великого ани малого, ни съ нашеи земли ани с чоужеи, - таким образом, продолжает далее источник, - оуси купъци, хоте ис чоужеи, аби послоушъни билы платити мито оу рукы оуредниковъ монастирскых"92 .

Разбогатевшим на внутренней и внешней торговле местным и иностранным купцам, а также крупным духовным и светским феодалам, втягивавшимся в рыночную торговлю, не представляло труда уплачивать пошлины. К тому же они в виде привилегии частично или полностью освобождались от обложения. Дополнительным бременем пошлины ложились на плечи крестьянской массы. Крестьяне с трудом проникали на рынок через преграждавшую им путь густую фискальную сеть. Крестьянская семья попрежнему жила натуральным хозяйством, продолжая производить почти всё необходимое для жизни. Поэтому не следует преувеличивать для этого времени роль рыночных отношений, в которые была втянута в основном верхушка общества.

Торговые пошлины являлись монополией господаря и собирались специально назначенными для этого людьми, которые назывались мытниками. Великий казначей был в то же время великим мытником, которому подчинялись и перед которым отчитывались остальные мытники. Это подтверждается рядом источников, в которых встречаются титулы, вроде следующего: "От пана Киракола, вистерника и мытника, и от пана Бучума, вистиярника и мытника"93 . Кроме специальных мытников, пошлины собирали и феодалы, через владения которых проходили мосты и дороги. "Жодныи наш боярин ани оуреднык ани митник ани глобъник ани инъ никто да ся не смеет оумешати оу монастирскыи доход"94 , - говорил в 1457 г. господарь Стефан, оберегая права монастыря.

Таким образом, центральной фигурой, контролировавшей всю деятельность таможенной службы, был великий казначей при господарском дворе, который при помощи обыкновенных, "малых", мытников осуществлял взимание пошлин, поступавших в господарскую казну и служивших дополнительным источником личного обогащения господаря.

Несколько слов о денежной системе. Самой распространённой монетой в Молдавии был грош, который считался "деньгами страны". Чеканка монеты была объявлена регалией господаря, а покупка жжёного венгерского серебра - его монополией. Только после удовлетворения нужд господаря иностранные купцы могли продавать в пределах Молдавии или вывозить из страны оставшееся жжёное серебро.

Из приведённых источников можно заметить, что почти во всех случаях пошлины взимались в грошах. Однако, кроме грошей, в обращении находились татарские златы, серебряные рубли, гривны, венгерские златы, в небольшом количестве турецкие златы, сомы, аспры, динары. Расчёт при сделках купли-продажи на землю производился татарскими златами95 , а "завязска" - судебный штраф - взимался в рублях серебра96 . Остальные денежные единицы обращались среди узкого круга населения.

Переходим к рассмотрению молдавской метрологии. Из источников можно установить, что единицей длины в Молдавии в рассматриваемое время являлся локоть. Мануфактурные ткани, сукно при продаже измерялись локтями. Иногда сукно продавалось целым куском. Значение локтя как меры длины видно из следующего текста. "По градом и по тръгом, продавати свою торговлю, и сукна и платно (полотна. - Ф. Г. ) и бобов и буд що коли имут имати; але платно и бобов да продают локтем"97 , - писал Стефан Великий в торговом привилегии, данном брашовским куп-


91 Documente, II, p. 275.

92 Там же, стр. 4.

93 Там же, II, стр. 369.

94 Там же, I, стр. 4.

95 Там же, II, стр. 99.

96 Там же, I, стр. 105, 67.

97 Там же, II, стр. 261.

стр. 130

нам в 1458 году. Тот же источник свидетельствует, что сукно покупали не только на локти, но и отдельными кусками: "а сукна съвигом (куском. - Ф. Г. ) да продают". "А мыто имаютъ платити от единого вига (от целого куска. - Ф. Г. ). (Колонева) по двенадесете гроши, а от Леубиа по осмъ надесете гроши, а Бытъваръ (Буда. - Ф. Г. ) по 8, а Чех по 4 гроши"98 . Очень характерно, что чешские, купцы уплачивали на рынках Молдавии вдвое меньше пошлин по сравнению с венгерскими. "А коли привезоут Ливовчане соукна.., а оу ных никто гвалтом (силой. - Ф. Г. ) без пинезеи (денег. - Ф. Г. ) ни один локот не моглъ оузети, ни мытник, ани боярин, ава ни ми сами"99 . Приведённый документ интересен в двух отношениях. Во-первых, здесь выступает локоть как мера длины, во-вторых, иностранные купцы на территории Молдавии получают гарантию свободы торговли, в которой был заинтересован сам глава государства.

Единицей измерения мёда была бербеница. Взимавшаяся с крестьян натуральная дань или рента в пользу государства исчислялись в бербеницах. "Никто от наших бояр или десетник да не сме, - писал Стефан Великий в жалованной подтвердительной грамоте 1458 г., - брати десятину от пчёл, ани бербеницю мёду"100 . Аналогичные данные находим в жалованной оброчной грамоте 1466 г.: "усы бербеницы мёду от десетину що будет от селах их (монастырских, - Ф. Г. )"101 .

Мерой сыпучих тел являлась колода, ёмкость которой составляла приблизительно четыре ведра, или пятьсот тридцать два польских фунта102 . Колода служила не только рыночной мерой. Она, как и бербеница, являлась единицей при расчёте количества зерна, поступавшего в виде дани государству или в виде натуральной ренты феодалам-землевладельцам. Стефан Великий в жалованной тарханной грамоте 1470 г., желая вернуть обратно на родину холопов, бежавших в Польшу от своих хозяев, между прочим, говорил: "ничего, ни колоды, ни дан щобы никоторому своему пану не платили"103 .

Единицей меры воска был камень: "половина камен воску"104 , - говорит источник от 9 июля 1466 года. В жалованной купчей грамоте 1503 г. читаем: "да имаеть тъи вышереченныи наш святыи Немецкыи монастирь на сваку годину (навсегда. - Ф. Г. ) по шесть камень воску от наших каменах що нам приходять от нашего места от Немца"105 . "Въси камени от воску от нашего Серецкого тръга"106 , - передавал в числе других льгот Стефан Великий Путнянскому монастырю.

В источниках, говорящих о торговле, содержатся также указания на вес, мажу (возок) и ряд других метрологических данных.

Всё вышеизложенное свидетельствует о богатстве страны, которая вызывала восхищение со стороны доброжелательно настроенных к ней славянских народов и жгучую ненависть со стороны её врагов, особенно Турции, проявлявшей агрессивные тенденции против Молдавии. Разросшаяся на территориальных захватах Турция всё время зарилась на Молдавское княжество, предпринимая против него один поход за другим. Независимость Молдавского государства поддерживалась ценой больших жертв и усилий народа. Турецкому султану Магомету II так и не удалось осуществить свою заветную мечту покорить Молдавию и видеть её народ на коленях перед завоевателем. Но незадолго до своей смерти, в 1475 г., он завоевал Кафу и другие города северного Причерноморья. Этим был нанесён большой удар Молдавии, в частности её торговле с восточными странами. Молдавия потеряла крупных потребителей зерна, продуктов животноводства, рыбы, корабельного леса и других товаров.

Международный торговый путь, шедший на Белгород и Килию, а оттуда на Восток, начал терять своё значение. Молдавия была отрезана от Генуи, Кафы и других городов. Этим, по сути, подготовлялся новый удар Молдавии. После падения Кафы и Крыма на очереди стояли крупные военно-стратегические пункты и портовые города Килия и Белгород. Турецкий султан Баязид II, занявший место своего отца, планомерно и последовательно проводил в жизнь намеченный последним завоевательский план.

Баязид II считал порт и крепость Килию "ключём к Молдавии и Венгрии"107 , а Белгород - "ключём и воротами ко всей Польше, Галиции"108 .

После долгой и кровопролитной войны в 1484 г. Баязид II, поддержанный валахами, сломил сопротивление Килии и Аккермана, превратив их в форпосты для дальнейшего наступления. Таким образом, Баязид II овладел устьем Дуная и прочно обосновался в северном Причерноморье, отрезав от Молдавии основные артерии, ведшие к странам Востока. Молдавия была изолирована от берегов Чёрного моря, и центр торговли переместился на север и северо-запад. Этим не только был нанесён страшный удар торговой деятельности Молдавии.

Падение Килии и Аккермана было предвестником грядущего упадка Молдавии. В течение почти тридцати лет после перенесённого страшного удара Молдавия мужественно отстаивала свою независимость, но экономическая мощь и политическая сила Молдавского государства с потерей важных портовых центров стали идти на убыль. Важным фактором, определяющим специфику феодального города, является развитие в нём ремесла, которое в результате роста производительных сил и обществен-


98 Documente, II, р. 261 - 262.

99 Там же, стр. 275.

100 Там же, I, стр. 8 - 9.

101 Там же, стр. 105.

102 Там же, II, стр. 598.

103 Там же, I, стр. 140.

104 Там же, стр. 105.

105 Там же, II, стр. 233.

106 Там же, стр. 216.

107 Urscu I. Указ. соч., стр. 362.

108 Urscu I. Stefan eel Mare si turtii, p. 116. Bucuresti. 1914.

стр. 131

ного разделения труда выделилось в самостоятельную отрасль.

Состояние ремесла значительно хуже отражено в источниках. Однако грамоты-хрисовулы и другие источники упоминают и о ремесленниках. Развитию промыслов и ремесла оказывали содействие сами молдавские господари. Так, Александр Добрый переселил в Молдавию из Мидии большое количество семейств армян и цыган109 . Последние считались искусными кузнецами, они вырабатывали орудия, необходимые для сельскохозяйственного производства: косы, серпы, плужные лемехи, топоры, пилы и другие кустарно-ремесленные изделия. Развитие промыслов и ремесла увеличивало ёмкость внутреннего рынка. В источниках, хотя и недостаточно, отражена забота молдавских господарей о развитии ремесла. В грамоте 1453 г. мы читаем, что господарь освобождает ремесленников полностью от всяких податей110 . Это мероприятие способствовало притоку в город крепостных крестьян и холопов, которые бежали от своих господ, спасаясь от тяжёлого феодального гнёта. Часть холопов была отпущена на волю хозяевами, в силу малой производительности их труда в феодальном хозяйстве, и устремилась в город, другая часть была направлена феодалами на более выгодные промыслы: рыболовство, пчеловодство.

Ремесло в Молдавии в рассматриваемое время развивалось главным образом на местном сырье, и это определяло его направление.

Задача обеспечения внутреннего рынка, а также нужд иностранных купцов вызвала рост пищевой и винодельческой промышленности. Развивается также шерстяное производство и выделка овчин, шкур и т. п. В торговом привилегии 1460 г. говорится о большом количестве животноводческого сырья. Частично это полуфабрикаты, т. е. выделанные смушки, лисьи и беличьи шкурки, куницы или сырые шкуры, которые должны попасть на производство для переработки. В том же источнике рассказывается, что купцы привозили железо и денежное серебро, которое, несомненно, перерабатывалось в стране. Как свидетельствуют приводимые ниже материалы, в Молдавии в это время имелись оружейники, золотых и серебряных дел мастера и другие специалисты. В купчей грамоте 1484 г. говорится: "продали тое мисто от млин слузе нашему Станчюлу аурарю (золотых дел мастеру. - Ф. Г. ) за 50 злат татарскых"111 . Станчул выступает здесь как золотых дел мастер. В другом документе Стефан Великий просит жителей Быстрицы отправить к нему серебряника Антония, который убежал от Стефана во время турецкого нашествия на Молдавию. Господарь жалуется, что у него стоит работа, которую он хочет поручить Антонию. Кроме того Стефан Великий обещал Антонию отпустить его, как только тот пожелает, на родину и гарантировал ему хорошую плату за работу112 Чеканка монеты являлась регалией господаря. Поэтому число золотых дел мастеров, ювелиров, серебряников, а также оружейников было незначительным, и в них чувствовалась нужда. "И по сем прошу твоя милость, - писал Стефан Великий в 1470 г. в письме к бургомистру г. Брашова, - яко нашего приятеле, аби еси лишил слуга наш Михаю мештер (мастер. - Ф. Г. ), аби пришёл до нас съ мечи и съ оръжие, аби нам били на пагане (против турок. - Ф. Г. ) понеже нам требуют"113 . В грамоте 1475 г. речь идёт об итальянском кораблестроителе Филиппе, который приехал в Яссы114 . В источнике, датированном 1489 г., отмечено, что слово "армаш" значит оружейник.

Из другого документа видно, что квалифицированные мастера, как, например, мастер Михаил и другие, пользовались привилегиями и доверием у господаря Стефана Великого.

Развивалось в Молдавии также гончарное и деревообделочное производства, имевшие своей задачей исключительно обслуживание нужд местного населения. Лесоразработки, кроме удовлетворения местных нужд, преследовали цели вывоза леса для кораблестроения в приморские города: Венецию, Геную, Кафу. В льготной тарханной грамоте 1466 г., между прочим, говорилось о железе и о гончарных и деревянных ремесленных изделиях, фигурировавших на рынке в качестве товара: "от железо или от плавъ или от горнци (гончарные изделия. - Ф. Г. ) или от древеном (деревянном. - Ф. Г.) соудинам"115 .

В одном источнике упоминаются шорники, изготовлявшие сбрую - "хамове"116 . Ряд ремесленников, несомненно, специализировался на выделке лисьих, беличьих, куньих мехов.

Горное дело не получило развития в Молдавии, и это определялось, конечно, отсутствием естественных горных богатств в стране. Эта отрасль производства почти не находит отражения в документах того времени. Только один известный нам источник упоминает слово "руда", не указывая, что она собой представляла. "На руду на Козию, та рудою до малого дорогу"117 , - говорит документ, определяя место нахождения села Козия.

В стране шло оживлённое строительство городов. Основным строительным материалом был камень, имевшийся в Молдавии в достаточном количестве. Для строительных работ были нужны мастера-каменщи-


109 Накко А. Указ. соч., стр. 109.

110 Costachescu M. Documente le moldovenesti inainte de Stefan cel Mare, p. 310. Jzsi, 1931.

111 Documente, I, p. 285.

112 Там же, II, стр. 360.

113 Там же, стр. 337.

114 Там же, стр. 327.

115 Там же, стр. 96.

116 Сырку П. Тексты 28 славянских документов валашского происхождения XV- XVIII вв., городских архивов Сибина, Брашова и Брюкентальского музея в Сибине, стр. XXXV, СПБ. 1906.

117 Documente, I, p. 334.

стр. 132

ки, которые входили в категорию привилегированных ремесленников.

Итак, среди ремесленников молдавских городов во второй половине XV в. встречаются золотых дел мастера, серебряники, ювелиры, оружейники, кузнецы, жестянщики, сапожники, шорники, гончары, плотники, овчинники, бочевники, каменщики и прочие.

Кроме квалифицированных мастеров-ремесленников профессионалов имелся "чёрный" люд без всякой квалификации, работавший на той же стройке города-посада, обслуживавший склады местных и в особенности иностранных купцов, находивший применение своему труду на лесоразработках и т. п.

Основными ремесленными центрами являлись знакомые уже нам торговые пункты: Сучава, Роман, Белгород, Килия, Васлуй, Тротуш и другие.

Заметное оживление в рассматриваемое время происходит на рыбных и соляных промыслах. Рыба и соль потреблялись не только внутренним рынком. Частично эти продукты служили предметом экспорта в Польшу, Геную, Венецию, Кафу. Рыбные промыслы получили своё развитие главным образом в городах, расположенных на Дунае и Днестре, но ловля рыбы производилась также и в других реках, которыми изобиловала Молдавия. Источники говорят о наличии большого количество солёной и свежей рыбы на молдавских рынках118 . Для ловли рыбы изготовлялись специальные сети и неводы. "На Днестри да учинетъ соби 2 сетникы"119 , - говорил Стефан Великий в жалованной грамоте 1466 года.

Основные соляные промыслы были сконцентрированы у устья Днестра - в Днестровских лиманах. Соляные варницы приносили большие доходы государственной казне, и господари всячески поошряли развитие этого источника дохода. Второе место по добыче соли занимали промыслы (так называемые окны). Соль считалась ценным товаром, разработка её являлась монополией господаря, в особенности добыча крупной соли - "дроби", которая была сосредоточена у города Тотруша. "Пак же дали есми вышереченному же (Путнянскому. - Ф. Г. ) монастиру, да имает на въсекыи год от нашей окни от Тотруша по сто и пятдесят дробов соли"120 , - отмечает грамота 1502 года.

Характерной чертой ремесла и промыслов того времени является наличие непосредственной связи между производителем и потребителем. Ремесленник сам выносил на рынок свой товар, и между ним и покупателем не было промежуточного звена в виде перекупщика.

Таково в кратких чертах состояние ремесла в Молдавии в рассматриваемый нами период.

Внутреннее устройство молдавского города раннефеодального периода и организация его управления нам почти неизвестны. Это можно объяснить неразработанностью истории города вообще и вопросов внутригородской жизни в частности, вызванной недостаточным знакомством с источниками, которые ещё ждут своего исследователя. Поэтому очень важно хотя бы кратко остановиться на поставленных вопросах.

Молдавский город по своей структуре и организации управления является городом славянским.

Маркс в своих "Хронологических выписках", говоря о возникновении Молдавского государства, подчёркивает, что Молдавия составляла "часть княжества Галицкого"121 . От него она и унаследовала основные черты организации и управления городов.

Во главе молдавского города, пользовавшегося правом гражданского и судебного самоуправления, стоял шолтуз, солтыс - бургомистр - префект, назначаемый господарем, и выборные лица - пыргаре. Вместе с шолтузом пыргаре составляли городской совет. Члены городского совета, или пыргаре, назывались "радцами" и выбирались из лиц, принадлежавших к экономически сильной городской верхушке. Шолтуз при помощи пыргарей осуществлял руководство всей городской жизнью и управление населением городской округа, или "вънетръже", как она называлась в Молдавии. В функции городского совета и шолтуза как его председателя входило ведение всех судебных дел, за исключением уголовных, разбор которых был поручен дворнику, назначавшемуся, как и шолтуз, господарем. В ведении дворника могло находиться несколько мелких городов и городских округ. Шолтузы и пыргаре следили за проведением в жизнь в городе и городской округе господарских циркуляров, за сбором и своевременным внесением жителями налогов, податей и за выполнением различных повинностей.

Источники довольно часто рассказывают о шолтузах, пыргарях, останавливаются на их функциях, обязанностях. Например, в тарханной несудимой грамоте 1459 г., между прочим, говорится: "А також тоты люди из тех сел (Леукушаны и Драгомирешты. - Ф. Г. ) да не имает их судити ни шолтузы ани пръгаре, ни глоб брати ис них, ни радци тръговскых... ни дан да не дадут съ иними мистичи". "Да не имает ни един наш боярин, ани старости, ани шолтузи и пръгари Сучавски, ани шолтузи и пръгари от Серетского тръга, ани дворници от тих двох тръгах, ани глобници от волости Сучавскои, - писал господарь в документе, датированном 1479 г., - да не имают дило до тих наши люди от Радовцы от село нашему митрополию, ни судити их, ани глобу ис них брати, ни за великое дило ани за малое дило"122 . Приведённый текст вскрывает иерархическую структуру городского управления, складывавшегося из целой группы средних и мелких государственных чиновни-


118 Documente, I, p. 95: II, р. 272 - 276.

119 Там же, I. стр. 106.

120 Там же, II, стр. 210.

121 Архив Маркса и Энгельса. Т. VIII, стр. 150. Госполитиздат. 1946.

122 Documente, I, p. 230.

стр. 133

ков, имевших над собой власть пыркалаба или наместника - представителя господаря - и, наконец, самого господаря.

Пыркалабы являлись верховными наместниками и комендантами в волостных центрах, крепостях и городах военно-стратегического значения, где размешались военные гарнизоны. В городах меньшего ранга руководство принадлежало дворнику и старосте. Носителями власти в третьестепенных городах были шолтузы с представителями бюргерства - пыргарами.

Пыркалабу как представителю верховной власти господаря и административному лицу, являвшемуся как бы маленьким "царьком" в государстве, были подведомственны дворники, старосты, шолтузы, пыргаре, глобники, припашары, перерубцы, ослухары, илишары и всё население волости. Сам пыркалаб подчинялся только господарю и, кроме него, никем не мог быть назначен или смешён. Как правило, пыркалаб являлся членом государственного совета - Рады. "Оже тоти истиннии шолтузове и паргарове и оуси наши мешчане от места от Брълад, - говорил молдавский господарь в 1495 г., - и пак оуси оубогии люди от оусих сель що к тому месту прислухают и що по хотар осажени"123 . Таким образом, приведённый источник называет городского голову-префекта, его помощников радцев-пыргарей, горожан и "убогих" людей сельской округи, прилегающей к данному городу и находящейся под прямым надзором городских властей. Представителями последних являются феодалы-землевладельцы, на землях которых работают несвободные крестьяне и холопы.

В торговом привилегии брашовским купцам читаем: "а також, коли оусхотет Брашовене пред нас стояти на закон, коли имет буд кто на них тегати, а они да сут волни прити пред нас, абыхом мы их судили. А ины никто оу нашей земли без их воли, ни боярин ани дворник ани шолтуз, да не смееть их судити, ани оузяти ис них ни един грош больше как выше пишем"124 .

Здесь не только перечислены функции отдельных городских чиновников, бояр, но имеются прямые указания на то, что представители власти на местах нередко злоупотребляли своим положением, совершая беззакония. Поэтому господарь, опасаясь произвола местных властей, брался сам чинить правду привилегированным иностранным купцам, изымая их из обшей подсудности. Это преследовало цель поощрения торговой деятельности купечества, из которой господарь извлекал большие материальные выгоды. Бесправные, угнетённые крестьяне и горожане много терпели от безудержного произвола. Их судили и господарь, и дворник, и староста, и шолтуз, а крепостные и холопы были подсудны боярину-землевладельцу. Все нити управления сходились в городе, где находилась вся господствующая феодальная верхушка.

Молдавские шолтузы и пыргаре находили общие интересы и общий язык с пыргарями и шолтузами - бургомистрами соседних городов, Львова и Брашова. "От шолтуза и пръгаре от Васлуя поклонение нашим приятелем, шолтузом и пръгаремъ и въсемъ старшим от Брашова"125 , - писали сами молдавские бюргеры бюргерам брашовским. "Нашимъ правым приятелемъ, шолтоузомъ и пръгаремъ и въсемъ орошаномъ и въсемъ купцемъ, от големии до малый, от Брашова"126 , - говорил господарь в 1472 году.

Следовательно, молдавскому городу были известны формы самоуправления в виде совета, представленного "радцами-пыргарями. Город становился экономическим и административно-хозяйственным центром, распространяя свою власть на значительную территорию прилегавших к нему округ.

Итак, изучение источников, характеризующих молдавский город второй половины XV века, во-первых, позволяет установить наличие двух видов городив (господарских и частновладельческих), определить их количество, географическое размещение и классовый состав их населения; во-вторых, даёт представление о качественном состоянии торговли и ремесла, об основных путях внутренней и внешней торговли, а также о торговых пошлинах, денежной системе и метрологии; наконец, даёт возможность решительно опровергнуть измышления румынской буржуазной историографии об извечной экономической "отсталости" молдавского народа.


123 Documente, II, p. 62 - 63.

124 Там же, стр. 262.

125 Там же, стр. 453.

126 Там же, стр. 315.

Orphus

© library.md

Постоянный адрес данной публикации:

http://library.md/m/articles/view/МОЛДАВСКИЙ-ГОРОД-ВТОРОЙ-ПОЛОВИНЫ-XV-ВЕКА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Moldova OnlineКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://library.md/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Ф. ГРЕКУЛ, МОЛДАВСКИЙ ГОРОД ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XV ВЕКА // Кишинёв: Библиотека Молдовы (LIBRARY.MD). Дата обновления: 20.09.2018. URL: http://library.md/m/articles/view/МОЛДАВСКИЙ-ГОРОД-ВТОРОЙ-ПОЛОВИНЫ-XV-ВЕКА (дата обращения: 17.10.2018).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Ф. ГРЕКУЛ:

Ф. ГРЕКУЛ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Moldova Online
Кишинев, Молдова
106 просмотров рейтинг
20.09.2018 (26 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА БУРЖУАЗНО-ПОМЕЩИЧЬИХ КРУГОВ РУМЫНИИ (1932-1938 гг.)
Каталог: Политология 
26 дней(я) назад · от Moldova Online
ИСТОРИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ БЕССАРАБИИ И МОЛДАВИИ
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Moldova Online
О РУКОПИСИ В КРАСНОМ ПЕРЕПЛЕТЕ И ЕЕ АВТОРЕ
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Moldova Online
ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ В РУМЫНИИ В 1917 - 1921 гг.
Каталог: Политология 
26 дней(я) назад · от Moldova Online
РУМЫНИЯ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ (НОЯБРЬ 1917 - НОЯБРЬ 1918)
Каталог: Политология 
26 дней(я) назад · от Moldova Online
О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ РУМЫНИИ
Каталог: Политология 
26 дней(я) назад · от Moldova Online
ОСВОБОЖДЕНИЕ РУМЫНИИ ОТ ТУРЕЦКОЙ ЗАВИСИМОСТИ В РЕЗУЛЬТАТЕ РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЫ 1877 - 1878 ГОДОВ
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Moldova Online
РАЗВИТИЕ ИСТОРИОГРАФИИ СРЕДНИХ ВЕКОВ В ЦАРСКОЙ РОССИИ
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Moldova Online
ИНТЕРВЕНЦИЯ В БЕССАРАБИЮ В 1918 г. - ЗВЕНО В ЗАГОВОРЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ИМПЕРИАЛИЗМА ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ РОССИИ
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Moldova Online
СОЗДАНИЕ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА В РУМЫНИИ
Каталог: Политология 
26 дней(я) назад · от Moldova Online

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
МОЛДАВСКИЙ ГОРОД ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XV ВЕКА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Библиотеке

Молдавская цифровая библиотека ® Все права защищены.
2014-2017, LIBRARY.MD - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK